Южно-Приморский парк: есть ли право на выбор?

KNnleconk6U Вид на церковный участок, май 2019 года.

Напомним вкратце: история в парке началась (точнее, вновь вошла в активную фазу) в мае 2019 года, когда жители при участии движения «Красивый Петербург» организовали прямо у забора народный сход. Власти и тем более про-церковное сообщество не преминули связать это с недавними событиями в Екатеринбурге, когда жители «физически» реализовали свое нежелание застраивать сквер храмом. Питерских активистов, а в особенности лидера «Красивого Петербурга» Красимира Врански, который весной надеялся зарегистрироваться независимым кандидатом на губернаторских выборах (впоследствии это оказалось столь же нереально, как и зарегистрировать референдум), сразу обвинили в попытке «разыграть екатеринбургский сценарий» и, конечно же, «пропиариться» на этом.

Хотя недовольств из-за храмостроя в городских зеленых зонах было достаточно и до Екатеринбурга. Взять хотя бы Ломоносовский сквер перед одноименной станцией метро в Невском районе, где сначала построили «временный» деревянный храм (якобы до строительства основного), а потом настоятель заявил, что сносить его приход в любом случае не собирается. В итоге сейчас в сквере стоят уже две церкви – действующая и строящаяся. Однако нельзя отрицать, что невольная аналогия с екатеринбургскими событиями привлекла к Южно-Приморскому парку гораздо большее внимание, чем обычно вызывает конфликт районного масштаба. И, возможно, тот факт, что РПЦ пока предпочла отступить (проект нового храма в парке исчез с сайта прихода) – тоже одна из заслуг екатеринбуржцев.

KFYP80BkcWY Баннер с сайта прихода.

Церковный городок в парке

Однако начнем по порядку. Участок площадью более 1,6 га был выведен из состава парка «под церковные нужды» в 2006 году. В те годы никто особенно против этого не выступал: действительно, в районе церкви не было. Сначала на участке появился поклонный крест, затем – деревянная часовня, и, наконец, в 2013 году – нынешний каменный храм Иоанна Милостивого. Что интересно, РПЦ не сочла нужным согласовывать его строительство. Фактически храм был самостроем, что и признал в итоге Арбитражный суд СПб и ЛО, приняв решение о передаче здания городу.

Все, впрочем, понимали, что это пустая формальность: и городские власти, и районные всеми руками поддерживали приход. В «муниципальном» здании по сей день проходят церковные службы. Но это оказалось лишь началом грандиозных планов, которые еще до описываемых нами событий были размещены на сайте прихода. Это новый храм Покрова Божьей матери, уже на 1000 мест, высотой с 9-ти этажный дом, «малый храм» с колокольней и «дом причта» по площади превышающий главное церковное здание. После народного возмущения картинки этих планов исчезли с сайта прихода, но, судя по планам благоустройства всего церковного участка, не исчезли из интересов прихода.

FelbSezfTJE Так называемый предпроект храмового комплекса, который теперь пропал с сайта прихода.

Правда, в реализацию столь амбициозных планов жители в те времена не особенно-то верили. Но, как выяснилось, напрасно. Первый строительный забор появился в марте. Он огораживал небольшую территорию и вскоре исчез. Тот самый скандальный забор, который резко повысил уровень антицерковных настроений в районе, поставили 15 мая.

«На схеме видно – первый забор начали городить так, что людям пришлось бы сходить с парковой дорожки и обходить огороженный участок, чтобы зайти и выйти из парка со стороны улицы Доблести» – говорит жительница района Марина Фадеева, показывая планы участка.

Началось стихийное «брожение умов». Лишенные возможности ходить по привычному маршруту, жители повсеместно выражали недовольство. На возражения прихода «вы могли видеть наш проект и раньше, он висел у храма много лет», люди отвечали, что им незачем было подходить к церкви: они просто ходили через парк и даже не подозревали о надвигающейся опасности.

