Коренные проблемы

Yamal nenets Фото: Aleksandr Popov

Ольга Подосенова специально для Беллона.ру

Газопровод на Ямале планируется возвести для транспортировки «голубого топлива» из Новопортовского и других месторождений до точки подключения к системе магистральных газопроводов от Ямбургского нефтегазоконденсатного месторождения «Газпрома». Ввод объекта в эксплуатацию запланирован на 2022 год. По заявлению создателей проекта, «к работе над ним с самого начала были привлечены ведущие проектные и научно-исследовательские организации страны в данной сфере, проведены натурные научно-исследовательские работы по изучению нерестилищ сиговых рыб. В результате сформулирован перечень природоохранных рекомендаций, которые были приняты в ходе разработки технических решений и в будущем помогут значительно снизить негативное воздействие на водные биологические ресурсы…»

Однако местные жители мало верят в безопасность проекта: «Мы написали письмо с просьбой вмешаться в процесс строительства, – говорит ямальский активист и создатель группы ВКонтакте «Голос Тундры» коренной житель Ейко Сэротэтто. – Мы хотим, чтобы был найден другой, альтернативный путь проведения трубы. Если не удастся – можно считать, что у нас рыба на Севере пропадет. При строительстве газопровода будут уничтожены все микроорганизмы, которым питается муксун. Кроме того, после углубления дна реки, возрастет уровень соли в воде. К таким выводам пришли ученые после оценки воздействия проекта на окружающую среду…».

В последнее время причин для раздражения представителей малых коренных народностей Севера (КМНС) становится все больше. Несколько месяцев в социальных сетях продолжается дискуссия о так называемых «результативных рейдах» по выявлению браконьеров: по мнению местных жителей Ямала, теперь каждом аборигене контролирующие охрану биоресурсов службы видят браконьера.

В конце февраля появилось несколько видеозаписей, комментируя которые местные жители говорят о том, что всю рыбу, выловленную ими для пропитания семей и продажи, у них изымают полицейские и сотрудники службы по охране биоресурсов. На записях представители северных народностей Ямала говорят о том, что рыболовство – их единственный способ получить доход и купить продукты для семьи, так как у коренных нет работы. Также разговор заходит об оленеводстве и о том, что надзорные инстанции слишком жестоки по отношению к коренному населению Ямала.

«В 12 км от Сюнай-Сале есть священное место. Они (инспекторы рыбоохраны и силовики) там устроили себе стоянки. Мы это священное место никогда не обижаем, а они там все «загадили» – бутылки, мусор. Они узнали, что мы там всегда останавливаемся, и всех тормозят и проверяют: снегоходы обыскивают, спрашивают права, документы на снегоход. Но этого всего у нас в тундре нет. Они на этом на всем хорошо наживаются», – говорят жители Ямала.

Еще один очевидец рассказывает, что у него также изъяли рыбу, при этом в вертолете инспекторов было не менее тонны таких же изъятых «хвостов». На видео он обсуждает с собеседником, куда уходит изъятая рыба, и для чего ее изымают. «Изъяли у меня рыбу и ружья. Потом прилетели второй раз, раскидали всю рыбу. Обещали ружья отдать и так не отдали».

Ямальцы комментируют многочисленные сообщения СМИ о «выявлении браконьеров среди коренного населения Ямала». Представители народов Севера приводят факты дискриминации в части права на добычу ресурсов. Затрагивают и тему оленеводства, сокращения пастбищ, замечая, что вышки нефтегазодобывающих компаний становятся реальной угрозой для традиционного образа жизни.

Жители другой северной территории – Камчатки за защитой обращаются не в Организацию объединенных наций, а в адрес президента России Владимира Путина. Люди жалуются на отказы Росрыболовства в разрешениях на добычу рыбы на их родной земле. При этом ведомство, по их словам, ни в чем не ограничивает других любителей рыбной ловли.

«В этом году Росрыболовство опять решило с нами расправиться, но на этот раз очень своеобразно. Нам теперь отказали в предоставлении права на добычу вообще каких-либо водных биологических ресурсов на весь 2019 год… Нам объявлена война. А губернатору Илюхину, конечно, как обычно, будет наплевать на вот такое проявление ничем не прикрытого расизма… Одному из наших товарищей-аборигенов было отказано в рыбалке вообще. Мы пошли в суд. Суд вынес решение в нашу пользу. Понятно, что написали мы жалобу и президенту Путину, и в ФАС, и в Ассоциацию КМНС Севера, и в Минсельхоз РФ, и губернатору Илюхину. Да толку-то? Сил уже нет сражаться с этим монстром по имени государство. Хочется просто жить на своей земле! Просто жить. Но всё бесполезно», – пишет глава стойбища Эрвэн Константин Гордеев.

Аборигены подчеркивают: по факту получается, что все группы рыбаков-любителей имеют право рыбачить там, где считают нужным, где им удобнее заниматься своим хобби. А для представителей коренных народов Камчатки – коряков и ительменов – добыча рыбы разрешена в местах, соответствующих их прописке, то есть оказывается фактически под запретом.

