Жителям юго-запада Петербурга надоела вонь

Гора мусора на задворках МПБО Гора мусора на задворках МПБО Фото: Лина Зернова

Достало!

Людей, решивших собственным глазами увидеть источники вони, набралось человек 15. Это в основном жители Красносельского района – Горелово, Сергиево, Ульянки, Сосновой Поляны, Урицкого, Константиновского, а также Нового Горелова Ленинградской области. Причем, около трети активистов – депутаты муниципальных образований.

ЖК «Дудергофская линия 3», состоящий из 13 жилых домой – новый многоэтажный район в Горелово. Рядом возведены ЖК «Ветер Перемен» и «Новое Горелово», территориально расположенные уже на территории Ленобласти, – рассказывает Юлия Лебедева, депутат муниципального Совета МО Горелово. – Все у нас неплохо, но близость предприятий, специализирующихся на отходах, отравляет жизнь, как новоселов, так и многочисленных садоводов, постоянно проживающих в своих домах всего в каких-нибудь 400 метрах от свалки. Вонь – не просто неприятный запах, от которого першит в горле, а вполне себе серьезный фактор воздействия на здоровье. Я, мои избиратели больше не хотим с этим мириться.

В Сергиево у меня дом, – рассказывает местный житель Григорий. – Примерно раз в неделю наши дворы, улицу заполняет острая вонь. Своих троих детей загоняю домой, окна задраиваем. Периодические газовые атаки отравляют нам жизнь. Почему я и моя семья должны страдать от чьей-то халатности или несоответствия должности?

Жители моего округа давно жалуются на невыносимые запахи, – рассказывает Сергей Крупко, депутат муниципального Совета МО Ульянка. – То горят несанкционированные свалки, то местная ферма устраивают газовые атаки, выбрасывая на поля свиные экскременты. И это начинает сказываться на здоровье людей. Они пишут об астмах, гипертонических болезнях, нервных расстройствах. И понять их можно – из своих квартир большинству деваться некуда, поэтому оказываются в роли заложников…

Мусорная гора-2

Участники рейд, что состоялся 22 июля, собрались у филиала МПБО-2 на Волхонском шоссе, 116. Сам завод был построен для сортировки, переработки и обезвреживания городских отходов. Говорят, до середины нулевых благополучно сортировал и перерабатывал. Сегодня он едва жив.

За почти час, что стояли рядом с воротами предприятия, на территорию заехала всего пара мусоровозов. Зато почти ежеминутно груженые под завязку машины мчались куда-то в объезд МПБО.

Один из неравнодушных сотрудников, отказавшись, впрочем, представиться, пожаловался: «На заводе я уже 27 лет. Из числящихся когда-то в штате 120 рабочих сегодня трудятся всего 8. Скажите, может ли завод при таких условиях функционировать?»

Активисты отвечают на вопросы телевизионщиков Активисты отвечают на вопросы телевизионщиков Фото: Лина Зернова

Ответить на этот вопрос общественность, конечно же, не могла. Предприятие подчиняется напрямую Комитету по благоустройству Санкт-Петербурга. И как администрация города дошла до жизни такой, еще предстоит выяснить. Тем более, что на территории МПБО активисты обнаружили гигантскую кучу мусора, спрятанную на задворках предприятия. Чтоб ее увидеть, пришлось продираться через заросли кустарника и бурьяна, пересечь канаву, взобраться на земляной вал у забора МПБО. Местные активисты утверждают, что куча эта начала расти уже давно – около года назад.

Скорее всего, она несколько меньше той, что скопилась в Янино – на головном предприятии МПБО-2. Там набралось целых 40 тысяч тонн. (!) Но история образования, по-видимому, та же: из-за развала оборудования завод не способен перерабатывать городской мусор. И простенько складирует его на своей территории. А поскольку гора в Янино, по данным Следственного комитета РФ, превратилась в отходы 3 класса опасности, тот же процесс, по-видимому, произошел и в Горелово. Запах от горы – соответствующий.

У города крыс

Огромную гору отходов с галдящей над ней кучей чаек увидели и на предприятии ООО «Топливная экологическая компания» (ТЭК). Именно на эту площадку, граничащую с территорией МПБО и даже имеющую один и тот же адрес (что весьма странно), и мчались мусоровозы. Поднятая над забором линия сортировки по сравнению с мусорным терриконом показалась игрушечной. Поверить, что она может справиться с грузом, доставляемым подлетающими каждые пять минут мусоровозами, было невозможно. От горы несло все той же неистребимой вонью.

