Хороший проект может превратиться в банальную свалку? – какими будут новые мусороперерабатывающие комплексы в Ленобласти

ostrovskiy lo Сход против появления мусорного полигона Островский в Ленобласти Фото: activatica.org

В декабре администрация Ленинградской области утвердила территориальную схему обращения с отходами, в которой указаны места, где новый региональный оператор Санкт-Петербурга АО «Невский экологический оператор» (НЭО) планирует построить мусороперерабатывающие заводы. Три из них – в областных карьерах «Дубровка», «Брандовка» и «Островский». В ближайших от этих мест поселениях уже прошли народные сходы, жители опасаются новых свалок рядом (50 000–35 000 лет назад)b pс домом. Регоператор заявляет, что причин для беспокойства нет, комплексы будут безопасными и современными. Эксперты же разошлись во мнениях.

«Мы три года ждали чего-то, но ничего не построили»

1 января 2022 года исполнится три года с начала «мусорной реформы» в России. Ее цель – борьба со свалками и экологическими последствиями их деятельности, а также внедрение новой системы по обращению с отходами, частью которой должны стать мусороперерабатывающие комплексы.

В 2019 году, когда в ходе реализации реформы в большинстве субъектов РФ появились региональные операторы по обращению с отходами, городам федерального значения – Москве, Санкт-Петербургу и Севастополю – разрешили отсрочить выбор оператора на три года.

«Невский экологический оператор» был создан правительствами Санкт-Петербурга и Ленобласти с правом решающего голоса, а также компаниями «Интер РАО» и ВТБ в январе 2021 года. В августе его наделили статусом регионального оператора по обращению с твердыми коммунальными отходами (ТКО) и заключили контракт на сумму более 130 млрд рублей. НЭО вступит в свои права (то есть станет монополистом по вывозу ТКО) 1 января 2022 года. Сейчас же идут подготовительные мероприятия, в частности выбор подрядчиков. И здесь сразу же началось со скандала: один из крупнейших перевозчиков ТКО Петербурга даже не был допущен к торгам на вывоз отходов из северной части города, которую сейчас обслуживает. Это может обернуться для Северной столицы мусорным коллапсом в предстоящие новогодние праздники.

Согласно дорожной карте, которую НЭО опубликовал в апреле 2021 года, в производственную программу регоператора входит постройка пяти комплексов переработки отходов (КПО). Невский экологический оператор признает самым оптимальным сценарием строительство двух КПО на территории Санкт-Петербурга, где по действующему законодательству возможна только сортировка твердых коммунальных отходов, и трех на территории Ленобласти с возможностью размещения неперерабатываемых «хвостов».

В ноябре Комитет Ленинградской области по обращению с отходами подтвердил в терсхеме планы НЭО построить три КПО в регионе, предоставив земли в карьерах «Островский» в Выборгском районе, «Дубровка» во Всеволожском и «Брандовка» в Ломоносовском районе. В декабре терсхема была утверждена несмотря на то, что Комитет Ленинградской области по обращению с отходами направил в НЭО письмо с просьбой добровольно отменить неправомерно объявленный конкурс на проектирование КПО. В письме уточняется, что карьеры «Дубровка» и «Островский» были переданы в пользование НЭО только для «рассмотрения вопроса о возможности проектирования и строительства объектов», но не начала проектирования, а участок «Брандовка» и вовсе не предоставлялся.

Позже ведомство и оператор пришли к соглашению. В конкурс были внесены изменения, но отменять его не стали. «Беллоне» регоператор сообщил, что «объявление конкурсной процедуры не противоречит действующему законодательству» и это «не равнозначно началу проектно-изыскательских работ (ПИР)»: «Выбор проектной организации это вопрос внутренней деятельности компании, который никак не связан с утверждением территориальной схемы».

«Технологии хорошие, грамотные, передовые»

По словам регоператора, Ленинградская область не смогла предложить ни одного варианта размещения КПО на землях промышленного назначения – «их просто нет», поэтому остается прибегнуть к использованию земель лесного фонда. «Мы сознательно выбирали уже нарушенные в ходе разработки карьеров лесные участки, чтобы не затрагивать территории, имеющие природную или рекреационную ценность. Все выбранные локации имеют хорошую транспортную доступность», – отмечают в НЭО.

Предполагается, что три завода в карьерах «Островский», «Дубровка» и «Брандовка» смогут перерабатывать до 600 000 тонн отходов в год каждый. Отметим, по данным НЭО, оценки объемов образования ТКО в Санкт-Петербурге разнятся в диапазоне от 1,7 до 2,36 млн тонн в год.

Регоператор подробно описал «Беллоне» планируемый цикл работы предприятий, который можно разделить на четыре этапа:

1-й этап (15-20%) – автоматическая сортировка ТКО различными сепараторами с выбором рентабельных к реализации полезных фракций: ПЭТ, алюминия, железа, стекла, полиэтилена, полипропилена, макулатуры.

