«Зеленое» развитие: «горячая десятка» 2018-го

wind power renewable

Интересно, что большинство тенденций подтверждаются конкретными примерами из США, где «благодаря» президенту Трампу низкоуглеродное развитие исключено из списка национальных приоритетов. Потому список можно назвать «чистым», без примеси политизации.

1. Уголь умирает, ВИЭ дешевеют

Эта тенденция возникла гораздо раньше, но 2018 год окончательно расставил все по местам. «Неудобная правда для угольной промышленности заключается в том, что в 2018-м году потребление угля в США упало до самого низкого уровня за последние 40 лет. А данные Управления энергетической информации США показывают, что в 2018 году потребление угля упало примерно на 44% ниже уровня 2007 года», пишут эксперты.

Как сообщает журнал Forbes, 42% мировых угольных мощностей в настоящее время убыточны, и Соединенные Штаты могут сэкономить 78 миллиардов долларов, закрыв угольные электростанции. «Ничего личного – только экономика»: возобновляемая энергия стала дешевле энергии от ископаемого топлива.

Причем, по мнению ученых, своему провалу уголь обязан не только правилам международного регулирования. Причина – в быстром внедрении более дешевых «зеленых» технологий. Строить  солнечные и ветровые электростанции сейчас гораздо дешевле, чем любые другие.

Только в 2017-м было произведено 98 гигаватт солнечной энергии. Это – эквивалент 98 атомных электростанций. В 1977 году стоимость киловатт-часа солнечных фотоэлектрических элементов составляла 76 долларов. 3 ноября 2018-го Dubai Electricity and Water Authority (DEWA) установил цену на солнечную электроэнергию 0,024 доллара за киловатт-час. При этом представители компании отмечают, что речь идёт об «одноставочной» цене, которая обеспечивает возврат инвестиций и доход инвесторов.

За последние несколько лет произошел значительный прогресс во всех областях в сфере ВИЭ, но в настоящее время самые большие достижения связаны с хранением энергии. Например, 100-мегаваттная электростанция Илона Маска в Южной Австралии за первый год работы сэкономила 40 млн долларов.

В ежегодном анализе Lazard Levelized Cost of Energy (LCOE) сообщается, что общие затраты на работу солнечных и ветровых электростанций упали с 2009 г. на 88% и 69%, соответственно. Тем временем затраты на угольную и атомную генерацию увеличились на 9% и 23%.

2. Природный газ теряет корону

Американские ученые также отметили еще одну тенденцию, причем весьма необычную, – снижение потребления природного газа. Дело в том, что, несмотря на свой ископаемый характер, природный газ имеет «хорошую репутацию» – считается, что его влияние на климат гораздо меньше, чем, к примеру, у угля. Однако оказывается, и это ископаемое постепенно вытесняется ВИЭ. В 2018 году Институт Роки Маунтин (RMI) отметил тенденцию перевода жилого сектора с газа на возобновляемую электроэнергию.

Одним из важных факторов этого, по словам экспертов, является снижение стоимости солнечных и домашних систем хранения энергии на крыше. Некоторые домовладельцы могут переходить с газа на электричество по соображениям безопасности, но по большей части переход произходит по экономическим соображениям – домовладельцы стараются извлечь максимальную выгоду из солнечных систем на своих крышах.

3. Метан в изгнании

Все больше нефтегазовых компаний берут обязательства по сокращению выбросов метана. В конце 2017 года группа из восьми международных нефтегазовых компаний – BP, Eni, ExxonMobil, Repsol, Shell, Statoil, Total и Wintershall – подписали руководящие принципы, направленные на сокращение выбросов метана в нефтегазовой отрасли. В 2018 году к обязательству присоединился российский «Газпром», который владеет крупнейшими в мире запасами природного газа, и крупнейший экспортер газа «Катар Петролеум».

Эксперты RMI также ссылаются на пример Клуба Beyond Coal, который продвигает информацию о локальных воздействиях этого газа: выбросах метана в результате буровых работ, работ электростанций и транспортировки. Делается это для продвижения новой политики, стимулирующей декарбонизацию областей, связанных с использованием метана.

4. Расцвет ветровых оффшоров

В 2018 году ветровые станции, расположенные в море, во многих странах стали самым быстрорастущим сегментом среди всех ВИЭ. Рынок морской ветровой энергии продолжит расти и достигнет $60 млрд к 2024 году. Исходя из данных по продажам оборудования, это обеспечит рост на 18% ежегодно, говорится в исследовании Global Market Insights Inc.

