Экологические активисты наказаны уголовными сроками за свою деятельность

ingressimage_vitishko[1] Фото: Экологическая вахта по Северному Кавказу

Статья подготовлена специально для 58 номера издаваемого «Беллоной» журнала «Экология и право».

Процесс по делу Витишко и Газаряна стал показателен не только суровостью приговора, но и абсурдностью самой постановки вопроса: активистов обвинили в порче незаконного сооружения на общедоступной территории Государственного лесного фонда, которое не может там находиться по закону.

Незаконная резиденция

Конфликт между губернатором региона и общественной организацией «Экологическая вахта по Северному Кавказу» возник в начале 2011 года, когда «зеленые» обнаружили, что на участке морского берега вокруг загородного домовладения губернатора Краснодарского края Александра Ткачева в селе Бжид Туапсинского района некие лица пытаются ограничить свободное передвижение граждан по территории Государственного лесного фонда и пляжной полосе Черного моря.

Характерно, что о самой приморской «резиденции» кубанского губернатора было хорошо известно еще с середины 2000-х годов, однако сведения о природоохранных нарушениях при строительстве этого объекта появились лишь через несколько лет, когда начались интенсивные работы на прилегающей к «даче» территории Государственного лесного фонда, а также в прибрежной полосе Черного моря.

В феврале 2011 года активисты «Экологической вахты по Северному Кавказу» и Геленджикского правозащитного центра, обследовавшие прилегающий к VIP-объекту участок «квартал 139А» Лермонтовского участкового лесничества Джубгского лесничества, обнаружили факты порубок пицундских сосен – вида, занесенного в Красную книгу России.

Кроме того, активисты установили, что в нарушение Лесного кодекса территория лесного фонда, занятая «дачей Ткачева», огорожена забором из колючей проволоки. Был зафиксирован факт нарушения статьи 6 Водного кодекса РФ в результате строительства бетонного сооружения в пляжной полосе, которое сделало невозможным свободный проход по берегу.

«Пикник на природе»

28 февраля 2011 года активистов «Экологической вахты по Северному Кавказу» и Геленджикского правозащитного центра, пытавшихся провести возле «дачи Ткачева» акцию протеста в форме «пикника на природе», задержали сотрудники полиции, которые затем доставили их в отделение полиции поселка Джубга. В числе задержанных оказался также журналист «Новой газеты». Основной состав участников акции отпустили в тот же день, а четверым из них – Евгению Витишко, Сурену Газаряну, Зуфару Ачилову и Дмитрию Шевченко вменили нарушение статьи 19.3 Кодекса РФ об административных правонарушениях (неповиновение законному требованию сотрудника полиции).

Все четверо по постановлению мирового суда были помещены под административный арест в спецприемник УВД Туапсинского района, при этом самый большой срок получил Евгений Витишко – 10 суток ареста.

Пресс-служба администрации Краснодарского края попыталась погасить скандал, разгоревшийся в связи с арестом «зеленых», заявив в распространенном для СМИ пресс-релизе о том, что «группу лиц, представлявшихся экологами и журналистами, задержали у строящегося дома… Отношения к данному коттеджу и земельному участку Александр Ткачев не имеет».

bodytextimage_vitishko_map10[1] Фото: Александра Солохина, ЭПЦ Беллона

Кроме того, на следующий день после задержания активистов директор некоего ООО «Отдых» заявил, что пляжная территория, рядом с которой произошел этот инцидент, находится в аренде у данной организации «с целью его обустройства и последующей эксплуатации». «Никакой якобы дачи Ткачева на нашей территории нет», – заявил господин Котов в интервью порталу «ЮГА.ру».
Документальные подтверждения

Тем не менее «Экологической вахте по Северному Кавказу» удалось получить выписку из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество (выписка из ЕГРП № 01/2272011-397, выдана Управлением Росреестра по Краснодарскому краю), из которой следует, что некий Александр Николаевич Ткачев (полный тезка губернатора Краснодарского края) владеет земельным участком площадью 999 кв. м с кадастровым номером 23:33:0102001:18, расположенным в центре охраняемой территории в районе села Бжид, где в феврале 2011 года и были задержаны экологи.