2-й этап (25-35%) – выделение из потока органической части и ее компостирование в закрытых тоннелях. После компост проходит дополнительную обработку.

3-й этап (15-25%) – выделение легкой горючей фракции для производства альтернативного топлива – SRF/RDF, которое может применяться на цементных заводах. Для этих целей используются легкие и тонкие упаковочные материалы, которые не подойдут для вторичной переработки из-за низкой удельной плотности и большой загрязненности пищевыми компонентами.

4-й этап (20-40%) – размещение остатков сортировки («хвостов») на полигоне.

«Жить рядом со свалкой не хочется никому»

Если регоператор уверен в современности и безопасности технологий, по которым планируются новые КПО, жители населенных пунктов, рядом с которыми их должны разместить, не разделяют этот оптимизм. В трех из них уже прошли народные сходы, был организован сбор подписей против новых заводов, а в защиту карьера «Брандовка» люди даже решили напрямую обратиться к президенту России Владимиру Путину.

Так, например, жительница деревни Оржицы Юлия Столярова сразу, как узнала о планах властей построить в карьере «Брандовка» мусороперерабатывающий завод, поехала в Москву, чтобы лично передать письмо в приемную президента: «Хотя и не самому президенту, но уполномоченному лицу». Ответ должны прислать до 5 февраля 2022 года. Женщина рассказала «Беллоне», что пять лет назад целенаправленно переехала в Оржицы с мужем: «Мы искали место, чтобы и чисто, и небольшое поселение недалеко от города, и садик, и школа были. Нас тут все устроило. Сейчас нам как многодетным землю выделяют. А тут полигон хотят. Строиться рядом с помойкой тоже никто не хочет, а продавать бессмысленно».

Основной повод для беспокойства местных жителей – предполагаемое захоронение оставшихся «хвостов» в карьерах. Многие боятся, что рядом с их домохозяйствами из-за халатности властей появятся обычные свалки, а вместе с ними следует ждать загрязнение грунтовых вод фильтратом, неприятный запах и ухудшение экологической ситуации в районе в целом.

В НЭО опровергают опасения людей, заявляя, что по плану в карьерах будут захораниваться только обезвреженные отходы, прошедшие обработку: «Например, батарейки, которых все так боятся, на полигон не попадают, поскольку выбираются магнитным сепаратором и отбираются отдельным постом контроля».

Еще один повод для беспокойства, отмечают активисты, борющиеся со всеми тремя КПО в Ленинградской области, – наличие поверхностных грунтовых вод в карьерах и их связь с водной системой районов. Новые полигоны, по их мнению, могут существенно загрязнить ближайшие водоемы.

Местный житель, защищающий карьер «Дубровка», Степан Иванов сообщает «Беллоне», что «карьер уже сейчас практически полностью обводнен, а лебеди его используют как остановку при осенней миграции. Обводнение карьера привело к практически полному пересыханию двух водоемов «через дорогу» – это говорит о том, что водоупорный слой грунта уже нарушен, а грунтовые воды сообщаются».

Рядом же находится исток притока Невы, реки Дубровки. По словам Иванова, «подавляющее большинство близлежащих домовладений в качестве источника воды используют колодец или скважины. Близлежащее СНТ всего в 2 км». 

Депутат Муниципального Совета МО город Петергоф Сергей Толокнов, выступающий против КПО возле «Брандовки», добавляет: «Пойдут дожди, и все это начнет куда-то утекать в сторону существующих водоемов, рек». По его словам, находящаяся рядом река Шингарка питает фонтанную систему Петергофа – «главный каскад, статую Самсона». 

Карьер «Островский» активисты называют «одной из самых высоких точек Карельского перешейка»: «Внизу песок. В итоге все протечет в реки, озера и ручьи, а потом до Финского залива».

«Этот саботаж ведет к срыву мусорной реформы»

Слова жителей Ленобласти подтверждает руководитель Независимой экологической лаборатории общественного контроля Сергей Грибалев: «В тех местах, которые указаны, категорически нельзя строить из-за поверхностных грунтовых вод. Эти места подпадают под презумпцию экологической опасности, в любом случае будет происходить загрязнение окружающей среды. Они бы еще на Дворцовой площади придумали мусороперерабатывающий завод».

В НЭО признают, что есть «вопросы по поводу возможного негативного воздействия на окружающую среду, в том числе из-за сложной гидрологии участков, однако по результатам предварительных изысканий они не выглядят неразрешимыми». Вместе с тем регоператор уточняет, что со всей определенностью говорить об этом можно будет только после проведения всех экспертиз, а «возможное влияние на водные объекты, питающие Петергофские фонтаны, – отдельный вопрос, который будет поставлен перед проектировщиками, и от ответа на который будет зависеть возможность реализации проекта».

