Экоактивисты в России находятся под серьезным давлением

Shies Неизвестные с автоматами в районе станции Шиес во время строительства полигона отходов. Май 2019 года. Фото: vk.com/stopshies

«За пять месяцев 2020 года зафиксировано 63 новых эпизода в отношении более 170 экоактивистов, групп и НКО в 20 регионах России по 32 конфликтным точкам. РСоЭС ведёт мониторинг давления на экологов с 2012-го года, сразу после принятия «закона об иностранных агентах» и требует решения экопроблем и защиты экоактивистов», – говорится в новом докладе общероссийской общественной организации Социально-экологический Союз (РСоЭС).

«Сначала это был мониторинг давления на экологические НКО, но, по мере уничтожения институционализированного гражданского общества давление, а с ним и наш мониторинг, сместились на активистов», – рассказал «Беллоне» сопредседатель организации Виталий Серветник.

Больше всего подобных эпизодов было зафиксировано в Москве (17), Башкортостане (8), Архангельской области (8), Татарстане (7) и в Московской области (4). Самые острые проблемы связаны со строительством мусорных полигонов в Архангельской, Московской и Ростовской областях, возведением мусоросжигательных заводов, размещением свалок, добычей минералов, вырубкой скверов, а также размещением различных производств.

Проблемы НКО

По словам Павла Моисеева, руководителя юридического проекта Экологического правового центра «Беллона» (Санкт-Петербург), сегодня экологическим организациям в нашей стране приходится нелегко: «Сложность ситуации связана, в первую очередь, с изменением экологического законодательства, появлению «закона об иностранных агентах» и «закона о фейках». Вторая проблема – финансовая. Для российских НКО крайне сложно найти финансирование для своих проектов в России, а иностранное финансирование сразу запускает работу «закона об иностранных агентах».

По его словам, зачастую власти прибегают к блокировке законных методов борьбы за свои права – достаточно вспомнить запрет на любые митинги и шествия во время чемпионата мира по футболу. Да и в обычное время провести мирный митинг по важным вопросам практически невозможно.

Серьезная проблема, как отмечает Моисеев, заключается в том, что зачастую крайне сложно получить доступ к экологической информации. В законах прописано то, что на практике не работает. В частности, выводы государственной экологической экспертизы являются закрытым документом, который невозможно получить. А за документацией для проведения общественной экологической экспертизы необходимо обращаться в суд, иначе ее тоже невозможно получить.

Отдельной строкой, по мнению юриста, в законодательстве необходимо четко и ясно прописать общественный контроль.

«Сейчас согласно ФЗ от 21.07.2014 № 212-ФЗ «Об основах общественного контроля в Российской Федерации» контроль могут осуществлять только общественные палаты. ФЗ от 10.01.2002 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» с 01.01.2017 года был предусмотрен институт Общественных инспекторов по охране окружающей среды. В реальной жизни эти законы, никак не способствуют общественному контролю и не дают дополнительных полномочий или гарантий для НКО или активистов. Думаю, что изменение законодательства в этой области поможет НКО и активистам, как в получении информации, так и в защите экологических прав граждан», – считает Павел Моисеев.

Аналогичные проблемы называет и Виталий Серветник, отмечая, что еще одной проблемой, с которой столкнулись экологические организации, является потеря доверия из-за статуса «иностранного агента».

«В принципе, можно говорить о том, что доверие граждан к НКО было сильно подорвано дискриминационным законодательством, хотя нет какого-то единого «населения»: разные люди доверяют разным источникам и группам», – считает он.

Тем не менее, количество экологических проблем в нашей стране растет, как и потребность людей в их решении. Отсутствие общественного участия, игнорирование мнения населения, замалчивание и сокрытие проблем, закрытость информации и многие другие сложности не способствуют их решению.

Несмотря на навязываемый образ НКО как «иностранных агентов», которым нельзя доверять, активные граждане, сталкиваясь с экологическими проблемами или с игнорированием своего мнения государственными структурами, обращаются именно к НКО.

Юрист ЭПЦ «Беллона» подтверждает, что ежегодно организация в Петербурге получает более 100 обращений от граждан, связанных с защитой их экологических прав.

В частности, во время самоизоляции, когда жители города честно не покидали своих квартир, опустевшие парки и скверы ожидали весьма неприятные перемены. В это самое время Законодательное собрание города принялось рассматривать губернаторский проект изменений закона «О зеленых насаждениях в Санкт-Петербурге».

Или, например, Комитет по благоустройству Санкт-Петербурга отказался предоставить «Беллоне» информацию о количестве, разновидностях и способах утилизации опасных отходов, образующихся в городе – данные внезапно оказались засекреченными.

А в середине марта жители пригорода Петербурга Кудрово нашли неподалеку от своих домов бесхозные радиоактивные источники. Те валялись на пустыре на границе Санкт-Петербурга и Ленинградской области, который очень напоминал несанкционированную свалку. Но ответственные органы ее будто не замечали.

А вот если в городе или в регионе отсутствуют экологические организации, способные помочь населению, люди начинают самоорганизовываться.

По словам Виталия Серветника, только за 2019-й год из локальных экологических протестов выросло несколько межрегиональных коалиций.

«Даже на выжженном поле появляются новые ростки. Одни укрепляются сами, другие – совместно с сохранившимися НКО. Достаточно посмотреть на то, что происходит в последние несколько лет. В какой-то момент люди увидели большое количество экологических проблем прямо около своих домов. В 2019-м протест стал нормой для активистов, а следом сразу же появилось и давление на протестующих. То, как неумело чиновники решают возникающие экопроблемы, провоцирует увеличение числа конфликтов и случаев давления. Но защитников природы и своих экологических прав меньше не станет. Мы это увидели на Шиесе, где активисты и профессиональные НКО из Архангельской области и республики Коми стояли плечом к плечу с местными жителями Урдомы. Именно такое сотрудничество и приводит к победам», – уверен Серветник.