Кроме того, активисты выяснили, что в своей декларации о доходах за 2010 год губернатор Краснодарского края также указывает наличие у себя в собственности земельного участка в селе Бжид площадью 999 кв. м.

Также, как выяснил Сурен Газарян, проведя собственное расследование, на охраняемой территории внутри периметра, огороженного забором с колючей проволокой, расположены три поставленных на кадастровый учет земельных участка: непосредственно к участку Ткачева примыкает участок некоего Сергея Стороженко, а чуть дальше от моря находится участок гражданки Елены Кривневой. Граждане Стороженко и Кривнева, как выяснил Сурен Газарян, являются соучредителями того самого ООО «Отдых», на территории которого, по заверениям директора этой организации, «нет никакой дачи Ткачева».

29 мая 2011 года «Экологическая вахта» повторно провела общественную инспекцию огороженной территории. Было обнаружено, что после февральской акции «зеленых» вместо забора с колючей проволокой ударными темпами возводится капитальный металлический забор, по верху которого протягиваются оголенные провода. При этом за самим забором ведутся активные строительные работы. Как выяснили экологи, большая часть скрытых за забором построек оказалась размещена на территории

Государственного лесного фонда, не закрепленной за конкретными лицами, а также на общедоступной береговой полосе. При этом ни один из строящихся объектов, включая марину для яхт и два морских мола, не проходил государственную экологическую экспертизу, а объекты на территории Гослесфонда (включая сам забор), к тому же, возводились при отсутствии проекта освоения лесов.

Как узаконили «дачу Ткачева»

Весной и летом 2011 года произошел ряд изменений в принадлежности и статусе земельных участков вокруг «дачи» губернатора, что, очевидно, явилось следствием разгоревшегося скандала и попыткой задним числом узаконить самовольные постройки.

К примеру, в марте 2011 года постановлением администрации МО Туапсинский район от 04.03.2011 № 430 был утвержден градостроительный план земельного участка с кадастровым номером 23:33:0102001:66 – того самого участка, который находится в аренде у ООО «Отдых». На основании наличия градостроительного плана та же самая администрация Туапсинского района выдала ООО «Отдых» разрешение на строительство некоего «волногасящего пляжа» (разрешение № RU23534101-531 от 21.04.2011). Разрешение на строительство фактически было выдано задним числом.

Затем в мае 2011 года губернатор Тка­чев заключил с администрацией Туапсинского района договор аренды земельного участка с кадастровым номером 23:33:0102001:72 площадью 9671 кв. м, примыкающего к участку 23:33:0102001:18, который, как указано выше, находится в его собственности и на котором размещена сама «дача». На участке 23:33:0102001:72 был расположен ряд незаконных построек, которые после заключения договора аренды были узаконены постановлением главы администрации Туапсинского района от 21.06.2011 № 1181, согласно которому был утвержден градостроительный план указанного земельного участка.

В августе того же года постановлением главы администрации Туапсинского района от 12.08.2011 № 1555 утвержден градостроительный план земельного участка с кадастровым номером 23:33:0102001:75, находящегося в аренде у упомянутого выше Сергея Стороженко, что де-факто узаконило самовольные постройки и сооружения, возведенные ранее на данном участке.

Далее, постановлениями главы администрации Туапсинского района от 12.08.2011 № 1553 и № 1554 были утверждены градостроительные планы земельных участков 23:33:0102001:19 и 23:33:0102001:18 (граничащие с участком 23:33:0102001:72, арендованным лично губернатором). Указанные участки, как впоследствии выяснилось, находятся в аренде у ЗАО «Агрокомплекс» – семейного предприятия Александра Ткачева, его отца и брата (действующего депутата Госдумы РФ от «Единой России»).

Таким образом, к осени 2011 года губернатор и его окружение предприняли все возможные меры по «легализации» и самой «дачи», и построек вокруг нее. Непонятным оставался лишь статус металлического забора, сооружение которого было закончено в августе 2011-го.

Нахождение объекта капитального строительства на территории Государственного лесного фонда противоречило требованиям Лесного кодекса, однако по результатам рассмотрения обращения «Экологической вахты» департамент лесного хозяйства Краснодарского края сообщил, что в наличии этого капитального сооружения в лесу якобы нет никаких нарушений. «Требование лесного законодательства РФ о праве граждан свободно и бесплатно пребывать в лесах выполнено, так как две стороны арендованного лесного участка свободны от каких-либо ограждений», – сообщается в ответе этого ведомства (письмо департамента лесного хозяйства Краснодарского края от 14.10.2014 № 74-5112/11-05-18).

