Лесные пожарные Ладоги

05_01 Фото: Фото из архива Александра Шпера

Подготовила Марина Эримметова специально для 73 номера издаваемого «БЕЛЛОНОЙ» журнала «Экология и право».

Добровольцы патрулируют острова Ладожского озера, тушат обнаруженные пожары, проводят информационную профилактическую работу с туристами и рыбаками. В 2017 году территории Ладожских шхер присвоен статус национального парка. За время работы в Ладожских шхерах добровольцы потушили около 100 пожаров как самостоятельно, так и совместно с Лахденпохским и Сортавальским центральными лесничествами и Авиалесоохраной.

05_03 Наталья Максимова, координатор работы по Северо-Западному региону ОДЛП.

Наталья Максимова, координатор работы по Северо-Западному региону ОДЛП

В 2008 году сформировался коллектив, состоящий из друзей – некоторые ходили в походы на катамаранах и байдарках на Ладожское озеро, а кто-то из нас уже ездил помогать добровольным пожарным в заказник «Журавлиная родина» в Московской области. Вот так сошлись две идеи: у нас есть любимая территория рядом с местом, где мы живем, и она страдает от пожаров, – и  есть группа, действующая с 2002 года, у которой накоплен неплохой опыт по природным пожарам и у которой нам есть чему поучиться.

В 2009 году мы зарегистрировали организацию Общество добровольных лесных пожарных. Основателем (точнее, лидером группы основателей) ОДЛП был Михаил Левин, который руководил до 2016 года. Сейчас председатель правления – Василий Аксенов.

Самое первое – лодку, мотор, мотопомпы – мы приобрели на свои деньги. Среди нас было несколько человек, у которых был свой бизнес, они вложили больше. Долгое время мы жили на то, что скидывались сами, и что-то нам оставляли волонтеры, которые приезжали в лагерь. Кое-что из оборудования нам с самого начала дарили, а в дальнейшем пришлось закупать – рукавов и помп не хватало.

В 2015 году мы провели первый краудфандинг. Затем выиграли грант Фонда президентских грантов. Но, несмотря на это, по-прежнему одна из главных статей нашего «дохода» – пожертвования от добровольцев.

05_02 Александр Шпер, волонтер ОДЛП.

Александр Шпер, волонтер ОДЛП

В 2017 году наконец-то был образован национальный парк «Ладожские шхеры», которого мы все так долго ждали. Но, несмотря на то, что острова теперь официально под защитой государства, наша работа по-прежнему актуальна. Пока идет формирование штата, и налаживается работа нацпарка, мы будем продолжать защищать шхеры от огня.

На северо-западе Ладожского озера удивительная и очень хрупкая природа. Огонь, однажды прошедший по острову, превращает тонкую прослойку плодородной земли в горстку золы на голых камнях, и все живое вокруг умирает. Конечно, природа сможет восстановиться после пожара, но, по словам биологов, на это уйдет не менее ста лет.

Каждый год, с мая по сентябрь, добровольцы живут в палатках на острове Пиени-Хепосаари, ежедневно патрулируют на лодках береговую линию всей северной части Ладоги в поисках дыма и тушат обнаруженные пожары. К сожалению, причина почти всех природных пожаров на Ладоге – действия человека. Поэтому мы не только занимаемся тушением, но и проводим просветительскую работу: рассказываем туристам и рыбакам о том, как не стать причиной природного пожара, развешиваем на островах информационные противопожарные плакаты, раздаем наши визитки.

Кроме защиты Ладоги ОДЛП отслеживает ситуацию с пожарами на осушенных торфяниках в Северо-Западном регионе, занимается просветительской деятельностью – как со взрослыми, так и с детьми, участвует в различных экологических акциях, лесных посадках.

Всю работу Общества добровольных лесных пожарных выполняют волонтеры – обычные люди, которые заботятся о природе.

