Шиес – при отсутствии аргументов «мусорщики» прибегают к насилию

shies Фото: Сообщество «Поморье – не помойка!»

4 апреля 2019 года была заблокирована главная группа активистов, выступающих против строительства экотехнопарка на Шиесе. В группе насчитывалось 19 800 человек, и заблокирована она «за подозрительный сбор на благотворительные нужды». К счастью подобных групп насчитывается немалое количество, поэтому информация продолжает доходить до интересующихся.

В этот же день в Архангельске задержали Андрея Боровикова, который участвовал в митингах против мусорных проектов, члена инициативной группы референдума против ввоза московского мусора. Предлогом стала неуплата штрафа за участие в одном из митингов.

В ночь с 3 на 4 апреля в поезде задержали «антимусорного» активиста Андрея Старковского. Что интересно, он в это время ехал на допрос в Яренск. Полиция сняла его с поезда и повезла… в Яренск. Это уже четвёртый задержанный из числа защитников Русского Севера от московского мусора.

2 апреля под предлогом невыплаты штрафа в 800 рублей в лагере защитников Шиеса на одноимённой железнодорожной станции, был задержан член архангельского регионального совета партии «Яблоко» Юрий Чесноков. Через некоторое время его освободили. Дело передано в суд.

Как сообщила партия «Яблоко», Юрия обвиняют в неуплате двух административных штрафов в 800 и 1000 рублей. Первый – за управление автомобилем с просроченным полисом ОСАГО. Второй – за то, что он закрыл своим автомобилем путь технике, занятой на строительстве свалки на Шиесе. Юрий Чесноков помогал активистам с установкой наладкой оборудования для оперативной публикации видеосюжетов о событиях, происходящих на свалке для московского мусора.

В этот же день полиция задержала и экологического активиста Вячеслава Григорянца. Ему вменяют в вину причастность к столкновениям со строителями свалки у лагеря протестующих. Его коллега, Виктор Вишневецкий из Коми Республики, заявляет, что Вячеслав не мог участвовать в столкновении, потому что был болен и находился далеко от места происшествия.

1 апреля отправили под домашний арест активиста Валерия Дзюбу, который стал первым задержанным после столкновения активистов со строителями в ночь с 14 на 15 марта 2019 года. Об этом основополагающем для событий последних дней происшествии разговор пойдёт чуть позже.

В этот же день в лагерь протестующих нагрянула полиция. Полицейские обыскали вагончики вахтовиков-активистов. По мнению экоактивистов обыск был вызван последствиями того самого столкновения со строителями, по следам которого задержали Вячеслава Григорянца. Как рассказали протестующие, изъяли аппаратуру, отключили спутниковый интернет, забрали носители информации. Что это как не попытка блокировать распространения неугодной строителям свалки информации?

Кстати, этот обыск был не первым – 20 марта полиция искала в вагончиках экологической вахты окровавленную одежду. Откуда она могла взяться в лагере вахтовиков? Тут самое время рассказать о событиях ночи с 14 на 15 марта 2019 года.

В ту ночь в лагере экоактивистов появился «бешеный экскаватор», которым управлял некто Алексей Козлов. По словам участников лагеря, он был пьян и старался освободить дорогу грузовикам строителей. По заявлению свидетелей, водитель экскаватора наезжал на людей и разрушил ковшом вагончик.

Со стороны строителей звучит другая версия. Якобы, противники строительства избили водителя экскаватора, и он даже «получил перелом позвоночника». Пострадавшего госпитализировали в Архангельске. Когда корреспондент «7×7» 16 марта навестил Козлова, он лежал с капельницей, на лице и руках были ушибы, ссадины и гематомы. От комментариев пострадавший отказался и самостоятельно (с переломом позвоночника!?), вышел из палаты.

Портал 7×7 сообщает, что анонимный Telegram-канал «Московский инвестор» опубликовал версию водителя, которая заключается в следующем: ночью рабочие решили уехать домой и «очень вежливо» попросили пропустить, на что блокирующие ответили отказом, и после этого экскаватор аккуратно отодвинул вагончик ковшом… Правда, в результате вагончик почему-то рассыпался.

А дальше, якобы, началось что-то невообразимое: «В экскаватор бросили бутылку с «коктейлем Молотова», водитель чуть не сгорел заживо. Активисты вытащили нашего экскаваторщика из кабины, избили, а потом взяли и привязали к дереву в лесу, продолжая избивать в течение трех часов!».

После этого инцидента защитники «Русского Севера» предусмотрительно записали видеообращение, а котором заявили: «вежливых просьб» о пропуске технике не поступало; «коктейль Молотова» никто не кидал, и это зафиксировано сотрудниками правоохранительных органов; участники эковахты защищали свои жизни от водителей в состоянии алкогольного опьянения. Авторы видео потребовали беспристрастного расследования.

Активистка Анна Степанова, которая чуть ли не первая оказалась у «бешеного экскаватора», свидетельствует, что его водитель был пьян, вёл себя неадекватно, прижал ковшом к стене вагончика активиста Владимира Когута.

Экскаватор и грузовики не прошли.