Иными словами, по мнению лесных чиновников, нет никакого нарушения в том, что забор перекрыл сквозной проход по лесу.

Уголовное преследование

13 ноября 2011 года группа активистов «Экологической вахты по Северному Кавказу» во главе с Суреном Газаряном и Евгением Витишко решила проверить «доступность с двух сторон» огороженного забором лесного участка, для чего им пришлось снять одну из секций забора. Реакция на эту акцию последовала незамедлительно: уже 21 ноября 2011 года Следственный отдел ОМВД по Туапсинскому району возбудил уголовное дело № 238021 в отношении «неустановленных лиц» по части 1 статьи 167 УК РФ (умышленное уничтожение или повреждение имущества), которое затем переквалифицировалось в часть 2 той же статьи УК. При этом потерпевшим оказался не кубанский губернатор, не ЗАО «Агрокомплекс» и прочие уже известные на тот момент землепользователи, а некое ООО «Капитель-2». На допросы стали вызывать всех членов «Экологической вахты», принимавших участие в предыдущих акциях возле «дачи Ткачева».

В конце февраля 2012 года подозреваемыми по делу были признаны Евгений Витишко и Сурен Газарян. По версии следствия, «реализуя совместный преступный умысел, Газарян в группе с Витишко и неустановленными соучастниками в указанное время прибыл на территорию вышеуказанного лесного массива к металлическому ограждению, где с использованием заранее специально принесенных с собой аэрозольных баллончиков с красящим веществом черного цвета они, действуя из хулиганских побуждений, грубо нарушая общественный порядок, выражая явное неуважение к обществу и демонстрируя пренебрежение к общепринятых нормам морали, умышленно нанесли на поверхность металлического ограждения надписи: «Саня – вор», «Жаба», «Это наш лес», «Это наша земля», «Партия воров», десять трафаретных изображений медведя с надписью «Хватит», а также отогнули две секции ограждения, деформировав тем самым оград».

Согласно заключению привлеченного полицией эксперта ГУП КК «Крайтехинвентаризация» Владимира Астапенкова, «из-за надписей забор длиной 104 и шириной 2,5 метра потерял свои эстетические качества и более не может использоваться как ограждение светло-серого цвета лицевой стороны и цвета хаки обратной стороны».

Для восстановления эстетических качеств забора, по мнению эксперта Астапенкова, его необходимо ободрать до металла по всей длине, заново загрунтовать и покрасить. В результате экспертизы ущерб «уникальному ограждению» оценен в 119 063 рубля и 13 копеек.

На предварительных слушаниях дела в Туапсинском районном суде судья Галина Авджи отклонила 13 ходатайств адвокатов обвиняемых из 15 заявленных. В числе отклоненных ходатайств – анализ космических снимков губернаторской «дачи», а также заключение независимой оценочной экспертизы. Таким образом, «за скобки» правосудия были вынесены важнейшие доказательства, что фактически поставило крест на дальнейшем объективном разбирательстве дела, поскольку ни следствие, ни прокуратуру, ни суд так и не заинтересовал вопрос: что же именно «испортили» экологи?

В ходе следствия так и не установлена принадлежность и законность «испорченного» имущества, при том, что в материалах уголовного дела имеется копия договора аренды участка лесного фонда, заключенного между ЗАО «Агрокомплекс» и департаментом лесного хозяйства Краснодарского края, где в числе прочих условий аренды прописан запрет на установку капитальных ограждений забора. Почему следствие не выделило в отдельное производство расследование по факту самоуправства со стороны установщиков забора, совершенно неясно.

Другой ключевой факт состоит в том, что никаких прямых и неопровержимых доказательств того, что надписи на забор наносили именно Газарян и Витишко, не существует. К делу в качестве доказательств были приобщены лишь фотографии, размещенные самими же активистами в Интернете. На одной из них (взятой следствием за основу), к примеру, Витишко позирует с электрическим шуруповертом, что никак не свидетельствует о каком-либо «вандализме».