На самом деле добровольные пожарные нужны не только на Ладоге. Они есть в разных регионах России – например, на Кубани, в Центральном регионе, на Дальнем Востоке и Забайкалье. Почему? Наверное, потому, что не справляются государственные службы. Не справляются по разным причинам – не хватает финансирования, людей, техники, а порой и навыков работы на природных территориях.

Как устроена жизнь в лагере. Наверное, как и в любом полевом лагере вдали от цивилизации. Палатки-пенки-спальники, костровая кухня, питьевая вода из озера и прочие неотъемлемые атрибуты походной жизни. Правда, есть и особенности – обустроенный туалет (даже два!), дизель-генератор, который позволяет заряжать гаджеты и ноутбуки, на кухне есть газовая плитка и Wi-Fi с Интернетом (да, именно на кухне, потому что рядом с ней находятся штаб и радиорубка).

Если позволяют погодные условия, то ежедневно на северо-восток Ладоги уходит патруль – 4-5 человек со всем необходимым оборудованием для работы на пожаре. Оставшимся на острове волонтерам скучать тоже не приходится: даже если нет пожаров, всегда есть чем заняться. Это и проверка-починка оборудования, и бытовые работы (например, добыча дров на соседнем острове), и постоянная координация патруля, наблюдателей, базы и заезда/отъезда волонтеров, рейсы за продуктами на материк и, конечно же, обучение.

А есть еще и дополнительные лагеря для наблюдателей (один-два в зависимости от количества людей и других факторов). В таких лагерях добровольцы живут совсем в отрыве от цивилизации на необитаемом острове – неделю, две и даже месяц. Волонтерам туда забрасывают продукты и обеспечивают связь, а они регулярно осматривают горизонт на предмет дымов и выходят на связь либо два раза в сутки (например, в 9 утра и 9 вечера), либо если обнаруживают дым.

С какими особенностями и сложностями можно столкнуться на Ладоге. В первую очередь это крутые скалы и вода повсюду. Можно поскользнуться (особенно после дождя), упасть, разбиться. В жаркие дни озеро манит своей прохладой, но надо быть осторожным – скользкие камни и неровный рельеф дна порой не позволяют выбраться обратно на берег, а вода бывает настолько холодной, что даже у закаленных ныряльщиков может свести мышцы. Поэтому купаться в одиночку категорически запрещено.

Вообще безопасность у добровольных пожарных всегда на первом месте. Это касается и бытовых вопросов, и передвижения по воде, и работы на пожарах. Например, если при тушении пожара может возникнуть угроза безопасности любому из волонтеров, то выбирается такой вариант действий, при котором угроза отсутствует. Даже если это означает прекращение работы на пожаре.

С какими еще сложностями можно столкнуться? Могут быть сложности с питанием, если у человека особенная диета. Но мы всегда предупреждаем, что при особенностях питания волонтеры должны брать с собой необходимые им продукты и сообщать о своих аллергиях. Потому что меню у нас простейшее, походное. Хотя бывает, что и том-ям варят, и торты пекут. Случается, что какому-то человеку тяжело общаться в коллективе. Такое тоже бывает, что люди не притираются, как и в любой компании.

Помимо трудностей жизни на природе может быть тяжело на пожаре. Но это то, к чему добровольцев и готовят. Можно и дымом надышаться, и просто очень сильно устать, как физически, так и психологически.

Почему я решил присоединиться. Это длинная история. Случилось это еще в 2010 году, после аномально жаркого и сухого лета, когда вся Москва задыхалась от дыма. И присоединился я на тот момент к добровольным лесным пожарным GREENPEACE в Москве. К слову сказать, я достаточно давно поддерживаю финансово Всемирный фонд дикой природы (WWF) и GREENPEACE, и в какой-то момент понял, что мне хочется поддерживать их не просто деньгами, а помогать природе своими руками. И в это же время от GREENPEACE пришло письмо с вопросом: «А не хотите ли вы помочь нам как-то еще?», и я, конечно же, ответил, что хочу. Выяснив, в чем я могу участвовать лично, я пошел на курсы добровольных лесных пожарных.

