Черным по белому

Novokuznetsk black snow Фото: vk.com/novosti_nk

Дело не чисто

Черный снег везде: на тротуарах, машинах и домах – жители региона делятся фотографиями «угольного ада». Все началось с видеозаписи, сделанной в городе Киселевске: цвет снежного покрова в населенном пункте приобрел угольно-черный оттенок. Немногим позже похожими записями поделились жители Прокопьевска, Ленинска-Кузнецкого и других городов Кемеровской области.

В комментариях к фотографиям люди возмущаются неблагополучной экологической обстановкой в регионе. «Нашим снегом можно печь топить», – написала пользователь инстаграма sych_daria. «Да у нас так, окно нельзя открыть, чтобы проветрить! Подоконник потом не отмоешь», – подтверждает другой пользователь соцсети.

По следам жалоб жителей Киселевска и Прокопьевска прокуратура начала проверку в отношении обогатительной фабрики: незадолго до постов о черном снеге в местных СМИ появились сообщения о том, что на предприятии произошел выброс угольной пыли.

«На прошлой неделе в СМИ были опубликованы материалы о том, что на обогатительной фабрике «Прокопьевская» произошел выброс угольной пыли. Организована проверка, которая определит, были ли превышены нормы загрязнения», – сообщил представитель прокуратуры «Интерфаксу». А генеральный директор фабрики «Прокопьевская» Анатолий Волков сообщил телеканалу «Вести-Кузбасс», что на предприятии вышли из строя специальные шторки, которые защищали улицы от грязи.

Примерно через неделю после фото черного снега из Прокопьевска и Кисилевска аккаунт инстаграмма 42.kemerovo сообщил, что в районе Афонино (г.Кемерово) после запуска обогатительной фабрики постоянно висят облака угольной пыли. «На расстоянии менее 1 км два угольных склада, участок добычи угля открытым способом, – приводится свидетельство местного жителя. – В воздухе постоянно присутствует облако угольной пыли. Такого не было еще в том году. Это просто катастрофа, детей на улицу не выпускают в школу, садик на авто и домой так же, пребывание на улице свели к минимуму».

В комментариях к публикации люди подтверждают, что такая же ситуация сложилась и в других населенных пунктах Кемеровской области: по всему региону люди жалуются на то, что им нечем дышать, и стараются пореже выпускать детей на улицу.

Тут же в комментариях оставил сообщение и местный чиновник – глава Киселевского городского округа Максим Шкарабейников. «Такая экологическая ситуация характерна для многих городов области, в связи с безветренной погодой. К сожалению, г. Киселевск не стал исключением».

Тем временем Новокузнецкая межрайонная природоохранная прокуратура выявила нарушения закона об охране атмосферного воздуха ООО «Обогатительной фабрики «Черкасовской». Отмечается, что они носят «длящийся системный характер».

Так, прокурор установил, что обогатительная фабрика осуществляет производственную и хозяйственную деятельность по приёму и отгрузке угля, допуская выбросы вредных веществ в воздух с превышением установленных нормативов предельно допустимых выбросов. В 2018 году норма была превышена в семь раз.

«Угольная пыль оказывает вредоносное влияние на здоровье человека, в результате вдыхания угольной пыли развиваются легочные заболевания. На предприятии отсутствуют системы аспирации, вентиляции, эффективные средства пылеподавления, угольная пыль не обеспечена очисткой перед удалением, что является недопустимым и состоит в прямой причинно-следственной связи с негативным влиянием на атмосферный воздух и здоровье людей», – сообщает пресс-служба областной прокуратуры.

В связи с этим и.о. Новокузнецкого межрайонного природоохранного прокурора обратился в суд с требованием «обязать ОФ «Черкасовская» приостановить эксплуатацию источников негативного воздействия на воздух до обеспечения наличия на них системы аспирации, пылеулавливания, пылеочистного оборудования, а также обеспечить достижение выбросов вредных веществ в атмосферу до установленных предприятию нормативов выбросов вредных веществ в атмосферный воздух». Заявление находится в Киселёвском городском суде.