Кроме того, сторона защиты поставила под сомнение достоверность судебно-технической экспертизы и оценку стоимости работ по «восстановлению эстетических качеств забора». Как отметил участвовавший в процессе юрист «Экологической вахты по Северному Кавказу» Александр Баранов, «непонятно, зачем полностью перекрашивать забор, если надписи на нем занимают менее 1% его площади и их можно смыть простым растворителем» (см. ролик на сайте www.youtube.com «Приговор Витишко и Газаряну комментирует юрист»).

Приговор

20 июня 2012 года Газаряну и Витишко был вынесен обвинительный приговор. Судья Галина Авджи назначила экологам по три года лишения свободы условно каждому и по два года испытательного срока. Защитники природы были обязаны находиться дома с 23.00 до 6.00, а также были лишены права менять место жительства без уведомления контролирующих органов.

В августе 2012 года Краснодарский краевой суд отклонил жалобу адвокатов Газаряна и Витишко, оставив приговор в силе. В том же месяце против Газаряна было возбуждено еще одно уголовное дело – по факту якобы имевших место «угрозы убийством» и «оказания устрашающего психологического действия» на сотрудника службы безопасности объекта в районе Геленджика, известного как «дворец Путина» (постановление дознавателя ОД ОМВД России по г. Геленджику от 07.08.2012 № 333065). В ноябре Сурену Газаряну должно было быть предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 119 УК РФ (угроза убийством или причинение тяжкого вреда здоровью), что, учитывая наличие у него условного срока, означало, что активиста направили бы в СИЗО.

Явиться для получения обвинительного постановления Газарян отказался, из-за чего был объявлен в федеральный розыск, но в конце ноября 2012 года он сумел выехать за границу и попросил политического убежища в Эстонии (в настоящее время проживает в Германии).

С Евгением Витишко после вступления в силу приговора по делу о «порче забора» ситуация поначалу развивалась менее драматично, однако сотрудники ФСИН и полицейские установили за активистом практически круглосуточное наружное наблюдение под предлогом «контроля за соблюдением условий судебного приговора».

Уже в первый же месяц отбытия условного срока Витишко было вынесено два предупреждения – одно за то, что он не успел вернуться домой к 12 часам ночи в Туапсе после участия в экологическом митинге, другое – за то, что он якобы нарушил режим ограничений, когда он, как кандидат в депутаты Законодательного собрания Краснодарского края, находился в Туапсинской территориальной избирательной комиссии во время подсчета голосов (о том, что он будет находиться в ТИК в соответствии со своим статусом кандидата в депутаты ЗС, Витишко своевременно уведомил Уголовно-исполнительную инспекцию города Туапсе).

4 ноября 2013 года Евгения Витишко дважды задерживали полицейские на трассе Краснодар–Туапсе. 6 ноября Туапсинский филиал Уголовно-исполнительной инспекции УФСИН России по Краснодарскому краю вынес активисту очередное предупреждение «о нарушении режима отбывания наказания». Формальным поводом послужило то, что Витишко не уведомил исполнительную инспекцию о выезде за пределы Туапсинского района.

Этого УФСИНу показалось достаточным для того, чтобы направить в суд представление об изменении меры наказания для Витишко: исполнительная инспекция потребовала отправить эколога в колонию-поселение на 3 года (при этом уже отбытая часть условного срока в зачет не ставилась).

Арест

20 декабря 2013 года судья Туапсинского городского суда Игорь Милинчук, рассмотрев представление Туапсинского филиала Уголовно-исполнительной инспекции УФСИН России по Краснодарскому краю, вынес решение его удовлетворить. 12 февраля 2014 года Краснодарский краевой суд отклонил апелляционную жалобу адвокатов Витишко. Сам эколог смог принять участие в судебном заседании только по видео­связи из спецприемника для арестованных в административном порядке, поскольку 3 февраля он был задержан в Туапсе сотрудниками полиции, обвинивших эколога в «нецензурной брани» в общественном месте, и по решению мирового суда был арестован на 15 суток.

Характерно, что эколога задержали на выходе из Уголовно-исполнительной инспекции УФСИН России по Краснодарскому краю, куда он явился подать уведомление о намерении выехать на один день в Сочи для встречи с журналистами иностранных СМИ, интересующихся темой экологических нарушений при подготовке к Олимпиаде в Сочи (открытие Зимней Олимпиады в Сочи состоялось 6 февраля 2014 года).

