News

Суд отклонился от закона

Опубликовано: 22/06/2010

Автор: Борис Вишневский

Смольнинский суд Санкт-Петербурга признал законным постановление городского правительства № 1079 от 22 сентября 2009 года. Этим постановление правительство разрешило «отклонение» от предельных параметров разрешенного строительства для небоскреба «Охта-центр» – со 100 метров, максимально допустимых на Охтинском мысу по Правилам землепользования и застройки, до 403 метров, о которых просил «Газпром». Решение будет обжаловано в городском суде.

Суть судебного спора такова. Градостроительный кодекс позволяет владельцу земельного участка просить об «отклонении от предельных параметров разрешенного строительства», если «конфигурация, инженерно-геологические или иные характеристики земельного участка» являются «неблагоприятными для застройки». Что и было сделано: «Охта-центр» как владелец участка попросил городские власти об «отклонении» до 403 метров (что, заметим, абсурдно само по себе: под «отклонением» нельзя понимать 4-кратное увеличение), а они его тут же разрешили.

Заявители – «яблочники» Михаил Амосов, Борис Вишневский, Максим Резник и Николай Рыбаков (исполнительный директор ЭПЦ «Беллона»), вместе с которыми в процессе участвовала адвокат Нина Поправко (также из ЭПЦ «Беллона»), и Анна Чернова из организации «Охтинская дуга», – потребовали отменить постановление правительства. В ходе судебного разбирательства было решено провести экспертизы того, является ли участок, отведенный под «Охта-центр» неблагоприятным для застройки и нарушит ли башня права заявителей на доступ к культурному наследию. Эксперты, назначенные судом, были сведены в две комиссии – одна из них проводила строительную экспертизу, другая – историко-культурную.

Экспертизы длились три месяца, эксперты разошлись во мнениях, но даже те из них, кто поддержали позицию Смольного, были вынуждены признать, что в устье Охты можно строить здание высотой 100 метров, а единственная необходимость появления небоскреба – экономические интересы заказчика, что, по закону, вовсе не дает право на отклонение. Представители «Охта-центра» в суде ссылались на большой объем здания, который при ограниченной площади участка не позволяет «вписаться» в высотные ограничения. Но этот объем застройщик придумал сам, исходя из своей экономической выгоды – власти его к этому не принуждали. К тому же, Николай Рыбаков привел на суде расчеты, показывающие, что даже задуманный заказчиком объем можно было «уложить» по высоте в 48,6 метра – что вдвое меньше высоты, разрешенной по Правилам землепользования и застройки.

Далее, экспертизы показали, что 403-метровое здание будет видно на фоне панорам исторического центра – одно это обязывало городское правительство отказать в разрешении на «отклонение», потому что питерский закон об охранных зонах запрещает «появление новых доминант в пределах обзора панорам исторического центра и открытых городских пространств».

Тем не менее, суд отказал заявителям – продемонстрировав удивительную логику. По мнению судьи Татьяны Матусяк, правительство города само оценивает степень «неблагоприятности» участка, и не обязано объяснять, почему на нем нельзя строить 100-метровые здания. Но если это так, то любой застройщик может объявить «неблагоприятным» любой участок, где высотный регламент не позволяет ему реализовать свои «аппетиты», и потребовать разрешения на «отклонение». Зачем тогда нужны Правила застройки и высотные ограничения?

Что касается исторических панорам и видов, которые охраняются законом – судья Матусяк, вопреки мнению Союза архитекторов, ВООПИиК и ЮНЕСКО, полагает, что с появлением башни они не изменятся! Никак не оценен ей и тот факт, что «Охта-центр» будет новой (запрещенной по закону) доминантой Петербурга. Более того, именно с этой целью – как неоднократно говорили его инициаторы, проект и задумывался в «Газпроме».

Наконец, самое примечательное: суд считает, что права заявителей не нарушены, потому что ничего еще не построено, и даже не выписано разрешение на строительство. Однако, разрешение на «отклонение» запрашивалось «Охта-центром» именно для того, чтобы строить высотное здание. И если башня будет построена – защищать права граждан на доступ к объектам культурного наследия будет уже поздно.

Еще News

Все news