Не пущать – принцип привычный, но малоэффективный сейчас

Салтыков-Щедрин 150 лет назад вывел в афоризм древний принцип представителей любого рода власти, поражённых, как говорили во времена СССР «синдромом вахтёра»: «Держать и не пущать!». Принцип, предполагающий запрет на проход, осмотр, обсуждение, вынесение своего суждения…

Этот принцип используют и строители свалки для московского мусора и их покровители.

Приведём пару примеров.

Задержанного 2 апреля Вячеслава Григорянца Вячеслава освободили в зале суда, поставив ему очень характерные условия: не передвигаться в ночное время, не общаться с участниками событий 14-15 марта, не приближаться к станции Шиес ближе, чем на один километр.

30 марта 2019 года охранники стройки на Шиесе встали на пути журналистов. Блог-тур для СМИ организовало издание «7×7», и его участники могли бы оказаться лояльными к строителям. Но вот беда, поступила команда «не пущать!», охранники выстроились цепью и выполнили её. В результате руководители мусорного проекта на Шиесе оказались в положении вдовы, которая сама себя выпорола.

Один из протестующих, Виктор Вишневецкий, отметил: «Такая ситуация возникла впервые… Это просто хамское поведение, провокации. Активисты уже жаловались, что их не просто толкают, а провоцируют на драку».

Приведём выдержки из рассказа участника блог-тура Александра Есипёнка: «Когда наша группа дошла до «вертолётной площадки» (кавычки здесь потому, что никакая это не вертолётная площадка, а просто подходящее для посадки вертолёта место; вертолёт этот доставляет на полигон топливо для техники и прочие необходимые для продолжения стройки ресурсы, ибо все остальные подъездные пути перекрыты активистами, а сливать топливо на пассажирской станции с поездов незаконно – и активисты внимательно бдят за тем, чтобы этого не происходило, при любом удобном случае вызывая транспортную полицию) – ЧОПовцы перекрыли нам путь плотным рядом, так же, как это было на станции.

Их тут человек 50, в общем и целом, нас же – гораздо меньше. Наше здесь нахождение и желание идти дальше абсолютно законно – мы находимся на общедоступных для граждан землях лесного фонда, и одним из условий договора аренды этих земель был именно беспрепятственный допуск граждан на эту территорию в любое время. Как мы видим, это условие жёстко нарушается. Всё происходящее снимается на десяток камер, но попытки добиться от охранников внятных комментариев к происходящему безуспешны.

…При попытке попасть на территорию пассажирской и по идее общедоступной станции, они сталкиваются со стеной ЧОПовцев, которые хоть и не применяют физическую силу в отношении активистов, но в довольно агрессивной форме дают им понять, что им тут не рады, и на станцию они не попадут. Это странно, потому что совсем рядом располагается (временный, как я полагаю) пункт полиции, и мы пытаемся спросить у проходящих мимо полицейских – почему нас не пускают в общественное место? Молчание и равнодушие было нам ответом».

Помимо прочего Александр в своём рассказе поднял очень важную тему, которая до сих пор оставалась в тени. Она касается утверждения о том, что в проекте свалки используются «наилучшие технологии», и в реализацию проекта вовлечены шведские специалисты.

Александр пишет: «…шведы разрабатывали и проверяли (давали экспертную оценку) ту самую технологию, по которой собираются захоранивать московский мусор на Шиесе. По итогу разговоров со шведами оказывается, что технология эта разрабатывалась для временного хранения мусора, с последующим его разбором и отправлением на переработку (к слову, согласно той самой единственной презентации о Шиесе, перед брикетированием мусор будут измельчать, что сводит к нулям все шансы его последующего разбора и переработки)».

«Шиес – наш Сталинград!»

Это популярная присказка противников ввоза московского мусора отражает накал страстей и готовность стоять до победы.

7 апреля состоится очередной митинг протеста – согласованный. В 13:00 на площади возле кинотеатра «ТОМЛУН» в Усинске соберутся люди, чтобы в режиме «открытого микрофона» говорить о поддержке активистов на Шиесе, о новых мусорных и коммунальных поборах, повышении НДС и пенсионного возраста. «Искра Шиеса» разжигает костёр протеста всё жарче.

Вместо эпилога приведем слова одного из членов эковахты на железнодорожной станции, название которой звучит уже чуть ли не по всему миру. Слова эти услышала участница блог-тура «7х7» Елена Ионайтис: « Когда всё это кончится, надо приехать сюда и раздавать награды активистам. За оборону Шиеса. Петь песни под гитару у костра. И веселиться. А победе – быть. Если местные отсюда уйдут, то только в землю. Мотивация рабочих – деньги. Наша – любовь к родной земле. Поэтому им и страшно, они не знают, за что стоят, а мы – знаем. Чтобы спасти страну от мусора, надо немного – четыре ведра. Для пластика, стекла, бумаги и бытовых отходов. А то, что в Шиесе, – слишком дешевый способ. Экокатастрофа уже началась – с завозом техники. Своё надо «съедать» у себя в городе. Поэтому и надо вставать на бочку, чтобы пробуждать спящих. Когда отсюда всё уберут, площадка останется как память – на Шиесе из поездов будут выходить люди, чтобы выпить чаю на свежем чистом воздухе».

Игорь Ядрошников