А это – «город крыс», – указал на бесчисленные норы, в придорожной канаве, протянувшейся параллельно забору, Вадим Кажуро – один из активистов Горелово. – Это ли не говорит о культуре производства предприятия?

Вызванная активистами полиция задержала несколько прибывших на разгрузку мусоровозов, не имеющих сопроводительных документов. Однако приехавший вскорости замдиректора ТЭК Владимир Голиков, предъявил лицензию. Документы у ТЭК, похоже, в полном порядке. Но жителям от этого разве легче? Словом, к предприятию у дозорных остались вопросы. В том числе – о соответствии площадки виду ведущейся на ней деятельности.

Город крыс Город крыс Фото: Лина Зернова

Метановая подушка

Совсем рядом с ТЭК (наверное, в соответствии с поговоркой – бог троицу любит) располагается еще один объект. Это холм площадью в десяток гектаров, поросший буйным разнотравьем. Но ступая на него, идущий будто проваливается в мягкую подушку. При этом с земли поднимается ужасная вонь.

Это старая свалка, рекультивированная еще в 1996 году, – рассказывает Григорий. – Но как мы сегодня видим, рекультивации не было – ее [свалку] в нарушение технологии присыпали сверху слоем земли. Но процессы гниения в ней продолжаются. В летние периоды она возгорается. Видите воронки? Они образовались от выгорания внутренностей свалки. Причем огонь может вырваться на поверхность в любом месте.

И действительно, в одной из воронок курился дымок. Такая вот метановая подушка будет изводить окрестных жителей долгие десятилетия. По оценкам специалистов, свалка может газовать до полувека и больше. Кстати, ходить по таким вот холмам опасно – можно провалиться в выгоревшие пустоты. Поэтому дозорные ступали след в след.

Источники вони юго-запада города

Даже поверхностного взгляда оказалось достаточно, чтобы понять: источников вони на юго-западе города хватает. Тем более, это далеко не все объекты. Отравляют жизнь и Юго-Западные очистные сооружения ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга» (запахи с аэротенков, отстойников, печей, сжигающих иловый осадок), и печи ООО «ПромЭко», занимающегося сжиганием биологических отходов, и несанкционированная свалка отходов 1-4 классов опасности между ЮЗОС, Сосновой Поляной и Лигово…

Активисты составили перечень наиболее крупных объектов, мешающих местному населению свободно дышать.

Что дальше?

… и анализы выбросов промобъектов

Если разобраться, дурные запахи идут либо от несанкционированных свалок, либо от предприятий, нарушающих правила эксплуатации, – рассуждает активист Антон Шемякин. – Это значит, должны найтись заинтересованные лица, которые возьмут под контроль первую и вторую группу объектов. Считайте, на юго-западе города такие лица нашлись.

Вообще говоря, несанкционированные свалки по закону подлежат ликвидации, – говорит Сергей Крупко. – И районные администрации получают на это бюджетное финансирование. Наша цель – добиться ликвидации или рекультивации выявленных нами свалок.

С предприятиями – сложнее, – поддерживает депутат МО Константинвское Ольга Крупко. – Понятно, что придется вести переговоры с администрациями, обращаться в надзорные органы, если нужно – идти в суд. А для этого мы решили провести анализы выбросов промобъектов из нашего перечня. С «вещдоками» в руках будем чувствовать себя увереннее.

Воронка на свалке, образовавшаяся после пожара Воронка на свалке, образовавшаяся после пожара Фото: Лина Зернова

«Визитная карточка» города

Дурные запахи терзают не только юго-запад города. Ими мучаются северные районы, а также ближайшие пригороды Петербурга – Янино, Кудрово, Мурино и другие. Еще три года назад депутат питерского ЗакСа Андрей Анохин назвал дурные запахи «визитной карточкой» города – такое распространение получило это явление.

А в середине июня ЗакС Петербурга внёс в Госдуму РФ законопроект о праве региональных властей проводить мониторинг интенсивности запаха в атмосферном воздухе в пределах своего субъекта для оценки состоянии окружающей среды. Текст документа размещён в думской электронной базе.

Таким образом, у активистов юго-запада Петербурга появляется надежда добиться от органов власти и бизнеса конституционного права на чистый воздух.