Побег от климата

Desert Фото: Vitor Esteves

Климат в истории человечества

Учрежденный в 1970-е годы для изучения проблем в области экологии, экономики и социальной сферы Международный институт прикладного системного анализа (IIASA) – сегодня влиятельный центр научных исследований, объединяющий ведущих ученых со всего мира. В последние годы многие ученые всерьез обеспокоились темой воздействия изменения климата на миграцию и попытались оценить, как оно могло влиять на историю человечества в прошлом.

Анализ климата Старого Света показывает, что прошлые глобальные потепления и похолодания были причиной упадка Византии в VII-VIII веках нашей эры, эллинистического Египта в IV-III веках до нашей эры, и остановки монгольского похода на Запад в 1242 году. Климатические изменения могли вызвать еще более серьезные последствия – разрушение цивилизаций индейцев майя и индийских городов-государств.

Подобные открытия и связанные с ними заявления политиков, как отмечает один из авторов доклада IIASA Хесус Куарежма из Венского университета экономики и бизнеса, породили очередной спор среди ученых насчет того, насколько сильно современные конфликты на Ближнем Востоке и волны миграции, захлестнувшие Европу и США, были связаны с глобальным потеплением.

Современные климатологи считают, что серия засух серьезно повлияла на конфликт на Ближнем Востоке в 2009 году, а войны в Латинской Америке в доколумбову эру были во многом связаны с климатическим феноменом Эль-Ниньо и порождаемым им неурожаем.

Авторы доклада «Климат, конфликты и вынужденная миграция» заявляют, что их исследование подтверждает причинно-следственную связь между изменением климата и ростом числа конфликтов, а также массовой миграцией из регионов, пострадавших от вызванных им природных катаклизмов.

Доказали предметно

Если раньше утверждения о связи климата и миграции звучали в основном со страниц масс-медиа, то теперь им нашлось формальное научное подтверждение. Причинно-следственная связь между климатом, конфликтами и миграцией впервые исследовалась на уровне статистической строгости.

Чтобы установить природу связи между изменением климата и ростом миграции более точно, авторы работы использовали комплексную модель, проведя сразу несколько исследований, объединенных в одно. Они изучили прошения о предоставлении убежища, поданные с 2006 по 2015 год беженцами в 157 государствах по всему миру, а затем изучили климатические условия в странах, из которых бежали авторы этих заявлений, и составили хронологическую динамическую модель.

«Мы внесли свой вклад в общественную дискуссию о миграции, вызванной изменением климата, предоставив новые научные доказательства», – говорит соавтор исследования, Рая Муттарак из Университета Восточной Англии.

В качестве основного показателя изменений климата было взято соотношение между количеством выпавших осадков и объемом испарений (SPEI). О количестве и масштабе конфликтов судили по информации глобальной базы данных о вооруженных конфликтах, которую с 1946 года ведет шведский Университет Уппсалы. Разработанная учеными модель учитывала и множество других показателей: расстояние между страной происхождении и страной прибытия, размер населения обоих государств, их политический статус, присутствие в них этнических и религиозных групп и так далее.

В итоге исследователи пришли к выводу: влияние изменения климата на возникновение конфликтов имело особое значение для Западной Азии в период 2010-2012 годов, когда во многих странах происходили политические преобразования, что говорит о прямом влиянии климатических факторов на возникновение конфликтов и рост потока беженцев.

Войны, по данным аналитиков, резко повышали число людей, покидавших эти страны в поисках спокойной жизни в других уголках Земли. В среднем, падение уровня осадков на одну условную единицу приводило к тому, что поток беженцев становился больше примерно на 3%.

Авторы выделяют пять категорий факторов миграции: экономические факторы (к примеру, различия в доходах и возможностях трудоустройства); политические движущие силы; демографические факторы (численность и состав населения); социальные факторы (культурные традиции); и экологические факторы, которые связаны с экосистемными услугами.

