Компания Штокман Девелопмент предлагает экологам разработать регламент информационного обмена

frontpageingressimage_logo_hover.png

Экологическая экспертиза проекта: государственная или общественная?

Осенью 2009 года уникальный по сложности Штокмановский проект был направлен на государственную экологическую экспертизу и уже через тридцать дней получил положительное заключение Ростехнадзора. И это не смотря на то, что объем замечаний, предоставляемых заинтересованными сторонами на общественных слушаниях, порой превышал объем самих материалов по оценке воздействия проекта на окружающую среду.

Тогда же Кольский центр охраны дикой природы и Баренцевоморское отделение Всемирного фонда дикой природы WWF России объявили о проведении общественной экологической экспертизы Штокмановского проекта, которая, согласно законодательству, должна быть завершена в срок до окончания государственной экспертизы. Однако, компания Штокман Девелопмент АГ (ШДАГ) по каким-то соображениям «не смогла» своевременно предоставить проектную документацию для общественной экспертизы, а Ростехнадзор в свою очередь в рекордно короткие сроки провел государственную экспертизу.

Таким образом экологические организации были лишены законной возможности проведения общественной экспертизы. Тем не менее она была закончена и подтвердила, что экологическая безопасность Штокмановского проекта не может быть обеспечена. Результатом более чем двухмесячной работы экспертов стал документ, включающий почти 100 страниц замечаний.  Это и отсутствие оценок акустического воздействия на морских млекопитающих, и негативного воздействия на морскую среду загрязняющих веществ, выбрасываемых в атмосферу судами, а также риска разлива конденсата и выбросов метана, недооценка рисков повреждения морского трубопровода и присутствия газовых гидратов в районе Штокмановского газоконденсатного месторождения и т.д.

Что выбирает компания?

В 2010 года компанией ШДАГ была сформирована специальная группа экспертов по учету замечаний и предложений общественности к разделу ОВОС проектной документации по морским объектам 1-й фазы Штокмановского проекта. В результате работы группы и общественных слушаний в материалы ОВОС, как говорят представители компании, были внесены корректировки. В частности, проведена оценка акустического воздействия, а также воздействия на морскую биоту при авариях.

«Общественные экологические организации изначально говорили о недостаточном уровне проработанности материалов ОВОС столь сложного проекта и призывали компанию вынести их на повторную экспертизу после доработки, — говорит Нина Лесихина, эксперт Беллоны-Мурманск. — Сейчас не совсем понятно, на каком основании вносятся изменения в материалы, которые уже получили заключение государственной экспертизы. Если же проект меняется, то его проектная документация должна заново выносится на экспертизу и общественные обсуждения соответственно».

По результатам общественной экспертизы компания ШДАГ предложила выступить с инициативой разработки российских методик оценки некоторых видов воздействия на окружающую среду и создания охраняемой природной зоны, в качестве компенсации за разрушенные природные сообщества. Идея создания заказника к этому времени уже нашла свое отражение в Концепции функционирования и развития сети ООПТ Мурманской области до 2018 года и на перспективу до 2038 года.

Но при этом многие замечания экспертной комиссии общественной экологической экспертизы так и не были учтены. В своих ответах представители компании ссылались на противоречие законодательных норм, отсутствие требований учета определенных видов воздействия, на процесс изменения климата например, непонимание что и как прогнозировать, ну и главное на то, что эксперты «недостаточно ознакомились с материалами или разобрались с методиками».

Взаимодействие с общественностью: ретроспектива имитации

В 2010 году в своем послании Федеральному Собранию Президент РФ Д.А. Медведев особо отметил, что «надо еще до строительства производственных и инфраструктурных объектов вести обстоятельный диалог и находить взаимоприемлемые решения». Но на практике мы видим противоположное.

В течение 2009-2010 гг. состоялось множество общественных слушаний по Штокмановскому проекту в рамках оценки его  воздействия на окружающую среду. Однако, эти обсуждения, в силу несовершенства российского законодательства, были крайне формальными, а их результаты носили лишь рекомендательный характер. Решения «одобрить реализацию намечаемой деятельности» во всех случаях принимались исключительно председателем слушаний, а не согласные всегда могли написать свое «особое мнение».

В этот же период компания ШДАГ инициировала проведение регулярных встреч с представителями общественных экологических организаций Мурманской области, объединенных в «Северную Коалицию», с целью информирования о ходе реализации проекта и вовлечения общественности в процесс экологической оценки.

В действительности же встречи носили уведомительный характер и не предполагали учета мнения общественных организаций. Экологи не имели права копировать и распространять полученную в виде презентаций и докладов информацию. Программа и участники встреч определялись исключительно компанией ШДАГ, а с ее стороны, как правило, присутствовали лица, не уполномоченные отвечать на вопросы. В результате встречи сводились к регистрации вопросов экологов, ответы на которые предоставлялись на следующей встрече.

После нескольких обращений в адрес компании ШДАГ с требованием изменить существующий формат встреч, сделав их ориентированными на предоставление открытой и всеобъемлющей информации о воздействии проекта на окружающую среду, а, главное, на обеспечение законного права общественных организаций участвовать в разработке проектной документации, экологические НПО были вынуждены отказаться от подобных встреч, как формальных и неэффективных.

Теперь, спустя три года работы в регионе, компания Штокман Девелопмент предложила разработать процедуру взаимодействия с общественностью, чтобы «встречи не носили стихийный характер». Для этого необходимо заключить «соглашение об обмене информацией», в рамках которого  компания готова обсуждать такие вопросы, как организация общественного экологического контроля и создание компенсационной особо охраняемой природной территории.

«Мы приветствуем инициативу Штокман Девелопмент АГ вести открытый диалог по столь сложному проекту, но относимся к подобным заявлением с настороженностью, ведь у нас уже есть не очень приятный опыт  взаимодействия с компанией, — говорит Нина Лесихина. — К сожалению, в России отсутствуют законодательные механизмы учета мнения общественности при принятии решений, поэтому так называемый «диалог», как правило, сводится к крайне формальной и ни к чему не обязывающей процедуре».

Беллона призывает органы государственной власти выработать простые и понятные механизмы обязательного учета мнения общественности при принятии экологически и социально значимых проектов, а нефтегазовые компании, в свою очередь, осуществлять открытую экологическую политику, направленную на обеспечение экологической безопасности этих проектов.