Когда 13 февраля в знак протеста против административного ареста и решения Краснодарского краевого суда Евгений Витишко объявил голодовку, Международный олимпийский комитет (МОК) был вынужден отреагировать на набирающий обороты в СМИ в самый разгар Олимпийских игр скандал. При этом ранее МОК обращался к российским властям с просьбой прояснить ситуацию с заменой условного наказания для Евгения Витишко на реальное. Пресс-секретарь организации Марк Адамс 15 февраля заявил, что «в Комитете удостоверились, что это произошло не в связи с Олимпийскими играми и не связано с тем, что Витишко критиковал российские власти». По словам г-на Адамса, МОК «получил от российских властей убедительные свидетельства того, что дело Витишко связано с вандализмом, а замена условного приговора на реальный обусловлена нарушением правил условного приговора».

18 февраля, по истечении срока административного ареста за «нецензурную брань» Евгения Витишко втайне от его родных перевели в СИЗО Краснодара, откуда отправили «по этапу» в колонию-поселение № 2 в поселке Кирсановское Тамбовской области. Фактически три недели родных и близких Витишко, а также его адвокатов и коллег держали в неведении относительно его местонахождения.

С середины марта 2014 года по настоящее время Евгений Витишко отбывает наказание в этом исправительном учреждении, при этом в первые же месяцы пребывания там экоузник успел получить несколько дисциплинарных взысканий, наличие которых в любой момент может дать повод администрации колонии ходатайствовать о переводе Витишко в колонию более строгого режима. Сам Евгений полагает, что руководство исправительного учреждения подвергает его обструкции за постоянные жалобы в прокуратуру на условия содержания заключенных, а также за сообщение о массовом избиении осужденных сотрудниками ФСИН, которое имело место в июне 2014 года.

Организация Amnesty International признала Евгения Витишко узником совести, которого, как отмечает организация, «лишили свободы за то, что он мирно использовал свое право на свободу выражения мнений».

«Последние правовые маневры не оставляют сомнений в том, что настоящая цель властей в этом деле – заставить замолчать оппонента, а не наказание за преступление. Евгений Витишко и его коллеги работали над сбором документальных свидетельств об экологических проблемах в Сочи, но вместо того, чтобы расследовать заявления о незаконной вырубке лесов, было заведено уголовное дело против тех, кто стремился разоблачить эти нарушения. В то же время всех активистов «Эковахты» заставили замолчать, и им пришлось отказаться от планов представить в Сочи результаты своих исследований о том, что стоили Олимпийские игры в Сочи окружающей среде». …«Евгений Витишко является узником совести, которого лишили свободы за то, что он мирно использовал свое право на свободу выражения мнений. Он должен быть освобожден немедленно и без каких-либо условий», – говорится в заявлении организации.

В апреле 2014 года прокуратура Краснодарского края совершила неожиданное действие – внесла в суд кассационное представление на постановление Туапсинского городского суда Краснодарского края, заявив, что исполнительная инспекция не представила достоверных доказательств нарушений Евгением Витишко режима условного осужденного, а также неправильно истолковала некоторые события.

В частности, как отметила прокуратура, «выводы суда об отсутствии Витишко Е. Г. в ночь с 03.11.2013 на 04.11.2013 по месту своего жительства противоречат приведенным в постановлении доказательствам: «умышленно отключил в своей квартире средства связи, оставил в г. Краснодаре телефон, чтобы воспрепятствовать сотрудникам инспекции осуществить проверку его нахождения дома после 00.00».
Прокурорское представление пролежало в суде без движения почти полгода. Лишь 25 сентября Краснодарский краевой суд его рассмотрел, вынеся решение отклонить представление.

Таким образом, Евгений Витишко фактически лишился последней возможности для досрочного освобождения из колонии, поскольку даже условно-досрочное освобождение (по отбытии половины срока) стало для него практически невозможным из-за наличия дисциплинарных взысканий.

