Беллона: август в калейдоскопе экологических новостей

nikel2 Производство никеля у российко-норвежской границы. Credit: Анна Киреева

В самом начале месяца в северном норвежском приграничном городке Киркенес прошло необычное мероприятие – более сотни жителей собрались обсудить непрекращающиеся выбросы двуокиси серы на промышленной площадке в пгт Никель. Они решили спросить у собственных властей о тех действиях, которые предпринимаются для исправления ситуации.

Мэр Киркенеса Руне Рафаельсен (Rune Rafaelsen) считает, что «Норильский никель» является самой экологически грязной и безответственной компанией в Арктике, и об этом надо говорить на всех мероприятиях, где рассматриваются вопросы не только сохранения Арктики, но и ее промышленного освоения. На собрании прозвучало много точек зрения, вплоть до лишения Владимира Потанина (председатель правления ПАО «Норильский Никель») возможности выезжать в Европу.

История с выбросами двуокиси серы на границе России и Норвегии длится не первое десятилетие. В конце 90-х годов прошлого века выбросы снизились, поскольку промышленные площадки Кольской ГМК перешли на использование местной руды, в которой значительно меньше содержание серы, в отличие от норильской. Но последние годы ситуация практически не меняется: ежегодные выбросы двуокиси серы в Мурманской области устойчиво держатся на уровне 200 тысяч тонн, и основная доля приходится на приграничный поселок Никель и город Заполярный.

Не первый год существует и проводит свои заседания российско-норвежская смешанная комиссия по сотрудничеству в области охраны окружающей среды, а пресс-релизы о результатах этих встреч выдержаны в сугубо дипломатическом стиле с выражением надежды на дальнейшее расширение приграничного сотрудничества.

Хотя, если взять другую сферу российско-норвежского сотрудничества в Мурманской области – это вопросы ядерной и радиационной безопасности – то здесь результаты можно, как говорится, потрогать руками. И каждый год, даже несмотря на ухудшение политической обстановки в мире в последние годы, заключаются договоры на выполнение новых проектов.

При финансовой поддержке правительства Норвегии и соседних норвежских провинций осуществлены многочисленные мероприятия, направленные на обеспечение ядерной и радиационной безопасности в Мурманской области. Вот с проблемами наследия «холодной войны» диалог Россия-Норвегия получается, а с дымящими трубами Кольской ГМК – прогресса нет и не намечается.

Августовское собрание в Киркенесе пока не вывело данную тему на тот уровень, где могут быть приняты конкретные решения. Например, Минприроды России имеет все возможности поставить задачи региональным природоохранным ведомствам, например, мурманским чиновникам Росприроднадзора – в части оперативного реагирования на нарушения закона «Об охране атмосферного воздуха» со стороны Кольской ГМК в случае «увеличения содержания диоксида серы до уровня высокого загрязнения», как любит формулировать Росгидромет.

Tischenko Тищенко взят под стражу в зале суда. Credit: Анна Киреева

По сравнению со взяткой, которую получил бывший глава мурманского Росприроднадзора Р. Тищенко от неустановленного должностного лица Кольской ГМК, административный штраф производственному персоналу покажется мелочью, но, если отнестись к этому принципиально и со всей ответственностью, то регулярные судебные разбирательства должны возыметь свой эффект. И дело не только в размере штрафов, для Норильского Никеля и Кольской ГМК – это потеря репутации, когда название компании будет полоскаться прессой.

Еще одной заметной темой в первых числах августа стала история с корпусом реактора 1-ого энергоблока Белорусской АЭС – то ли падение, то ли легкое касание/соприкосновение с землей (высота, на которой находился корпус – около 4 метров при длине изделия 11 метров). Несмотря на все требования общественности продемонстрировать видео этого инцидента,  кадры так и не стали доступными.

Весь август СМИ писали о происшествии, о котором по-началу было известно, что корпус реактора упал с высоты в 4 метра, потом Минэнерго подтвердило факт, но понятнее не стало, потом инцидент вообще стал не реальным, «возможно произошедшим».

Далее появились комментарии: Росатом не видит препятствий для использования корпуса реактора БелАЭС, и конструктор считает его пригодным, работница АЭС рассказала, что стропы оказались короче на 30 сантиметров чем тогда, когда замеряли в России, да еще и  выплата страховки по реактору АС была невыгодна Минску.

В результате Госатомнадзор запретил работы с корпусом реактора на БелАЭС, а официальный Минск сообщил, что заменит корпус реактора после инцидента на АЭС.

После заявления Росатома о готовности заменить изделие возник информационный вакуум – на настоящий момент неизвестно, откуда возьмется новый корпус, и на какой срок сдвинется завершение строительства 1-ого энергоблока. По всей видимости, идут консультации по всему спектру вопросов, возникших после неприятного инцидента.

А тем временем Правительство РФ опубликовало «Схему территориального планирования Российской Федерации в области энергетики», где говорится о строительстве новых 11 атомных энергоблоков (за исключением уже строящихся), одним из которых может стать 1-ый энергоблок Кольской АЭС-2 мощностью 600 МВт.

Правда, эта «Схема» уже не первая, и, как показывает практика, этот документ больше напоминает «декларацию о намерениях», чем руководство к действию.

Такой вывод можно сделать, например, ознакомившись с «Перечнем ветровых электростанций мощностью 100 МВт и выше, планируемых для размещения» – указанные там планы на строительство 2-х ветропарков на Кольском полуострове уже более 10 лет реализуются только на бумаге или озвучиваются на конференциях.

Маловероятно, при наличии избытка в Мурманской области атомной мощности почти в 500 МВт кто-то решится строить ветростанцию мощностью 100-200 МВт. Можно допустить только совсем фантастический вариант – сам «Росатом» сделает такой шаг и начнет реальные действия по внедрению ветровой энергии на Кольском полуострове, да еще добавит к ним мини-гидроэлектростанции в контейнере мощностью от 0,5 до 2 МВт для удаленных населенных пунктов, как это сделал генеральный директор «Росатом Центральная АЗИЯ» В.Драгунов для Республики Кыргызстан.

Еще один важный документ увидел свет в августе – это проект Государственного Доклада «О состоянии и об охране окружающей среды в Российской Федерации в 2015 году».

Этот проект существенно отличается от предыдущих по многим параметрам, его объем составляет более 600 страниц (это превышает доклад за 2014 год более чем на 100 страниц). Сроки внесения предложений и замечаний уже закончились, но документ стоит того, чтобы с ним ознакомиться.

Беллона