Пылающий снег

fire air pollution Фото: flickr.com/photos/widnr/

В этом году пожароопасный период в регионе начался раньше обычного: в Приморском крае пожары начались еще в конце декабря прошлого года, а официально первые очаги возгорания были зафиксированы в начале января – сразу после окончания новогодних праздников. К концу февраля, по сообщению ФБУ «Авиалесоохрана», в Приморском крае бушевали 75 лесных пожаров, особый противопожарный режим был объявлен в восьми муниципалитетах. В соседнем Хабаровском крае природные пожары заняли на тот момент общую площадь в 4 тыс. га.

По сообщению Гринпис, который ведет собственный мониторинг природных пожаров, огнем была охвачена территория в 42 тыс. га.

Земли «других» категорий

21 февраля появилось сообщение со ссылкой на пресс-службу приморской администрации, что все пожары в регионе потушены, и «в крае нет действующих лесных пожаров». Тем не менее, по данным системы мониторинга «Рослесхоз», на тот момент на территории субъекта было обнаружено 50 тепловых аномалий.

По официальным данным Авиалесоохраны на 26 февраля, с начала 2019 года в Приморском крае произошло уже 144 лесных пожара общей площадью 8531,6 га, в Хабаровском крае – 10 лесных пожаров общей площадью 4104,6 га.

«Реальные площади лесных пожаров в разы больше, но основная их часть не попала в официальную статистику. Пока горят в основном леса на землях сельскохозяйственного значения, пожары в которых даже по закону лесными пожарами не считаются, и которые от огня никто толком не охраняет», – сообщают эксперты Гринпис.

Свыше 60% лесных пожаров в Хабаровском и Приморском краях начались не в самих лесах, а на землях других категорий, – подтверждают данные независимых экологов официальные источники. «В основном термоточки возникают на землях иных категорий, не в лесу. Более 61% лесных пожаров возникли из-за перехода огня с земель иных категорий – например, с сельскохозяйственных», – поясняет начальник федеральной службы «Авиалесоохрана» Виталий Акбердин.

«Импортный» дым

Что касается задымления, которое наблюдается на юге Дальнего Востока, то оно вызвано не российскими лесными пожарами, а массовым сжиганием стерни и соломы в Китае, считают эксперты. По данным системы спутникового мониторинга, на территории КНР, примерно в 100 км от границы наблюдалось большое количество термоточек. При смене ветра с западного на юго-западный дым попадает на территорию приграничных российских регионов.

Однако и собственных «горячих точек» на российской территории хватает. По данным Гринпис, основная часть лесных пожаров возникает от выжигания сухой травы на землях сельскохозяйственного назначения, поскольку на практике никто не отвечает за охрану их от пожаров, и по закону их пока как бы не существует. На этих землях и в этих лесах пожары быстро набирают силу, и к тому времени, когда они доходят до «официальных» лесов, с ними бывает уже очень трудно, а иногда и невозможно справиться…

Летом нынешнего года должна вступить в силу статья 123 Лесного кодекса РФ о лесах, расположенных на землях сельскохозяйственного назначения, которая отчасти может решить вышеуказанную проблемы.

Но кроме этого «Правительством РФ должны быть установлены адекватные регламенты «Особенности использования, охраны, защиты, воспроизводства лесов, расположенных на землях сельскохозяйственного назначения», считают эксперты. Отсутствие ясного правового статуса у этих лесов имеет огромный коррупционный потенциал, и позволяет органам земельного надзора держать «на крючке» большинство землепользователей, особенно в Нечерноземье, поэтому чиновничье сопротивление установлению этого статуса колоссально. Например, Минэкономразвития России уже подготовило законопроект, предусматривающий отмену статьи 123 Лесного кодекса РФ, а правительство еще не приступило к разработке предусмотренных этой статьей «Особенностей…»

Сжигать сухую траву в Амурской области теперь не будут: власти региона решили отказаться от проведения так называемых «контролируемых профилактических выжиганий» весной 2019 года. «Если начать массовые отжиги, то есть все шансы их не удержать», – заявил на днях министр лесного хозяйства и пожарной безопасности Амурской области.

По мнению руководителя лесного отдела Гринпис Алексея Ярошенко, решение об отказе от массового весеннего выжигания сухой травы – совершенно правильное: это единственное, что может спасти регион от крупномасштабной пожарной катастрофы при ранней сухой весне (которая как раз и ожидается в нынешнем году) после малоснежной зимы.

Весна только началась

Экологи отмечают, что зимние лесные пожары в Приморье – явление новое. Этого не было никогда, по крайней мере, за всю историю наблюдений. Пожары возникают от недостаточного количества или отсутствия снега: сухая трава и лесная подстилка горят даже при устойчивой холодной погоде, особенно в ветреные дни. Эксперты полагают, что главная причина – глобальное изменение климата.

Перспективы региона, в котором пожары происходят теперь круглый год, неутешительны: по мнению защитников природы, юг Приморья может постепенно превратиться в малолесный и вовсе безлесный регион. При этом эксперты отмечают, что в России процесс глобального потепления имеет гораздо более высокие темпы, чем в других странах, именно из-за близости части территории страны к Арктике…

Тем временем количество лесных пожаров на Дальнем Востоке выросло более чем в 30 раз. Об этом сообщил исполняющий обязанности замглавы МЧС России Виктор Яцуценко. Он рассказал об ухудшении лесопожарной обстановки на Дальнем Востоке в связи с отсутствием снежного покрова и повышенной ветровой нагрузкой. «Зарегистрирован рост количества термоточек в Хабаровском, Приморском и Забайкальском краях. Общая площадь составляет более 600 гектаров, угрозы населенным пунктам и объектам экономики нет».

А глава МЧС Евгений Зиничев распорядился подготовиться к ухудшению обстановки, провести учения, профилактику и обеспечить безопасность населенных пунктов.

Госдума 12 февраля приняла во втором чтении законопроект, вводящий штрафы за плохую подготовку мероприятий сводного плана тушения лесных пожаров. Для должностных лиц они составят от 15 до 25 тыс. руб., для предпринимателей без образования юридического лица – от 30 до 50 тыс., для юридических лиц – от 150 до 250 тыс. руб.

Пока законы готовятся, леса продолжают гореть. Весна только началась…

Ольга Подосенова