В правительстве России появился план действий по реализации климатической доктрины

Ни деньгами, ни иными ресурсами он, впрочем, не обеспечен — и тем не менее эксперты и экологи видят в принятии плана действий свидетельство того, что премьер-министр Владимир Путин поверил в антропогенное изменение климата, сообщает газета Коммерсантъ.

Комплексный план реализации “Климатической доктрины РФ до 2020 года” был утвержден распоряжением правительства от 25 апреля 2011 года. С момента вступления в силу самой доктрины (декабрь 2009 года) прошло почти полтора года. План, состоящий из 31 одного пункта, по словам руководителя климатической программы российского WWF Алексея Кокорина, год составлялся и еще полгода “утверждался правительством”. “Даже против этого варианта было большое сопротивление. В правительстве решали, насколько он соотносится с нынешней промышленной политикой”,— говорит Евгений Шварц из WWF.

План предполагает, что с 2011 по 2020 год Минэкономики будет вносить изменения в долгосрочные макроэкономические прогнозы РФ “с учетом климатических рисков, смягчения антропогенного воздействия на климат и адаптации к климатическим изменениям”.

Уже в 2011 году Минприроды, ответственное и за реализацию самого плана действий, должно подготовить “руководства по разработке отраслевых методик расчета и оценки” последствий изменения климата — для выработки отраслевых, ведомственных, региональных и территориальных планов адаптации. То же, вместе с комплексом предупреждающих мер, должны сделать Минздрав, в отношении распространения “инфекционных и паразитарных болезней”, Рослесхоз — в отношении лесов и торфяников, Минрегион — в отношении инфраструктуры, “в связи со смещением к северу южной границы зоны многолетней мерзлоты”, Минсельхоз — в отношении урожайности, а Росгидромет — в отношении осадков и уровня Мирового океана.

“Оперативные меры” растянуты на 2011-2020 годы. Среди них меры и в отношении транспортной отрасли (рост производства гибридных автомобилей и “комплекс мер” по использованию альтернативных газовых и водородных видов топлива), и в отношении энергоэффективности (впрочем, те же, что и в принятом в 2010 году законе), и даже задание по строительству “демонстрационных проектов энергопассивных зданий” в 2012 году.

Особое внимание обращает на себя “разработка и внедрение экономических инструментов ограничения выбросов парниковых газов в промышленности”. Речь, судя по всему, идет о построении внутренней системы торговли разрешениями на выбросы парниковых газов, что возложено на Минэкономики. “Рынок эмиссий углекислого газа — универсальный и относительно простой способ капитализировать плоды энергоэффективности и энергосбережения, в том числе стимулировать развитие ВИЭ. Международный опыт показывает, что соотношение выгод и затрат при достижении целей ограничения выбросов через рынок едва ли не 40:1. Как показывает практика, иные способы ограничения выбросов СО2 безрезультатны”,— говорит Антон Галенович из компании Ecocom Climate Protection.

Минтрансу поручено до 2015 года разработать меры по снижению выбросов СО2 в гражданской авиации и до 2020 года на судах, но и те и другие уже в скором времени будут покупать европейские разрешения на выбросы.

Впрочем, постановление правительства не предполагает финансирования и кадровой поддержки плана. Но экологи и бизнесмены рады тому, что он появился. “Факт подписи Владимира Путина дает возможность людям, которые хотят что-то делать в регионах, делать это беспрепятственно. Мне неоднократно жаловались, что климатическая доктрина подписана президентом, а премьер-министр в изменение климата не верит и поэтому, например, директора запрещали делать климатические уроки. Эта бумага будет теперь главным ответом скептикам”,— считает господин Кокорин.