Эксперты отмечают, что в США интерес инвесторов к атлантическим ветровым станциям значительно возрос при администрации Дональда Трампа. Глобальные энергетические компании, включая Shell, EDF и Equinor (ранее Statoil), вкладывают большие деньги в федеральные оффшорные зоны. Министерство энергетики США передает ветроэнергетику зарубежным инвесторам. Сотни турбин должны усеять Атлантическое побережье уже к середине 2020-го.

5. Возобновляемый водород

Водород считается топливом с нулевым выбросом, но процесс его получения далеко не во всех случаях можно считать устойчивым. В настоящее время основными источниками водорода являются природный и угольный газы. Но начинают использоваться варианты «возобновляемого» водорода.

Особое внимание уделяется «отщеплению» водорода от молекул воды с помощью электрического тока. Интеграция ветровой и солнечной энергии в энергосистему помогает уменьшить углеродный след от этого процесса.

Министерство энергетики США и компании частного сектора уже рассматривают модульные системы заправки водородом, которые производят водород на месте используя энергию, полученную от местных ВИЭ. К примеру, стартап Nikola продает полуприцепы на топливных элементах, а также планирует создание собственной сети станций заправки водородом. Логистические и транспортные копании типа UPS позиционируют возобновляемый водород как топливо будущего для дальнобойных грузовых автомобилей, погрузчиков и т.д. Портовые города и транспортные хабы начинают путь к коммерциализации водородных топливных элементов. Строится первая высокоскоростная паромная переправа на водородных топливных элементах, которую планируется запустить в бухте Сан-Франциско во второй половине 2019 года.

6. Распределенная энергия

Будущее за распределенной энергетикой, утверждают эксперты. Под ней подразумеваются источники, которые расположены в непосредственной близости от потребителей – школ, правительственных зданий, жилых домов и других объектов.

Американская ассоциация ветроэнергетики (AWEA) впервые добавила раздел «Распределенный ветер» в свой портфель, сославшись на возможность расширить рынок.

Распределенная энергетика также предоставляет общественности уникальную возможность непосредственного взаимодействия с технологиями возобновляемой энергетики в общественных масштабах, утверждают аналитики. В США проекты по распределенной ветровой энергии финансируются в рамках текущей программы Министерства сельского хозяйства США.

7. Безуглеродное электричество в моде у корпораций

В 2018-м корпорации купили рекордное количество возобновляемых источников энергии. Корпоративные закупки возобновляемой энергии установили в 2018 году новый рекорд – 6,43 гигаватт за год. Facebook, AT & T, Walmart, ExxonMobil и Microsoft лидировали в безуглеродных закупках, осуществив пятерку крупнейших сделок в этой сфере.

Xcel Energy взяла на себя обязательство до 2050 года начать предоставлять своим 3,6 миллионам потребителей электроэнергию без выбросов углерода. Это не единственная крупная компания в США, которая пообещала полностью перейти на «чистую» энергию. К ней присоединились Компания по коммунальному обслуживанию в Северной Индиане, Колорадское управление по энергетике Платт-Ривер и Мичиганская компания Consumer’s Energy. Они планируют поэтапно отказаться от угля к 2028, 2030 и 2040 годам соответственно. Калифорния, пятая по величине экономика в мире, планирует к 2045 году на 100% покрыть спрос на электроэнергию за счет ВИЭ.

8. ВИЭ для местных сообществ

Все больше городов ставят цели в области возобновляемых источников энергии. Мэры 22 городов мира взяли на себя обязательство сделать к 2050 году все здания в своих городах углеродно-нейтральными (то же самое касается новых зданий к 2030 году). При этом уже сейчас более 100 городов по всему миру получают более 70% электроэнергии из возобновляемых источников. RMI помогает городам в достижении их целей, разрабатывая стандарты энергоэффективности и зеленой энергетики.

Местные органы власти становятся силой рынка, с которой приходится считаться, пишут американские исследователи. Аналитики показывают, как специальные программы вынуждают коммунальные предприятия предоставлять добровольную опцию чистой электроэнергии. В прошлом «зеленый выбор» было трудно продать, потому что ветер и солнечная энергия были дороже. Однако цены на них продолжают падать, что облегчает выбор локальных сообществ. Примеры местных сообществ, полностью перешедших на чистую энергию, можно найти практически во всех уголках США – Калифорнии и Нью-Йорке, Иллинойсе, Массачусетсе, Нью-Джерси, Огайо, Род-Айленде, Вирджинии и др.

Низкая стоимость возобновляемой энергии также привлекает больше внимания сельских электрических кооперативов и других коммунальных служб. К примеру, в Техасе одно из муниципальных коммунальных предприятий подписало соглашение о покупке электроэнергии, в том числе 255 мегаватт солнечной энергии, что позволяет ему поддерживать репутацию предприятия с одними из самых низких в США тарифов на электроэнергию.

