На атомном ледоколе «Таймыр» обнаружена негерметичность первого контура реакторной установки

ingressimage_Taimyr.jpg Photo: rosatomflot.ru

Официальную и очень сухую информацию средства массовой информации черпали из пресс-релиза «Росатомфлота» на его сайте (www.rosatomflot.ru). Но потом первые лица предприятия дали интервью местной телерадиокомпании.

Они сообщили, что на оборудовании первого контура реакторной установки ледокола образовалась микротрещина, через которую происходит утечка теплоносителя — воды первого контура. Это уже второе подобное происшествие на «Таймыре». Первое было год назад. А до этого, несколько лет назад, была обнаружена течь первого контура ледокола «Арктика». Но впервые такая ситуация произошла во время работы реактора в рейсе.

Итак, всё по порядку: 3 мая этого года атомный ледокол «Таймыр» находился в районе реки Енисей. Он уже закончил проводку торговых судов в порт Дудинка и взял курс на Мурманск. В 17 часов 10 минут система радиационного контроля зафиксировала повышение активности воздуха в необитаемом помещении реакторной установки.

— После осмотра и анализа предположили, что в районе сварочных швов образовалась микротрещина, — сообщил в интервью СМИ заместитель директора по технической эксплуатации флота ФГУП «Атомфлот» Константин Князевский. — Конструкторское бюро делает уже предварительные оценки. По интенсивности течи предположили, что размер дефекта равен примерно одному квадратному миллиметру. Причиной образования микротрещины могут быть дефект сварки или усталость металла. Или стечение этих двух обстоятельств, ведь «Таймыр» эксплуатируется уже 20 лет.

Правда, руководство «Атомфлота» не уточняет, какой из сварных швов мог дать микротрещину: тот, который был сделан при создании реакторной установки (более 20 лет назад), или тот, который сделан после перезарядки реактора на ФГУП «Атомфлот». Если причиной микротрещины стал «старый» сварной шов, то можно предположить в качестве причины усталость металла и длительное воздействие мощных нейтронных потоков. Если микротрещина образовалась на шве, сделанном в процессе перезарядки реактора, то логично встает вопрос о качестве работ и надежности контроля сварных швов на ФГУП «Атомфлот».

По заявлению руководства «Атомфлота», последний раз состояние сварных швов проверяли год назад и тогда оно не вызвало опасений. Кстати, возможность подобных протечек учтена в проектной документации.

Можно согласиться с таким утверждением, но это не является свидетельством нормальной работы реакторной установки. Это событие выходит за рамки штатного технологического процесса, имеющего безопасные показатели. В проектной документации имеются и сценарии развития «запроектных» аварий с расплавлением активной зоны реактора. Если на данный момент уже зафиксированы три случая негерметичности оборудования первого контура атомных ледоколов, то не стоит ли задуматься о дальнейших перспективах такой работы в ближайшие годы. Или будем ждать случая побольше микротрещины?!

Объем первого контура 21 кубический метр, а течь оценивается в 20-30 литров в час.

Для сравнения — проектом предусмотрена подобная утечка объемом 100 литров. Для сбора этой воды есть специальная система сбора дренажных контурных вод – так называемые «монжусы». Его объём 15 кубических метров, что соизмеримо с объемом первого контура. Всегда объем цистерн превышает объем контура, это сделано для того, чтобы в случае течей и даже больших течей, цистерны могли принять воду первого контура плюс воду, которая подается на подпитку. Кроме того, по утверждению руководства «Атомфлота» эта вода безопасна и ее даже можно пить!

С этим не согласен эксперт Беллоны Александр Никитин.

— Этому реактору уже 20 лет и естественно, что там накопились частицы (микрочастицы) коррозии с долгоживущими нуклидами (железо, никель, кобальт и т.д.), и они дают удельную активность около 10-5 Ки\кг (100 кБк/кг). А если еще зона «не свежая» и есть хотя бы микро разгерметизация ТВЭЛ, то, как говорится, пей и приятного Вам аппетита. Но я бы не советовал, — говорит Никитин.

Директор «Атомфлота» Вячеслав Рукша так же отметил что, несмотря на утечку давление и температура первого контура находятся в допустимых пределах, а выход воды за пределы защитной оболочки реактора не зафиксирован. Но на атомоходе всё равно усилен непрерывный контроль технологических параметров реакторной установки.

— Я подчеркиваю, что по международной шкале оценки ядерных событий такая ситуация не является существенной для безопасности персонала и окружающей среды. Но с учетом событий на Фукусиме, мы решили сразу доложить народу о том, что произошло, — отметил Вячеслав Рукша. — Когда придет «Таймыр», мы проведем там пресс-конференцию. Мы готовы показать реактор, провести журналистов в аппаратную. Что бы могли посмотреть, что воды нигде не видно, что она собрана, что уровни радиации там даже ниже чем природный фон.

Сейчас «Таймыр» идет домой в Мурманск. Подстраховывает собрата атомоход «Россия» — он идёт впереди и пробивает лёд, благодаря чему «Таймыр» смог сбросил мощность реактора до 30%. Это было необходимо сделать для безопасности и достижения спокойного хода.

6-7 мая ледокол должен был остановиться в проливе «Карские ворота», заглушит реактор и пойдет дальше на дизелях. Такое решение принято для достижения наивысшей безопасности его возвращения. Прибытие в Мурманск ожидается 9-10 мая.

По истечении 10 суток с момента заглушки реактора он будет полностью охлажден, и тогда начнется подробное изучение причин протечки. Этим займутся  специалисты научных институтов Петербурга и Москвы. Скорость устранения проблемы зависит от их диагноза и от того, как быстро смогут сварщики пробраться к трещине. Вячеслав Рукша считает, что на ремонт уйдет месяц-полтора.

«Теперь надо разбираться, на сколько правомерно продление сроков эксплуатации реактора, — прокомментировал ситуацию на «Таймыре» руководитель Беллоны-Мурманск Андрей Золотков, — если такое имеет место у «Таймыра». Отмечу, что это уже не первый случай. Сегодня — микротрещина, а завтра, может быть, и намного серьезней. Тогда нулевым уровнем не удастся отчитаться.

— Аналогичные процессы можно ожидать и на продленных реакторах атомных станций. Мероприятия по повышению безопасности — это хорошо, но работать на атомных установках, которые в любой момент могут стать негерметичными — это сознательные действия в направлении аварии. Продление сроков эксплуатации и работа старого реактора на мощности больше номинальной, как это предполагают сделать на Кольской АЭС — это опасные эксперименты. Даже авторы не смогут гарантировать на 100% полное отсутствие нештатных ситуаций на таких атомных объектах. Кто будет нести персональную ответственность за возможные аварийные ситуации — персонал или проектанты? Или мы будем принимать в качестве обоснования постоянные заклинания типа «у нас такого не может быть», — отметил Андрей Золотков.

Алексей Павлов