Климат как фактор национальной безопасности

ingressimage_anne-pringle-article.jpeg Photo: http://ukinrussia.fco.gov.uk

Внешняя политика, по своей сути, должна обеспечивать безопасность и процветание граждан. Мы не можем гарантировать безопасность, пока не разработаем эффективную стратегию по борьбе с изменением климата.

Климатическая безопасность неразрывно связана с энергетической безопасностью, продовольственной безопасностью и безопасностью водных ресурсов. Именно поэтому Уильям Хейг, британский министр иностранных дел, 27 сентября 2010 года на Совете по международным отношениям в Нью-Йорке произнес длинную речь об изменении климата. В своем выступлении он заявил, что неспособность реагировать на изменение климата идет вразрез с ценностями ООН и Великобритании, «подрывает доверие между странами, усиливает конкуренцию за ресурсы и сокращает политическое пространство для сотрудничества».

Без принятия эффективных мер наша безопасность окажется под угрозой, а экономики будут слабеть. Беднейшие и наиболее уязвимые будут нести на себе всю тяжесть последствий изменения климата. Как сказал Уильям Хейг, «мы все разделяем стремление достичь целей развития тысячелетия. В мире без действий в области изменения климата это стремление останется мечтой. Усилия последних десяти лет будут потрачены впустую».

Великобритания действует. Соединенное Королевство собирается открыть Зеленый инвестиционный банк, чтобы обеспечить приток частного капитала в низкоуглеродные технологии и снять нас с крючка зависимости от нефти и газа. Мы также подвергаем коренному преобразованию наши электросети и оказываем давление на ЕС, чтобы сократить выбросы на 30% к 2020 году. Мы считаем, что делать это – не просто правильно, а отвечает нашим интересам, впрочем, как и интересам наших партнеров. Глобально сектор низкоуглеродной экономики уже оценивается в сумму до 3,2 трлн фунтов стерлингов в год. Доля Великобритании в нем – 112 млрд фунтов стерлингов, в этом секторе занято около миллиона британцев.

Но эффективного решения нельзя достичь в одиночку. Другие тоже должны действовать. Поэтому мы призываем к глобальному действию в области изменения климата на базе ООН. Мы обращаемся к странам ЕС с тем, чтобы они модернизировали свою инфраструктуру и начали внедрение низкоуглеродных технологий. Мы призываем все страны – как развитые, так и развивающиеся – к действию.

Здесь, в России, угрозы и возможности ясны. Президент Медведев назвал засуху минувшего лета «доказательством глобального потепления» и подчеркнул необходимость «изменения стиля нашей работы, изменения методов, которые мы привыкли использовать в прошлом». Российская амбициозная внутренняя цель – повышение энергоэффективности на 40% к 2020 году – обернется немедленной финансовой прибылью и окажет значительное влияние на снижение в России выбросов парниковых газов.

Будет трудно принять единое для всего мира решение о действиях, которые мы все должны выполнять. Но нас не должен пугать масштаб проблемы. Пока не поздно, мы должны делать твердые и своевременные шаги. Как сказал министр иностранных дел: «Если мы что-то делаем, мы все еще можем влиять на окружающий нас мир. Если мы не будем ничего делать, мир будет определять нашу судьбу».