9. Оцифровка: клиент выбирает «зеленое»

Развитие цифровых технологий является основной тенденцией и одной из движущих сил низкоуглеродного развития, говорят эксперты. Новые криптовалютные платформы и блокчейн-обрудование также помогают продвигать возобновляемые источники энергии.

Один из провайдеров уже представил интеллектуальные счетчики, которые позволяют клиентам выбирать тип энергии, который они хотят потреблять, и переключаться с помощью своего смартфона с одного источника электроэнергии на другой. Следующим шагом для тех же счетчиков будет автоматическое переключение между поставщиками в зависимости от предпочтений клиента.

«Пять лет назад у нас не было умных счетчиков. Сейчас у нас их около 11 миллионов, – говорит Беатрис Бигуа, управляющий директор EDF Energy, Великобритания. – Солнечных панелей у нас вообще не было пять лет назад, а сейчас их миллион. Ранее клиент, у которого не было ни одного из этих устройств, ожидал от нас счета на энергию. Теперь они сами могут управлять своими счетами за электроэнергию. Постепенно мы приходим к системе гораздо более ориентированной на клиента. Мы видим, что теперь клиенты определяют, чего они хотят, именно они определяют направление развития рынка. Раньше этот рынок работал через центральный аппарат. Сейчас он работает совсем по-другому – сами клиенты направляют свои инвестиции, и они полностью формируют энергетические запросы».

«Если мы посмотрим на энергетический мир, то в Великобритании он сильно изменился. У нас долгое время все пространство занимали шесть традиционных предприятий, которые присутствовали на рынке очень долгое время. Сейчас речь идет о десятках новых компаний, которые приходят в энергетическую сферу с совершенно другим мышлением. У них нет устаревших систем. Они – цифровые по умолчанию, и это изменит все», – говорит Беатрис Бигуа.

10. Пора оплатить услуги природы

Резкое увеличение численности населения приводит к истощению природных ресурсов. На протяжении всей истории человечества людям было достаточно сельскохозяйственных угодий, воды и других ресурсов. В последние же 20-30 лет человечество использовало непозволительно много. К 2025 году в районах, страдающих от нехватки воды, будут проживать не менее 1,8 миллиарда человек. Не первый год ученые говорят о необходимости введения принципиально новых механизмов регулирования – оплаты экосистемных услуг.

Немногие из нас задумываются, что обеспечение чистой питьевой водой, разложение отходов, самоочистка водоемов, естественное опыление сельскохозяйственных культур – это сложная природная система, которая из-за вторжения человека исчерпывает свои возможности, а без нее планета становится не пригодной для жизни людей.

Ученые в очередной раз напоминают, что многие из экосистемных потребностей, которые мы считаем само собой разумеющимися и бесплатными сейчас, должны адекватно оцениваться и оплачиваться до полного их восстановления. Человеку придется платить за блага, которые он до сих пор получал бесплатно, и эти средства должны идти на «компенсацию» окружающей среде – восстановление правильно функционирующих экосистем.

Люди, которые живут в определенной экосистеме, могут оказать большое влияние на окружающую среду, особенно, если они мотивированы экономически. Программы платежей за экосистемные услуги могут привести к улучшению состояния окружающей среды, предлагая землевладельцам экономические стимулы для использования своей земли экологически безопасным способом, считают эксперты.

Сотрудники Смитсоновского института тропических исследований оценили экономическую осуществимость программ платежей за экосистемные услуги. Вариантов такого регулирования оказалось довольно много, один из них – налог на углерод.

Американский Совет по климатическому лидерству предложил ввести налог на углерод, начиная с 40 долларов за тонну углерода, выбрасываемого в окружающую среду. Это не огромная сумма для семьи из четырех человек, производящей около пяти тонн углерода в год. Но совокупный эффект от такого налога может окупиться. Это, конечно, не идеальное решение, но варианты искать придется, говорят эксперты.

Взлетно-посадочная полоса для низкоуглеродного развития

Все это и многое другое позволяет утверждать, что мы находимся на переломном этапе жизни человечества, пишут эксперты. В то время, когда мировую экономику сотрясают кризисы, новые низкоуглеродные технологии превращаются в «величайшую инвестиционную возможность 21-го века».

Мир продолжает двигаться вперед в направлении чистой энергии. Исследователи утверждают, что, несмотря на сегодняшние сверхдостижения по многим параметрам, огромная взлетно-посадочная полоса технологического усовершенствования и сокращения затрат для низкоуглеродного развития еще впереди.

Ольга Подосенова