20 мая у забора прошел народный сход. Примерно через неделю после этого проект 1000-местного храма с сайта прихода исчез, а представители РПЦ заявили, что это, мол, была лишь мечта, на которую не нашлось денег. Забор, по их словам, нужен для реализации проекта «благоустройства». Но слишком уж масштабной была «мечта» (под нее приход в 2016 году безуспешно запрашивал у города превышение высотного регламента на 40м и перевод участка в зону коммерческой (!) застройки), чтобы это могло людей успокоить. К тому же схема благоустройства, по сути, представляет собой тот же самый «предпроект» храмового комплекса, из которого просто убрали здания. Все осталось по-прежнему – и площадка под храм Покрова Божьей Матери, и дорога к нему. Да и наличие рядом легализованного самостроя тоже не добавляет доверия. Если незаконно построили одну церковь, то что мешает построить еще одну, побольше?

На сходе представитель прихода уверял, что выведению участка из парка в начале 2000-х гг. предшествовало не менее двух этапов общественных слушаний.

Sna2q5lFVeQ План текущего благоустройства с проложенным выездом под будущий храм. Храма пока нет, а дорога к нему нарисована.

«Я живу здесь с 1996 года, не первый год интересуюсь делами парка, но ни одного живого свидетеля тех слушаний мне не посчастливилось встретить, – рассказывает Марина Фадеева. – Никаких официальных ответов по этим слушаниям у нас до сих пор нет. Более того, в ответе Красносельской администрации на наше коллективное письмо №ОБ-223-23/19-0-0 от 30.05.2019 обтекаемо сообщалось, что согласно Генплану с 2005 года церковный участок не был территорией парка».

Сейчас жители отправили в администрацию запрос о предоставлении копии протокола с тех таинственных слушаний. Чрезвычайно интересно, что на них обсуждалось, и были ли они вообще.

Спустя неделю после схода (27 мая) в парке прошел митинг. Еще через три дня 1200 подписей за возвращение в парк незастроенной территории были приложены к обращению к Александру Беглову. «Антиклерикальная» чаша весов явно начала перевешивать. На сегодня собрано уже 1517 живых и 5250 электронных подписей против гипотетического храма. Но для уверенности, что участок останется рекреационной зоной, его нужно вернуть в ЗНОП. Ранее на все подобные просьбы и администрация, и ЗАКС отвечали отказом.

Очередной виток скандала подхлестнул и поиск новых путей выхода из тупика. Решение напрашивалось само собой – референдум! С таким предложением инициативная группа при поддержке градостроительных экспертов и экоюристов обратилась в администрацию МО «Южно-Приморский». Вопрос для референдума предлагался более чем безобидный: «Считаете ли Вы необходимым обращение Совета МО «Южно-Приморский» в Комиссию по землепользованию и застройке Санкт-Петербурга с предложением изменения разрешенного вида использования земельного участка по адресу: ул. Доблести, участок 1 (напротив дома № 24, корп 1, лит А, по ул. Доблести, у Южно-Приморского парка), площадью 16672 кв.м, на вид использования, не допускающий размещения объектов капитального строительства?».

Подчеркиваем: решение «за» на референдуме вовсе не означало бы немедленного отъема земли у прихода. Комиссия по землепользованию спокойно могла отказать Совету МО, как отказывала жителям раньше. Глава МО Андрей Алескеров ничего не терял; напротив, даже приобретал репутацию «демократичного лидера». Однако муниципальная избирательная комиссия (ИКМО) в проведении референдума отказала.

Xd8u9xvJL-g Территория огороженной сейчас составляет 1/7 от всего церковного участка и приблизительно 2 500 кв.м. Но план благоустройства распространяется на весь церковный участок.

Против стройки, но и против референдума

6 августа в библиотеке «Маяк» состоялась встреча Алескерова с инициативной группой, где он обосновал позицию МО.

«Во-первых, по его словам, вопрос референдума не входит в компетенцию МО ЮП, они консультировались в прокуратуре, и, если они проведут референдум, то их оштрафуют, – передает свои впечатления Марина Фадеева. – Во-вторых, референдум обойдется округу в 11 млн руб., а это – стоимость благоустройства одной дворовой площадки». Глава пообещал продвигать вопрос референдума на ближайших публичных слушаниях и добиваться положительного решения. Но это мало обнадежило активистов.

