Мнение: металлурги Никеля дали комментарий по выбросу двуокиси серы 25 января

Nikel Поселок Никель, Мурманская область. Фото: Анна Киреева

Пресс-релиз по поводу, так сказать, «неожиданного» выброса двуокиси серы из труб плавильного цеха Кольской горно-металлургической компании Кольская ГМК) в поселке Никель (Мурманская область) опубликован 4 февраля, а само задымление приграничных районов норвежской территории произошло 25 января. Да такое, что местных жителей власти попросили воздержаться от выхода на улицу.

С одной стороны, подобная «оперативность» вызывает возмущение. С другой стороны, металлурги впервые за много лет молвили несколько фраз о выбросах, да еще подкрепили их графиками, наглядно показывающими динамику снижения выбросов двуокиси серы с 1998 года. Объем выбросов снижается, это неоспоримый факт.

ingressimage_smelting_plant_nikel.jpg Photo: Photo courtesy of Thomas Nilsen and the Barents Observer

Тут интересен другой вопрос: почему в пресс-релизе идет речь только о факте выброса 25 января? Если посмотреть данные мурманского Управления по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды за январь 2019 года, то мы обнаружим аж 18 (!) зарегистрированных фактов превышения предельно допустимой концентрации (ПДК) по двуокиси серы в зоне жилой застройке поселка Никель. Есть даже превышение в 6, 7 и 10 раз.

При этом зафиксированное 10 ПДК – это, может быть, и не такое точное значение, потому что, как-то ранее была аналогичная история, когда Гидромет признался, что их датчики концентрацию двуокиси серы больше 10 ПДК фиксируют некорректно, и им приходиться останавливаться на предельном значении «десять».

january_nikel Фото: Гидромет

Выбросами 25 января озабочена не только Кольская ГМК. Заместитель губернатора Мурманской области Евгений Никора также 4 февраля выразил свою обеспокоенность, только не выбросами, а реакцией соседней Норвегии: «Как нам стало известно, в начале февраля 2019 года в Норвегии состоится мероприятие, посвященное обсуждению экологической ситуации в приграничной зоне. К сожалению, представители региональных и муниципальных властей, промышленности Мурманской области, по нашей информации, на это мероприятие не приглашены, несмотря на готовность к участию в нем».

Nikora Евгений Никора, заместитель губернатора Мурманской области. Фото: news.vmurmanske.ru

Так не в этом ли причина? А тут еще министр окружающей среды Норвегии Ула Эльвестуен (Ola Elvestuen) намерен обсудить с главой Минприроды РФ Дмитрием Кобылкиным в Москве в феврале проблему трансграничных переносов атмосферных выбросов с предприятия «Норникеля» в Мурманской области, о чем заявил норвежскому изданию Barents Observer: «На России лежит ответственность за сокращение выбросов. Я подниму этот вопрос с российским министром природных ресурсов, когда встречусь с ним в Москве 19 февраля на заседании Норвежско-российской комиссии по окружающей среде».

«Кратковременный, разовый», по определению Никоры, выброс двуокиси серы из трубы плавильного цеха может поднять на острие межправительственных переговоров многолетнее обсуждение необходимости прекращения загрязнения атмосферного воздуха со стороны Кольской ГМК. Этой истории уже более 40 лет, она тянется с советских времен, когда Кольская ГМК использовала норильскую высокосернистую руду, в результате чего окрестности трех мурманских населенных пунктов превратились в «лунный пейзаж».

nikel_pollution_in_Norway Выбросы в поселке Никель, вид из Норвегии, Сванвик. Photo: Анна Киреева - Фото: Анна Киреева/Bellona

В прошлом веке разговор велся о трех источниках выбросов двуокиси серы: Мончегорск, Заполярный и Никель, но к настоящему моменту в этом списке реально остался только поселок Никель. В двух других населенных пунктах удалось добиться значительного сокращения выбросов.

Подобные случаи вызывают не только возмущение у норвежцев, живущих у границы с Россией, но и дискуссию о том, стоит ли покупать, например, электромобили, если в их аккумуляторах могут быть металлы, произведенные компанией, которая травит людей ради собственной выгоды. «Если так, то нам нужно покупать меньше разных электромобилей типа Тесла и т.п. Может быть, плавильный цех в Никеле станет меньше дымить, и не будет газовых атак?!» Что ж, вполне возможный сценарий дальнейшего развития событий, почему нет?

zolotkov Андрей Золотков

Но вернемся к реакции Кольской ГМК. Незамеченным остается тот факт, что металлурги считают необходимым объясняться только по случаю 25 января, а забывают о других своих «кратковременных, разовых» выбросах. Или 10 ПДК 23 января в Никеле без возмущения норвежской стороны не заслуживает внимания?!

Получается, что если население Никеля никто не предупреждает о том, что лучше бы остаться дома, местные жители не жалуются, значит, нет и проблемы? Уважаемые металлурги могут продолжать дымить на близлежащий российский населенный пункт такими концентрациями. А объясняться будут только при резкой смене направления ветра, когда загрязненные диоксидом серы воздушные массы окажутся на норвежской стороне, и появятся «министры».

Андрей Золотков

andrey@bellona.ru