Жара плюс агрессия

Предположения о том, что резкое увеличение притока мигрантов в Европу из стран Африки и Ближнего Востока связано с глобальными климатическими изменениями (и – как следствие – существенным ухудшением там гуманитарной ситуации), высказывались в последние годы неоднократно.

До отчета Международного института прикладного системного анализа похожие исследования публиковали и другие ученые. К примеру, ранее вышла статья Миссириана и Шленкера, в которой рассматривается взаимосвязь между запросами о предоставлении убежища и колебаниями температуры. Авторы также использовали заявления о предоставлении убежища в Европейский Союз в период с 2000 по 2014 год в качестве косвенного фактора влияния.

Другое недавнее исследование Оуэна и Маслина, посвящено влиянию засухи и повышения температуры на перемещение населения и военные конфликты в Восточной Африке.

Еще одно исследование, опубликованное в журнале Current Climate Change Reports, описывает, каким образом изменение климата увеличивает вероятность насилия. Автор исследования Крейг Андерсон, профессор психологии из Университета штата Айова, демонстрирует, что более высокие температуры повышают раздражительность и враждебность.

Согласно данным, приведенным Крейгом Андерсоном, климатический дискомфорт и стихийные бедствия влияют на увеличение числа детей, подростков и взрослых, склонных к насилию. Например, плохие условия жизни, разрушенные семьи и неадекватное дородовое и детское питание являются факторами риска для появления склонных к насилию взрослых.

Другой косвенный эффект: некоторые стихийные бедствия настолько обширны и долговременны, что вынуждают большие группы людей мигрировать со своей родины. Андерсон говорит, что эта «эко-миграция» создает межгрупповые конфликты из-за ресурсов, что может привести к политическому насилию, гражданским войнам или войнам между государствами.

«Это глобальная проблема с очень серьезными последствиями. Нам нужно спланировать способы снижения негативного воздействия, – пишет Андерсон. – Недостаточное снабжение продовольствием и экономическое неравенство затрудняют воспитание здоровых и продуктивных граждан, что является одним из способов сокращения продолжительного насилия. Нам также нужно планировать и выделять ресурсы для помощи эко-мигрантам в их переселении в новые земли и страны».

По мнению исследователя, связь между жарой и агрессией может затронуть наибольшее количество людей, и в более жарких регионах наблюдается более жестокая преступность, бедность и безработица. Также, по мнению Андерсона, различия между мигрантами и людьми, живущими в районах переселения мигрантов, могут стать источником напряженности и насилия. По мере увеличения числа таких конфликтов в сочетании с наличием оружия массового уничтожения результаты могут быть разрушительными.

«Последствия настолько серьезны, что мы не можем позволить себе их игнорировать, – говорит Андерсон. – Именно поэтому США и другие страны должны следить за тем, чтобы эти региональные конфликты и проблемы экологической миграции не выходили из-под контроля. Один из способов сделать это – предоставить соответствующую помощь беженцам и облегчить им миграцию в регионы, где они могут быть продуктивными, здоровыми и счастливыми. Исходя из прошлого опыта, связанного со стихийными бедствиями, мы должны быть в состоянии подготовиться к будущим проблемам, выделив чрезвычайные ресурсы и средства».

Кроме того, эксперт считает, что мнение, которое граждане богатых стран часто имеют в отношении беженцев, необходимо изменить – от того, чтобы рассматривать их как угрозу, до видения, которое подчеркивает гуманитарные ценности и выгоды, которые беженцы приносят, когда их принимают в новой общине.

Не только климат, но и политика

Ученые Международного института прикладного системного анализа выразили озабоченность тем, что на сегодняшний день климатические изменения и миграция не воспринимаются обществом как взаимосвязанные явления.

Результаты исследования убедительно демонстрируют, что в 2006-2015 гг. климатические изменения играли существенную роль в уровне и направлении миграции, а более сильные засухи провоцировали более ожесточенные конфликты с большим числом жертв.

«Глобальное потепление вызовет войны и связанные с ними миграционные процессы далеко не везде. Мы показали, что резкие изменения климата вызовут серьезные конфликты и связанные с ними волны перемещений людей при плохом качестве госуправления и не очень высоком уровне демократии», – говорит Хесус Куарежма.