Согласно существующей на данный момент практике, доказывать свое право на самоопределение и льготы представителям коренных народов приходится в суде. Поэтому жителям удаленных районов – оленеводам и охотникам, ведущим кочевой образ жизни, – добиться правды довольно проблематично.

На сегодняшний день права коренных малочисленных народов Севера нельзя назвать «юридически определенными». Сегодня жизнедеятельность КМНС в России нормируется тремя федеральными законами и несколькими десятками подзаконных актов. Однако до сих пор большинство принципиальных моментов остаются неурегулированным на федеральном и региональном уровнях.

Один из нормативных актов – «долгостроев» – законопроект, который должен ввести учет представителей коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. Над ним уже второй состав Государственной Думы работает более пяти лет. В очередной раз проект закона планируется внести на рассмотрение Государственной Думы РФ в весеннюю сессию.

Сутью этого проекта является создание общероссийского реестра, который должен решить проблему подтверждения национальной принадлежности КМНС и внести механизм, который позволит обеспечить гарантии коренных народов, в том числе – в сфере природопользования. Как считают эксперты, документ нужен всем регионам России, где проживают малочисленные народы, главным образом – на Крайнем Севере, в Сибири, на Урале и Дальнем Востоке.

Проблема идентификации коренных малых народностей действительно существует. Графа в паспорте, в которой бы указывалась национальность, давно отменена. Встает вопрос, а как определить, какой национальности человек, представитель ли он коренного народа? Ведь сегодня любой гражданин России вправе называть любую национальность или не указывать ее. Это личное право каждого. Но когда представитель коренного народа обладает десятками льгот, – от права получать субсидии на приобретение техники до бесплатного высшего образования по отдельным специальностям, – вопрос национальности становится очень важным.

По мнению депутата Государственной думы Григория Ледкова, введение реестра позволит не только облегчить условия жизни представителям коренных малочисленных народов, но и поможет решить важную государственную задачу: упорядочить социальные гарантии и внести ясность в государственную политику.

«С вводом в действие этой системы на Ямале подтвердить статус жителей тундры для предоставления социальной поддержки стало значительно проще. Региональный опыт показывает, что федеральный реестр может стать эффективным механизмом в обеспечении прав и гарантий коренных народов». Однако представители коренных малых народностей Севера считают, что в ситуации, когда нарушаются законы, реестр сам по себе не решит их проблем.

«Возможно даже, что с принятием реестра ситуация только ухудшится, – считает председатель правления Совгаванского РО РОО «АКМНС Хабаровского края» Елена Коноплянко. – Инспекторы посмотрят в реестр, а я не просто гражданин России, а отношусь к КМНС, значит, осуществляю традиционное рыболовство, а не любительское, как остальные граждане РФ не могу. А традиционное рыболовство на эти виды запрещено ведомственными правилами рыболовства, потому готовь штраф…»

Опасения представителей аборигенных народов, скорее всего, не беспочвенные – на Ямале, где в последнее время возникает множество конфликтов с участием КМНС, уже шесть лет действует Единая информационная система (ЕИС) по моделированию и прогнозированию социально-экономического развития коренных малочисленных народов Севера. Однако конфликтов от ее введения меньше не стало.

«Государство обязано выступить гарантом при согласовании интересов коренного населения и компаний, ведущих эксплуатацию природных ресурсов на землях аборигенов, обеспечивать мониторинг и охрану окружающей среды в зонах промышленного освоения», – считают эксперты.

Для этого, по их мнению, необходимо разработать программу развития и поддержки кочевого образа жизни при полном отказе от какого-либо принуждения. Необходимо создать условия, при которых традиционная деятельность даст реальную возможность достойного существования.

«Традиционные отрасли хозяйства народов Севера необходимо выделить в особый сектор экономики со своими органами управления и правом на государственные субсидии по аналогии с сельским хозяйством. Нужен государственный заказ на продукцию промыслово-оленеводческого хозяйства, соответствующие механизмы кредитования, льготного налогообложения, ценовой политики, стимулирующих развитие традиционных отраслей» – говорит директор Центра содействия коренным малым народностям Севера Родион Суляндзига.

Эксперт считает, что необходимо скорейшее завершение работы по выделению территорий традиционного природопользования. Главной проблемой при определении жизненного пространства для народов Севера является безусловная защита статуса этих территорий от многочисленных внешних посягательств. Все, что сделано в этом отношении к настоящему времени, фактически не работает, территории традиционного природопользования (ТТП) значатся лишь на картах и схемах, большинство из них выделены по остаточному принципу, что не способствует достижению целей, ради которых они создавались.

«Федеральная власть должна гарантировать права аборигенов Севера и создать единое национальное правовое поле. Суммируя все вышеперечисленные меры, однозначно можно сказать, что государство должно разработать программу срочных мер, направленную на выравнивание уровня жизненных показателей северных народов с общероссийскими, и программу долгосрочного действия с передачей самим народам функций самоуправления».