Красноборский цугцванг

Krasniy bor 26.10.2016 Полигон «Красный Бор». 26 октября 2016 г. Credit: Алексей Никаноров

Общественные слушания – для проформы

Понедельник, два часа дня – самое «мертвое» время для общественных мероприятий. Тем не менее, в местный Дом культуры пришли люди. С детьми, семьями и поодиночке, молодые и в возрасте. Явились, чтобы принять участие в дискуссии по малопонятной, на первый взгляд, теме: «…обсуждение проектной документации по проекту «Оценка воздействия на окружающую среду: дополнение №1 к «Корректировке технико-экономического обоснования строительства 1 очереди экспериментального предприятия по переработке и захоронению промышленных токсических отходов Санкт-Петербурга и Ленинградской области».

В переводе на русский, речь должна была пойти о будущем заводе по переработке ядовитого балласта, накопленного на полигоне токсичных отходов «Красный Бор». Организатор слушаний: Тосненская районная администрация. Заказчик проекта: Комитет по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности правительства Санкт-Петербурга. Разработчик: ООО «Пеуру Рус».

Однако ни заказчик, ни разработчик на слушания не явились. Об этом объявил собравшимся зам. главы администрации Тосненского района Игорь Цай: «из-за неявки основных действующих лиц слушания состояться не могут».

Ситуация абсурда

В распоряжении «Новой газеты» оказалось письмо в адрес администрации Тосненского района от заказчика, в лице председателя Комитета по природопользованию Санкт-Петербурга Игоря Григорьева. В этом документе, датированном 1 ноября 2016 года, глава Комитета предлагает муниципалам не проводить общественных слушаний, поскольку госконтракт, заключенный Комитетом с «Пеуру Рус» (№276 от 04.08.2014) закончился еще 31 декабря 2015 г., кроме того «отсутствует необходимость строительства экспериментального предприятия по переработке и захоронению промышленных токсичных отходов СПб и Ленобласти на территории СПб и ГУПП «Полигон «Красный Бор»!

Но зачем в таком случае муниципалы собрали народ?

«Мы обязаны были организовать слушания по решению Тосненского городского суда, – аргументирует их проведение Игорь Цай. – Тем более, документа о прерывании госконтракта №276 на руках у нас так и нет. Официального решения, подтверждающего отказ заказчика от проекта, мы не получали. Да и с сайта правительства Санкт-Петербурга проект никто не убирал…»

Ну, не абсурд ли?

Обидно только за население, которому в чиновничьих играх отводится роль безликой массовки.

Ищите деньги

За несколько дней до слушаний жительница поселка «Красный Бор» Виктория Маркова, председатель Межрегиональной инициативной группы по экологической безопасности Санкт-Петербурга и Ленинградской области (МИГ), обратилась с письмом в прокуратуру Санкт-Петербурга с просьбой «провести прокурорскую проверку перечисления денежных средств Комитетом по природопользованию Санкт-Петербурга компании ООО «Пеуру Рус» в счет оплаты выполненных работ по Государственному контракту №276».

Общая сумма контракта – более 49 млн рублей. На почти 39 млн «потянула» проектная документация, и эти деньги разработчику поэтапно были выплачены. Оставшиеся 10 млн планировалось потратить на оплату разработки оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС) проекта и выплатить только после прохождения общественных обсуждений и государственных экспертиз. Однако у Марковой кроме актов сдачи работ на сумму 39 млн имеются акты сдачи-приемки работ, подписанные и заверенные руководством Комитета, на те самые 10 млн. Они датированы 11 ноября 2015 года.

Эти документы Маркова и передала в прокуратуру. Только после прокурорской проверки мы сможем сделать окончательные выводы. Тем не менее, этот факт хоть как-то объясняет обращение в октябре 2015 года «Пеуру Рус» в Тосненский городской суд с требованием принудить местную администрацию провести общественные слушания по проекту. Полученные миллионы требуется отработать! Суд удовлетворил иск, а администрация Тосненского района выполнила решение суда. Но только спустя год – 28 ноября 2016. Но почему разработчик на них не явился, остается загадкой.

Жива курилка?

Крупнейшая в России свалка химических отходов 1-4 классов опасности в нарушение всех норм безопасности находится под открытым небом. Природные осадки постоянно пополняют открытые карты-котлованы, поэтому весной и осенью, в период сильных дождей и снегопадов свалка того и гляди «взбунтуется». Чтобы обваловочные дамбы не прорвало, и ядовитые массы не хлынули через окрестные водотоки в Неву, сотрудники полигона незаконно спускают содержимое переполненных карт в ручей Ижорец.