В своем исследовании ученые IIASA использовали статистическую модель, которая позволила им проверить, как соотносятся друг с другом вероятность развития конфликтов при различных уровнях государственного управления. Учитывались различные экономические и политические факторы, в том числе уровень достатка, стабильность режима и прочие важные параметры. Как оказалось, зависимость между этими тремя процессами действительно существовала, однако она была характерной только для стран с низким или среднем уровнем демократии и плохим качеством госуправления.

Она проявлялась в том, что длительные засухи и прочие климатические аномалии, возникавшие в этих государствах, значительно повышали вероятность развития новых конфликтов на почве доступа к ресурсам и уменьшали длину промежутков времени между ними.

Самыми яркими примерами этого, по словам Курежмы и его коллег, стали военные столкновения и народные восстания 2010-2012 годов в Тунисе, Ливии, Йемене и других странах, получивших название «арабской весны». В качестве отдельного примера приведена ситуация в Сирии, где начавшаяся революция переросла в полномасштабную гражданскую войну, продолжающуюся до сих пор и унесшую уже сотни тысяч жизней.

В исследовании утверждается, что предпосылкой к такому развитию событий стало повышение в этом регионе средних температур. Из-за затяжной засухи и острого дефицита пресной воды в стране несколько лет подряд собирали очень плохой урожай, что привело к массовому исходу сельского населения в города.

В результате такой вынужденной урбанизации и «плохого управления» сирийские города оказались перенаселены, там стало не хватать жилья, и резко выросла безработица. На фоне продолжающегося роста цен (также вызванного засухой и, как следствие, недостатком продуктов) это привело к росту недовольства, массовым протестам, политическому противостоянию – а в итоге к гражданской войне и миллионам беженцев. В исследовании отмечается, что похожим образом события развивались в тот период и в других африканских странах, в том числе расположенных южнее Сахары.

Климатическая миграция: надвигающаяся буря

«К 2050 году изменение климата вынудит 143 млн человек покинуть места, где они жили, прогнозируют эксперты Всемирного банка.

«Проблема внутренней миграции, вызванной изменением климата, недооценивается экспертами и правительствами стран, которые могут столкнуться с ее последствиями в ближайшие 30 лет, – пишут аналитики Всемирного банка в исследовании «Надвигающаяся буря: как изменение климата влияет на внутреннюю миграцию», опубликованном на сайте организации.

Основная причина внутренней миграции (люди переезжают жить не в соседние страны, а в более благополучные районы свой страны) – медленное изменение климата, которое вызывает недостаток чистой воды, приводит к засухам и другим природным катаклизмам, неурожаям и недостатку продуктов.

Если мировое сообщество не обратит внимание на проблему, к 2050 году около 86 млн человек в странах Африки, 40 млн в Южной Азии и 17 млн жителей стран Латинской Америке покинут места, где они сейчас живут, – прибрежные районы, которые часто страдают от штормов, расположенные в низменностях города, которым может угрожать затопление, высокогорья, которые испытывают недостаток в воде для земледелия, и так далее.

​Кроме того, по мнению экспертов, в зону риска попадают не только южные регионы, которые мы привыкли считать самыми уязвимыми. Также пострадают крупные города и другие районы с более благоприятными для проживания условиями, куда устремится обнищавшие население.

Минимизировать негативные последствия «климатической миграции» помогут понимание миграционных процессов, целенаправленные инвестиции и снижение уровня выбросов парниковых газов, считают эксперты.

Они призывают правительства всех стран, начать разрабатывать меры, которые помогут мигрантам адаптироваться в новых местах, – разрабатывать программы по трудоустройству и обучению мигрантов, вносить изменения в законодательство, защищать права жителей районов, которые могут стать центром притяжения мигрантов. Если процессами миграции разумно управлять и рассматривать их в стратегическом контексте, перемещение людей может стать новым стимулом к развитию регионов.

Ольга Подосенова