Комментарий: Третий реактор Кольской АЭС разгонят до 107 процентов

Kola Kolskaya AES Nuclear plant Кольская атомная станция. г. Полярные Зори. Credit: РИА Новости/ Роман Денисов

Сами слушания проходили по стандартному сценарию, и все на них было прекрасно, с проектом были согласны все. Василий Омельчук – директор Кольской АЭС – станции с четырьмя продленными реакторами из четырех, заверял всех в безопасности станции и безопасности проекта по разгону продленных реакторов. Заместитель Губернатора Мурманской области Евгений Никора горячо убеждал в необходимости еще большего запаса электроэнергии для будущих потенциальных инвесторов. Ученые утверждали, что Кольская АЭС приносит гораздо меньше вреда, чем гидростанции, и проект не вызывает у них сомнений. Сотрудники станции, в том числе бывшие, говорили о том, что в надежности станции нельзя даже сомневаться.

При взгляде на то, как более 200 человек пришло вечером после работы, за несколько дней до Нового года, чтобы обсудить проект и выразить ему горячую поддержку, не возникало абсолютно никаких сомнений в том, как пройдут слушания.

Нет сомнений и в том, что проект пройдет государственную экспертизу, а потом и Ростехнадзор выдаст разрешение на работу на повышенной мощности. Вопрос возникает только один: Зачем? Кому и зачем нужен этот проект?

Зачем разгонять старый энергоблок до 107% в энергопрофицитном регионе? Один энергоблок уже имеет лицензию на работу на такой мощности, но за несколько лет он проработал на 107% только около 100 суток. Сама Кольская АЭС работает в системе диспетчерских ограничений всего на 60% своей мощности. Гидростанции региона работают приблизительно на 50% своей мощности.

Энергию в Мурманской области, в прямом смысле слова, некуда девать, поэтому и существуют диспетчерские ограничения. Разговоры про «потенциальных инвесторов» длятся уже десятки лет, и будут продолжаться столько же. Только вот новых энергоемких производств пока не планируется. Иначе они были хотя бы названы. По крайней мере, на слушаниях никто не привел конкретных цифр по хотя бы одному будущего проекту, намечаемому к реализации в Мурманской области, обладающей избыточными мощностями в размере не менее 400-500 МВт – и это только по Кольской АЭС, не говоря уже о гидроэнергетике. Какому производству мало таких мощностей и необходимы еще 30,8 МВт, которые дополнительно будет давать энергоблок, работающий на повышенной мощности?

В данном случае речь идет даже не о том, что атомная энергетика – зло или благо, и даже не о безопасности проекта. Сейчас речь, скорее всего, идет о том, что кроме самой Кольской АЭС, которой нужно увеличить мощность для улучшения собственных экономических показателей, повышенная мощность ее энергоблоков никому не нужна.

Зачем подменять понятия и пытаться убедить население всей области в том, что частные интересы одного предприятия являются теперь интересами всех ее жителей, а также, что все это жизненно необходимо для «развития промышленности региона и страны», – а именно такие заверения звучали на слушаниях.

В слушаниях также участвовал бывший мэр Мурманска, в настоящее время депутат Государственной Думы, член Комитета по экономической политике и промышленной деятельности, Алексей Веллер. Он несколько раз акцентировал внимание на том, что не является экспертом ни в области энергетики, ни в области ядерной и радиационной безопасности.

Но, как хозяйственник, может сам того и не желая, общаясь с прессой, сразу же обозначил причины реализации проекта.

«Это вопрос большей экономической эффективности. Проект предлагает глубокую модернизацию оборудования, которое введено в строй в 80-х годах прошлого века, что обеспечит более эффективную работу станции», – рассказал он журналистам.

ingressimage_Omelchuk-1..jpg

Остается вспомнить, что около полугода назад директор Кольской атомной станции Василий Омельчук откровенно рассказал об истинных причинах разгона реакторов:

«Главная проблема в том, что мы не можем выработать столько электроэнергии, сколько позволяют наши мощности. Мы сейчас производим порядка 10 млрд кВт часов электроэнергии, а можем вырабатывать 14 млрд. Поскольку мы вырабатываем на 30% меньше, чем наши возможности, Кольская АЭС сегодня находится на грани убыточности.

Чем выше мощность, тем выше экономичность объекта. Разгон мощности до 107% дает нам экономический эффект, очень важный для нас. Но это ни в коей мере не влияет на безопасность», – рассказал Омельчук в мае 2016 года на форуме-диалоге «Атомная энергия в Арктике: экология и безопасность», проходившем в Мурманске.

Анна Киреева

anna@bellona.ru