На пресс-конференции заместитель губернатора Кемеровской области по промышленности, транспорту и экологии Андрей Панов заявил: «Будем отрабатывать вопросы по пересмотру их экологических программ, по применению новых технологий: противопыльные пушки, заградительные барьеры и так далее… Все обсудим и выработаем план, как будем с этим бороться: как предприятия будут снижать нагрузку на окружающую среду…»

Между тем, черный снег в этом году выпал не только в Кузбассе. Фотографию далеко не белого снежного покрова выложил житель города Новосибирска. «Выходишь погулять на улицу, а там снег черный, прям как какое-то Кемерово. И мы этим дышим… И ведь не промзона… Дышите глубже, город N», — написал пользователь соцсетей.

«Найти белый снег труднее, чем черный»

Причиной февральского выброса угольной пыли в Кузбассе сочли неисправности оборудования на обогатительном заводе. Однако общественность утверждает, что проблема гораздо шире, чем неполадки на одном конкретном предприятии.

Отчасти, признают это и местные чиновники. Сергей Цивилёв, губернатор Кемеровской области: «Нам в наследство от предыдущих периодов досталась тяжёлая экология. Угольные разрезы приблизились вплотную к городам. И целый ряд предприятий уже подписали соглашение о том, что они за свой счёт расселяют жителей домов, которые находятся в санитарно-защитной зоне».

«Зимой найти белый снег труднее, чем черный, – рассказывает изданию The Guardian Владимир Сливяк, сопредседатель Международной группы «Экозащита!». – Угольная пыль всегда присутствует в местном воздухе. Когда падает снег, она просто становится видимой».

«Уголь добывают «открытым способом» – с помощью взрывов… Куда бы ни дул ветер, он практически всегда дует с угольного разреза или с отвала породы. Сама по себе пыль эта токсична для человека, она оседает на огородах, улицах, домах, попадает в поверхностные воды. Угольные компании отравляют поверхностные воды, нарушают водоносные слои, загрязняют источники черными неочищенными стоками… Представьте себе: чистой воды нет, чистых продуктов нет, дом сотрясается от взрывов, а окружающий ландшафт превращается в марсианские горы. Угольные компании поступают крайне безответственно», – рассказывает Антон Лементуев, координатор группы «Экозащита!» в Новокузнецке.

«Цена угля»

Характерный для Кузбасса природный феномен – черный снег – визуализирует проблему. Но это – верхушка айсберга, под которой проблемы гораздо большего масштаба.

По официальным данным, кузбасский снег содержит соединения серы, нитриты, нитраты, хлориды. Кузбасс – это одно из крупнейших в мире угольных месторождений. В регионе проживает 2,6 миллиона человек. Здесь добывается около 60% всего российского угля. Кузбасский уголь составляет 76% российского угольного экспорта, причем объемы и добычи, и экспорта с каждым годом увеличиваются. По многим показателям Кемеровская область принадлежит к самым экологически неблагополучным регионам РФ.

Кузбасский воздух загрязнен диоксидом азота и бензопирена, а также угольной пылью и сажей, в результате чего люди подвержены хронической интоксикации. Реки Кузбасса, по официальным данным, относятся к категории загрязненных, содержание в них нефтепродуктов, фенолов, азота, железа, марганца и меди превышает нормы в несколько раз. 93,8% питьевой воды в Кемеровской области не соответствует санитарным химическим и микробиологическим нормам.

Неблагополучные условия жизни в регионе сказываются на здоровье его жителей: средняя продолжительность жизни в Кузбассе короче, чем в среднем в России. Кемеровская область лидирует по заболеваемости детским церебральным параличом. Заболеваемость туберкулезом в области выше среднего по России в 1,7 раза, уровень детских психических расстройств – в 1,8 раза выше, случаев умственной отсталости среди детей – в 2,4 раза больше, чем в среднем по России.

Все эти факты независимые экологи озвучивают не первый год – деградация почв и ландшафтов, загрязнение воздуха и рек, ухудшение здоровья и условий жизни населения, нарушение прав коренных народов – таковы опустошающие последствия угледобычи в российском Кузбассе, свет на которые проливает доклад «Цена угля», подготовленный группой «Экозащита!».

«По официальным данным, в Кемеровской области только три человека из ста имеют удовлетворительные условия проживания. Кроме того, здесь отмечены самые высокие показатели профессиональной заболеваемости. Причем за последние два года показатель области вырос почти на 5%», – говорится в докладе.