Уже в 2011 году я поехал в противопожарную экспедицию в Астраханский заповедник и в том же году попал на Ладожское озеро в противопожарный лагерь Общества добровольных лесных пожарных. Это самостоятельная структура, но так уж получилось, что значительная часть волонтеров ОДЛП – это воспитанники противопожарной программы GREENPEACE.

В межсезонье (обычно с октября по апрель) проводятся подготовительные курсы, на которых обучают как новичков, так и опытных волонтеров. В самом лагере обучение тоже продолжается, только уже на практике: это работа с оборудованием и квадрокоптерами, оказание первой помощи в полевых условиях, работа с картами и навигаторами, спасение на воде и многое другое.

Мой личный опыт. Если говорить о личном опыте, то, наверное, на Ладоге для меня не было каких-то особенно сложных моментов. Мне и пожаров-то за четыре сезона досталось совсем немного. Хотя, помню, в 2014 году в нашу смену был достаточно сильный и тяжелый пожар на одном из островов. Ездили мы туда три раза и тушили его четыре дня вместе с Авиалесоохраной. Мы работали днем, а Авиалесоохрана оставалась работать ночью (мы по ночам не работаем никогда – это правило безопасности). И хотя площадь пожара была не очень большой (чуть больше 1 га), сложный рельеф и меняющийся сильный ветер не позволили нам справиться с этим пожаром за один день.

Несмотря на все сложности и особенности как полевой, так и околопожарной жизни, в этот лагерь многие приезжают семьями – даже с годовалыми детьми. Мы с женой тоже приезжаем сюда не первый год. Мы познакомились в 2013 году в экспедиции в Горном Алтае, а в 2014 году уже вместе тушили пожары на Ладоге, и с тех пор каждый год стараемся проводить хотя бы часть своего отпуска вместе с добровольными лесными пожарными, защищая Ладожские шхеры от огня.

05_04 Кристина Цуканова, волонтер ОДЛП.

Кристина Цуканова, волонтер ОДЛП

Первый раз я приехала в лагерь в Ладожских шхерах летом 2010 года. К этому моменту я уже состояла в Дружине охраны природы биофака МГУ и имела некоторый опыт работы с пожарами в заказнике «Журавлиная родина», поэтому предложение от знакомого поехать на Ладогу меня совсем не удивило. Охрана природы и, в частности, тушение пожаров на природе были моим основным интересом в жизни в то время. Я влюбилась в Ладожские шхеры с первого раза, настолько это красивое место! С тех пор каждое лето я приезжаю в лагерь.

Условия. Перед приездом в лагерь надо позвонить или написать координатору, определиться с датами. Доехать Ладожского озера можно на электричке или машине, там встречает лодка и отвозит на базовый остров. Если у человека нет туристического снаряжения или подходящей одежды, можно еще до приезда уточнить, есть ли в лагере запасные комплекты на такой случай.

Это полевой лагерь, все живут в палатках. Электричество – от генератора. Еду покупают на всех, готовят на костре и газовой плитке. Очень уютный большой очаг под огромным тентом служит кухней, столовой и местом собраний.

В лагере всегда есть более опытные и менее опытные волонтеры, есть новички. Организует лагерь группа старших – волонтеров, которые имеют опыт и желание заниматься организацией лагеря на протяжении года.

Лагерь существует только силами и средствами волонтеров. Все привозят, устанавливают, поддерживают, ремонтируют волонтеры. Деньги на еду, бензин и ремонт лодок также только от волонтеров. Поэтому все приезжающие в лагерь скидываются исходя из своих финансовых возможностей, ну и в зависимости от того, на сколько дней приехали. На острове всегда много работы по поддержанию лагеря – заготовка дров, починка оборудования, помощь по кухне и так далее.