Эксперт «Беллоны» по обращению с ТКО Никита Зубков также отмечает, что площадки еще не выбраны окончательно: «Это уже не первые места. Ранее в других местах уже отменялись планы». Однако эксперт обращает внимание на поджимающие сроки на реализацию мусорной реформы в Петербурге: «Им нужно построить заводы до 2024 года». В то же время Сергей Грибалев считает, что Ленобласть предоставляет неподходящие под КПО и захоронение «хвостов» места специально, чтобы оттягивать время: «Этот саботаж ведет к срыву мусорной реформы». По его мнению, губернатор Ленобласти Александр Дрозденко имеет собственные интересы в сфере обращения с отходами, поэтому пытается «дискредитировать» регоператора.

В то же время сам Александр Дрозденко заявил, что необходимо окончательно определишься с выбором мест до конца первого квартала 2022 года: «Иначе мы не успеем выполнить свой же закон – закрыть полигоны в том виде, в котором они есть».

«Не сжигать, не захоранивать, предотвращать образование» 

Никита Зубков считает, что площадки для КПО «были выбраны логично, потому что эти карьеры можно и нужно рекультивировать», и в итоге получить «более полезную площадь для использования, чем сейчас»: «Лучше засыпать яму, чем делать гору». Кроме того, эксперт называет заявленный проект «одним из самых удачных вариантов этой схемы, потому что в технологии предусмотрено выбирание органической фракции, которая и представляет большую опасность для населения».

Сергей Грибалев не отрицает, что технологии, заявленные в проекте заводов, «передовые», однако подчеркивает, что «у нас любой хороший проект на выходе может превратиться в свалку», ссылаясь на опыт порта Усть-Луга в Кингисеппском районе.

При этом регоператор собирается ориентироваться на комплекс по переработке отходов «Восток», действующий в Московской области. Но, как подчеркивает активист Степан Иванов, «за красивыми названиями вроде «экотехнопарк» или «комплекс переработки отходов» (например, КПО «Север», КПО «Восток») стоят безнадёжно устаревшие методы и технологии вроде ручной сортировки смешанного потока отходов и размещения наибольшей части отходов (около 75%) на полигонах».

Председатель правления экологического движения «РазДельный сбор» Татьяна Нагорская считает, что «нужно строить более мелкую разветвленную систему для того, чтобы каждый тип вторичного сырья ехал своим путем»: «Когда у нас крупный инвестиционный проект, это очень часто коррупциогенный фактор. Мелкие объекты более прозрачны». 

«В этих КПО ничего плохого нет, но они задают схему движения отходов, которая не позволяет следовать иерархии обращения с отходами. То есть это означает, что эти объекты заинтересованы в объемах отходов, мы не сможем их количество снижать, эффективно предотвращать образование отходов. Не сжигать, не захоранивать – предотвращать образование. Крупные мощности блокируют развитие», – продолжает эксперт.

«В стране, которая вырабатывает нефть и газ, – это глупо»

Вопросы также вызывает планирование производства альтернативного топлива (RDF/SRF) из коммунальных отходов, древесины, пластика, органических отходов, которое потом используется на цементных заводах или ТЭЦ. В НЭО заявляют, что прогресс не стоит на месте, и производство такого топлива обеспечивает «высокий КПД и одновременно самую низкую стоимость утилизации». К тому же, ссылаясь на опыт Франции, регоператор сообщает, что там «сегодня вклад мусоросжигания в общие выбросы диоксинов составляет 0,07%». 

По словам Никиты Зубкова, производство RDF – это практика, от которой другие государства сейчас отказываются из-за нерентабельности и большого экологического ущерба, в частности в виде выбросов диоксинов. То же касается и мусоросжигания в целом. За мораторий на строительство новых МСЗ Еврокомиссия выступала еще в 2017 году. О необходимости принятия таких же мер недавно заявила Всепартийная парламентская группа Великобритании.

Резко ударила по позициям мусоросжигания, или как у нас говорят «энергетической утилизации отходов», произошедшая в швейцарской Лозанне история, когда в почве города обнаружили огромные концентрации полихлорированного дибензо-p-диоксина, образующегося главным образом при сжигании бытовых отходов. При этом завод был закрыт еще в 2005 году, а с 80-ых годов на нем работала система фильтрации.

Кроме того, и Никита Зубков, и Татьяна Нагорская отмечают, что сжигание вторсырья не соответствует принципам иерархии обращения с отходами. А Сергей Грибалев подчеркивает, что «в стране, которая вырабатывает нефть и газ, – это глупо».

Однако, как отмечает Татьяна Нагорская, чаще всего способы переработки отходов определяют администрации субъектов и региональный оператор находится «в конце цепочки».

Вопрос о строительстве КПО в Ленобласти прозвучал на пресс-конференции Владимира Путина. Президент подчеркнул, что мусор куда-то надо девать, и привел в пример Японию, где мусороперерабатывающие заводы стоят в центре крупных городов и, по его словам, не наносят существенного экологического ущерба. Однако судя по результатам встреч, которые НЭО провел с жителями Первомайского и Дубровки, те не готовы к существованию подобных объектов рядом со своими населенными пунктами.