Кемеровская область занимает второе после Московской области место по доле нарушенных земель, изъятых из продуктивного оборота: плодородные земли уничтожаются при разработке угольных карьеров. По оценкам специалистов, нарушенные земли составляют около 20% от заселенной территории Кузбасса. При этом угледобывающие предприятия не заинтересованы в том, чтобы тратить средства на рекультивацию земель, предпочитая утверждать в проектной документации, что после выработки карьера природа восстановится сама.

«Колоссальный вред человеку и природе из-за добычи и сжигания угля – больше не вопрос дискуссии, а очевидный факт. Вред, который уголь наносит климату, признан во всем мире, а будущее угольной промышленности под большим вопросом. Учитывая, что Россия подписала Парижское соглашение по климату в ООН, логичным шагом было бы разработать программу постепенного отказа от добычи и использования угля, включая меры по обеспечению рабочих мест для бывших угольщиков. Это не только улучшило бы экологическую обстановку и здоровье населения угольных регионов, но и предотвратило бы рост безработицы и экономический кризис в Кузбассе», – говорит Владимир Сливяк.

Экологические активисты призывают западные страны бойкотировать российский уголь. Проблема может решиться, если западные страны прекратят покупать уголь, пока угледобывающие компании не улучшат ситуацию. Критики угольной отрасли говорят, что пока власти продолжают закрывать глаза на нарушения норм и правил безопасности.

Власти Кузбасса не спешат отказываться от тезиса, что расширение добычи угля стратегически важно для Кузбасса, сворачивать добычу ни в коем случае нельзя. Бывший губернатор Кемеровской области Аман Тулеев заявлял, что региональная экономика выживает только за счет того, что сейчас Кузбасс добывает практически 60 процентов от всего российского угля, в том числе 70 процентов наиболее ценных, коксующихся марок, которые, по его словами продаются «влет». По словам Тулеева, «ученые несут разную ерунду, мол, вред экологии и климату, что уголь надо убирать, а шахты закрывать».

Нынешний заместитель губернатора Кузбасса Андрей Панов не столь категоричен, но тоже старается «отвести огонь» от угледобывающей промышленности. Комментируя появление черного снега, он заявил, что угольно-черный оттенок может придавать не только обогатительная фабрика, но и угольные котельные, и транспорт, и предприятия. «Есть такая проблема, она присутствует во всех населенных пунктах, где сложились неблагоприятные метеоусловия», – сказал он.

Ангелы здесь больше не живут

Тем временем у местного населения нет сомнений в вопросе об источниках выбросов и главных загрязнителях. Число экологических протестов, которые ранее были редки в Кузбассе, растет.

Тайга.инфо не раз писала, что жители Кемеровской области протестуют против добычи ископаемых открытым способом. Главной претензией местного населения является то, что при поддержке властей корпорации используют варварские способы добычи, игнорируя, что это лишает людей домашних хозяйств, земель, здоровья.

«Планы развития региона подразумевают рост добычи угля открытым способом, что негативно скажется на и без того сложной экологической и социальной обстановке», – говорит Антон Лементуев.

Жители деревни Ананьево Новокузнецкого района, которая расположена рядом с угольными разрезами, записали видеоклип с протестом против добычи угля и бездействия властей. С его помощью жители села хотят обратить внимание на свои проблемы.

Песню исполняет девочка-подросток. Исполнительница и играющие в кадре дети сняты на фоне угольных выработок и черного снега. В видеоряде использованы картинки из повседневной жизни жителей Кузбасса – кадры взрывов породы, смога, черного снега, дымящихся труб и протестных акций. Дети на фоне выработок поют, что остались «совсем одни». Песня называется «Ангелы здесь больше не живут».

Тем временем все больше стран мира, в том числе и бывшие угольные гиганты, отказываются от добычи угля и закрывают шахты. Высокие затраты на добычу угля подземным способом в традиционных и истощенных угольных бассейнах постепенно сделали это занятие нерентабельным. Добыча угля остается уделом стран с более дешевой рабочей силой, более низкими стандартами техники безопасности и более низкими экологическими стандартами.

Ольга Подосенова