Важно отметить, что ранее группа сделала все от нее зависящее, чтобы сэкономить средства МО ЮП, совместив референдум с выборами 8 сентября. Ведь ходатайство «О регистрации инициативной группы по выдвижению инициативы проведения местного референдума» было подано в избирательную комиссию МО ЮП еще 30 мая! 13 июня ИКМО опубликовала решение о направлении ходатайства в муниципальный Совет.19 июня состоялось заседание муниципального Совета, но ходатайство на нем почему-то не рассматривалось.

Добавим, что согласно п.6 статьи 21 Закона Санкт-Петербурга «О местном референдуме», представительный орган муниципального образования обязан проверить соответствие вопроса, предлагаемого для вынесения на референдум, требованиям статьи 12 Федерального закона. При этом срок проверки не может превышать 20 дней со дня поступления в представительный орган муниципального образования ходатайства инициативной группы по проведению референдума и приложенных к нему документов. Двадцать дней от 13 июня – это 3 июля, но решение Совета «О несоответствии выносимого на местный референдум вопроса требованиям законодательства» датируется 8 июля, а решение ИКМО «Об отказе в регистрации инициативной группы по проведению местного референдума» – 15 июля.

ZUwp6DC7B8E

Таким образом, если бы Совет вынес положительное решение 19 июня, то за месяц (согласно п.7 ст.22 того же закона) группа могла бы собрать необходимое количество подписей в поддержку референдума и за полтора месяца (с 20 июля) успела бы организовать внесение вопроса референдума на выборы 8 сентября. И лишь из-за непонятно промедления ИКМО и Совета МО (хотя вполне понятного, если учесть общеизвестную дружбу главы с руководством прихода) референдум «опоздал» к выборам и поэтому стал «слишком накладным». Впрочем, надо думать, помимо финансовых причин у муниципалов наверняка бы нашлись и другие аргументы против. На словах Алескеров считает «нецелесообразным» новое капитальное строительство на церковном участке, однако подконтрольный ему муниципальный «Вестник» явно на стороне РПЦ.

Поняв, что Совет МО «непробиваем», жители решили использовать последнюю правовую возможность – оспорить отказ в проведении референдума в суде. Сейчас исковое заявление, составленное с помощью юриста «БЕЛЛОНЫ» Ксении Михайловой, уже подано в Красносельский районный суд. Казалось бы, зачем жителям с таким упорством добиваться осуществления этой процедуры?

«Без проведения референдума мы не узнаем истинного отношения местных жителей к храму в Южно-Приморском парке, – считает Марина Фадеева. – В «Вестнике» Южно-Приморского МО нам сообщают, что в 2001 за строительство храма в парке было собрано 3 тысячи подписей. Чтобы оспорить их, нам нужно знать количество сторонников храма на сегодняшний момент».

Кроме того, несколько тысяч голосов в поддержку возвращения участка в ЗНОП помогли бы членам комиссии по землепользованию принять, наконец, единственно правильное решение. Но не потому ли власти всеми руками отбиваются от референдума, что догадываются: его решение может быть не в их пользу?

NNY92YKEiRk Исполнительный директор ЭПЦ «БЕЛЛОНА» Артем Алексеев Фото: Иван Петров/ Курьер Медиа

P.S. 12 августа состоялись общественные обсуждения проекта «Программы развития Красносельского района до 2022 года». Вот что ответили представители администрации района на вопросы жителей:

Вопрос: Знаете ли вы, что жители против строительства храмового комплекса в парке?

Ответ: Обсуждение храмового комплекса, в том числе, проводилось силами религиозной организации. Кто на этом обсуждении был, присутствовал, имеет представление, что планируется делать на этой территории. На этой территории делается благоустройство, детская площадка. Пока никаких других планов по строительству храмового комплекса администрации не известно.

– Почему был выведен данный участок из категории зеленых насаждений?

– Было такое предложение на публичных слушаниях по внесению изменений в генплан и ПЗЗ. Администрация включила его в протокол. Городской комиссией эти предложения были рассмотрены, и вы видите это в существующем Генплане. В 2020 у нас начнется формирование нового генплана, и оно должно завершиться к 2021 году. Свои предложения вы можете направлять и в районную администрацию и в КГА.

– Почему игнорируют требования жителей? Почему не разрешен референдум?

Ответа не последовало.

Ирина Андрианова