Права и обязанности волонтеров. Волонтеры имеют право быть обученными, будь то патрулирование, тушение или бытовые дела. Среди обязанностей – соблюдение правил лагеря, например сухого закона, правил безопасности, ну и, конечно, участие в общих делах.

В лагере очень серьезно относятся к безопасности. Есть правила, которые категорически нельзя нарушать, например садиться в лодку без спасательного жилета, тушить пожар или купаться в озере в одиночку. За нарушение правил безопасности и сухого закона могут попросить покинуть лагерь.

Как функционирует патруль. Перед патрулированием заранее распределяют роли и назначают старшего группы. Очень хорошо, если ты умеешь водить лодку и есть «лодочные» права – «драйвер» с правами  всегда нарасхват. Если патруль встречает пожар, участникам нужно будет перемещать довольно тяжелые вещи, нередко по пересеченной местности, поэтому в группе должен быть кто-то, кому это под силу. Но всегда есть еще задачи присмотреть за лодкой, за работающей помпой и так далее, где физическая сила и выносливость не так важны. Тактику тушения определяет старший, остальные его слушаются, все обсуждения – потом, после окончания тушения.

Отправляются патрули на моторных лодках с оборудованием – противопожарными помпами, водозаборниками, рукавами, ранцевыми лесными огнетушителями «Ермак» (в обиходе – ранец), рациями. Патруль идет вдоль береговой линии на север, около 70 км в одну сторону. Если видят дым в шхерах – проверяют.

Перед ликвидацией огня руководитель определяет тактику и распределяет роли, начинают всегда с разведки кромки, в это же время разгружают оборудование, по результатам разведки разворачивают линию из помпы и рукавов от воды к кромке огня. Быстро забить открытый огонь помогают ранцы, в которые можно залить по 20 литров воды, быстро донести и эффективно расходовать ее на кромке.

Затем приступают к тушению тлеющей почвы. На островах почвы имеют свойства торфа, поэтому их надо очень долго и старательно заливать, чтобы тление прекратилось. В противном случае пожар может возобновиться. После того как все залили – проверяют и измеряют площадь. И обязательно приедут проверить еще через день-два.

С какими сложностями может столкнуться волонтер? Прежде всего, с погодными условиями. На Ладоге часто холодно, идут дожди и дует ветер, на лодке во время движения почти всегда холодно и сыро. Вода в озере тоже очень холодная. На островах достаточно сложно передвигаться – всюду валуны, скалы, камни, поваленные деревья.

Другая сложность, как ни странно, – отсутствие пожаров. Но это чисто психологически. Многим нужны драйв, приключения, интересно ведь именно тушить. А когда нет пожаров – сложно поверить в собственную полезность.

Мой личный опыт.  Опыта у меня много и разного. На Ладоге год на год не приходится. В один год будет сыро и не будет пожаров вообще, а в другой год – засуха и 20 пожаров за две недели.

Никогда нельзя знать заранее, что повстречает патруль на своем пути и когда вернется на базу, надо быть готовым ко всему. Например, в 2010 году мы не могли спустить с базы лодку на воду несколько дней из-за сильного шторма, а в это время горел остров. Когда мы приехали, пожар уже распространился. Мы работали там несколько дней, ночевали в безопасной части острова, спали под звуки падающих деревьев…

Еще мне очень нравится приезжать в лагерь наблюдателем – отправиться в компании нескольких человек на какой-нибудь остров, с которого хороший обзор, и просто жить на природе недельку, держа связь с базой. Кстати, в одном из таких мини-лагерей я познакомились со своим будущим мужем.

Вообще, в лагере я научилась многому, связанному с жизнью на природе. Но помимо этого интересно простое общение с людьми разных профессий, которые обладают жизненным опытом. Это тоже многому учит.

Марина Эримметова