Отмазки губернатора

Сам «виновник торжества» – губернатор Александр Ткачев лишь один раз прокомментировал «заборное дело», косвенно подтвердив, что этот объект имеет отношение к его домовладению. «Слушайте, ну у нас все имеют дачи, санатории. А в «Агрокомплексе» работает 15 тысяч человек. У нас все заводы и министерства имеют большие базы отдыха – и что? Дело в том, что это не экологическая вахта, какая там экологическая вахта? Они целенаправленно работают: если Ткачев, значит, все. Если с Путиным связано – туда, если с патриархом – туда, это же все предвзято, это политика, политический бизнес за деньги. Они ходят туда как на работу. Завтра Ткачев уйдет с работы – им все это сразу станет неинтересно», – заявил Ткачев в интервью журналу «Коммерсантъ-Власть».

Кроме того, губернатор Кубани подтвердил, что «слышал» о Сурене Газаряне, высказав мнение, что «он поломал там забор, снял себя на видео и в YouTube распространил». «Сегодня он загородку, предположим, Ткачеву поломал, завтра – Петрову, потом Иванову, нормально это вообще? А потом муси-пуси идут в храм и танцуют. Это же беспредел! Если не остановить этот цинизм и беззаконие, то можно получить проблемы гораздо хуже. Это проверка на вшивость нашей власти – устоит, не устоит», – сказал Ткачев Коммерсанту.

«Запретная зона»

С развитием «дела Газаряна и Витишко», которое тянется уже более двух лет, общественная кампания против самой причины репрессий в отношении экологов – незаконных строений вокруг «дачи» губернатора Краснодарского края в сущности сошла на нет. Главной причиной явилось то, что вокруг VIP-объекта была фактически установлена «запретная зона», сделавшая невозможным без риска быть задержанным полицией проводить даже простой визуальный осмотр огороженного лесного участка и морского берега.

Другой причиной стало абсолютное нежелание правоохранительных и контролирующих органов осуществлять какие-либо проверки на территории вокруг «дачи Ткачева». Показательным примером явилась реакция властей на личное обращение директора Гринпис России Сергея Цыпленкова к президенту РФ Дмитрию Медведеву. В июне 2011 года Цыпленков вручил первому лицу государства подготовленный «Экологической вахтой» доклад с анализом многочисленных нарушений законодательства при строительстве объектов вокруг «резиденции» кубанского губернатора. Никакой реакции со стороны государственных органов на обращение не последовало. Как впоследствии выяснилось, из администрации президента РФ письмо было передано в администрацию Краснодарского края – фактически самому нарушителю законодательства.

Кроме того, в 2012 году «Экологическая вахта», помимо ряда безрезультатных обращений в прокуратуру, Росприроднадзор и департамент лесного хозяйства Краснодарского края, подала исковое заявление в Туапсинский районный суд о понуждении ООО «Капитель» (той организации, по заявлению которой и было возбуждено уголовное дело в отношении Газаряна и Витишко) к сносу забора, незаконно установленного на территории Гослесфонда, однако суд не принял заявление к рассмотрению на том основании, что права общественной организации-заявителя в данном деле «не затрагиваются». Примечательно, что заявление по гражданскому делу рассматривала все та же судья Туапсинского райсуда Галина Авджи, которая в 2012 году вынесла обвинительный приговор по уголовному делу против Сурена Газаряна и Евгения Витишко.

Случай с «дачей Ткачева» и уголовными сроками для активистов «Экологической вахты по Северному Кавказу» перешел из правовой в политическую плоскость. Фактически все возможные правовые механизмы для разрешения этой ситуации уже исчерпаны – остается надежда лишь на добрую политическую волю высшего руководства страны, которой, к сожалению, пока тоже не наблюдается. И если до февраля 2014 года бездействие двух российских президентов – одного бывшего и одного действующего можно было объяснить желанием не поднимать в Краснодарском крае «кадровые вопросы» накануне Олимпиады в Сочи, то на сегодняшний день отсутствие реакции Кремля на ситуацию с «резиденцией» теперь уже бывшего кубанского губернатора (ныне главы Минсельхоза) и репрессированными экоактивистами – при том, что происходит чудовищная дискредитация власти – выглядит абсолютно нелогично.

Единственной возможностью в очередной раз обратить внимание президента и премьер-министра на не потерявшую актуальность проблемную ситуацию остается организация широкой общественной кампании, рассчитанной на серьезный международный резонанс.

Дмитрий Шевченко