В итоге сам ручей, впадающий в Неву, а также соседние с полигоном поля сильно загрязнены «химией». Загрязнены и подземные горизонты – доказано, что яды дренируют в подземные ручьи и реки. И это смертельно опасное для всего живого пятно расползается в окрест, отравляя природу и людей. Полигон действительно оправдывает название «химический Чернобыль».
Но фактор опасности приспособились использовать иные чиновники, превратив его в повод для выкачивания бюджетных средств: под предлогом строительства перерабатывающего завода в течение 20 лет на счет СПб ГУПП «Полигон «Красный Бор» переводились деньги из разных источников. Но завод так и не был построен. Похоже, проект «Пеуру Рус» в этом ряду – очередное звено коррупционной цепи. По крайней мере, очередные 49 млн бюджетных рублей, считайте, вновь ушли в никуда.

«Осенью 2015 года по поручению вице-губернатора Игоря Албина полигон заключил договор со специализированной организацией ООО «АКГ «ВЕРДИКТУМ» на проведение аудита, – рассказывает Виктория Маркова. – Как показала проверка, общая сумма затрат на строительство экспериментального завода превысила полтора миллиарда рублей. Комитетом по природопользованию, как заказчиком, документально подтверждены затраты на 635 млн. Судьба 869 млн неизвестна. Между тем, под постановлением строительства завода в 1994 году стоит подпись Владимира Путина».

Бюджетная дыра жива и, похоже, намерена жить дальше.

Красонобрский цугцванг

Но вернемся к несостоявшимся слушаниям. Вся нелепость спектакля с общественными обсуждениями наводит на мысль о ситуации цугцванга: какие бы решения ни принимались чиновниками, положение на полигоне становится все хуже. В открытых котлованах уровень отходов сегодня выше критических значений. Не отремонтирована находящаяся в аварийном состоянии обваловка котлованов. На территории предприятия без проекта и госэкспертизы вырыты новые карты для временного хранения ядов. Не успели в новые котлованы перекачать часть жидкой «химии», они наполнились грунтовыми водами. То есть количество нуждающихся в переработке отходов возросло. И т.д. и т.п.

Пора признать: такого рода «чудеса» порождают ведомственная закрытость, непрофессионализм и коррупция. Вот вам и все секреты Красноборского цугцванга.

Соломки подстелить…

Попытка сломать порочный механизм предпринималась. В октябре 2015 года по поручению вице-губернатора Игоря Албина был создан Оперативный штаб по ликвидации чрезвычайной ситуации на полигоне «Красный Бор». В него вошли представители Комитета по природопользованию, Росприроднадора, Ленинградской природоохранной прокуратуры, правительства Ленинградской области, экологических общественных организации, депутаты ЗакСов.

«Уже на первом заседании были разработаны первоочередные меры по закупке оборудования для понижения уровня переполненных котлованах, – рассказывает Виктория Маркова. – Намечены мероприятия по возобновлению программы экологического контроля.

Общественными организациями было предложено преобразовать государственное унитарное предприятие в бюджетное государственное учреждение, ведь коммерческой деятельности оно теперь не ведет, поскольку в декабре 2015 года Тосненский городской суд запретил-таки полигону «Красный Бор» прием новых отходов. И это было большой победой общественности. Казалось, проблема «химического Чернобыля» вот-вот разрешится с привлечением минимальных средств».

Но штаб был ликвидирован, не проработав и двух месяцев. После того, как губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко передал Комитет по природопользованию под кураторство вице-губернатора Игоря Дивинского…

И деньги снова потекли рекой. В 2016 году химсвалка обошлась городскому бюджету более чем в 300 млн рублей. В начале года выделили 50 млн на содержание гидротехнических сооружений. В рамках весенних корректировок добавили еще 134 млн. Летом из резервного фонда губернатора перевели еще 140 млн…

Если исходить из дорожной карты Комитета, проведение рекультивации предприятия планируется с 2021 по 2025 годы. Нетрудно подсчитать, что за ближайшие 9 лет городской бюджет должен будет перекачать в «дыру» минимум 3 млрд рублей. Вот так некоторые слуги государевы наловчились себе соломки стелить.

А нам с вами отводится роль безликой массовки…

Лина Зернова