News

Безнадега точка РА?

Alexander Nikitin
(Foto: Jo Straube)

Опубликовано: 25/11/2009

Автор: Александр Никитин

18-го ноября в Мурманске завершился очередной региональный форум-диалог, организованный РосАтомом (РА).

Все было как обычно. На форуме присутствовали чиновники, пиарщики и члены общественного совета РосАтома, а также чиновники из местных и региональных администраций и законодательных органов. Кроме этого были приглашены представители нескольких иностранных компаний и ведомств, которые вовлечены в совместные проекты с РосАтомом на Северо-западе России. Проатомные общественники были представлены «конструктивным» «Зеленым крестом» и другими незнакомыми и не очень адекватными сторонниками РосАтома, выносящими прямо в зале благодарности от имени России особо отличившимся атомщикам.

Что касается общественных антиядерных организаций, то на этот раз среди участников были в основном те организации, деятельность которых, так или иначе, затрагивает Северо-западные регионы страны — это Беллона, «Природа и Молодежь», «Зеленый мир», Кольский координационный центр «Гея», группа «Экозащита!».

Как правило, РосАтом формально не против присутствия на этих форумах всех желающих из общественных организаций, в том числе и из радикально настроенных против использования атомной энергии, но при этом активность антиядерщиков на форуме должна быть под контролем.

После прихода С. Кириенко мастерство и активность пиарщиков РосАтома выросло до небывалых раньше размеров, стала более конкретной, агрессивной, а во многих случаях и беспрецедентно наглой. Имеются в виду те случаи, когда, например, на общественников, приезжающих на слушания и другие мероприятия натравливают милицию и службы безопасности. Хорошо еще, что пока не собак. Обычно в таких случаях мы слышим от РосАтома — это не мы, это вопрос не к нам. Конечно!

Специальный департамент по работе с общественными организациями денег на пиар не жалеет. Департамент организует и жестко управляет всеми форумами, общественными слушаниями и другими мероприятиями, которые хоть как-то могут повлиять на общественное мнение. Это означает, что не так все хорошо в царстве РосАтома и без административных ресурсов и дорогостоящих пиар-технологий многие грандиозные планы атомщиков могут рухнуть в одночасье. Атомщики не могут отрицать того, что у атомной энергетики есть неразрешимые на сегодняшний день и на ближайшее будущее проблемы — экономика атомного электричества, обращение с отработавшим ядерным топливом (ОЯТ) и радиоактивными отходами, дефицит урана, неконтролируемое распространение ядерных материалов и многое другое. Атомщики сидят в своем ведомстве как на пороховой бочке. Если вдруг произойдет что-то подобное Чернобылю (даже не в России) — это поставит крест на всей атомной энергетике. Никакими пиар-методами отмыться не удастся. А законы сложных технических систем таковы, что рано или поздно крупные технические аварии или даже катастрофы происходят и чем больше атомных объектов, тем выше вероятность. И, как правило, там, где их не очень ожидают. Кто ожидал, что разрушится Саяно-Шушенская ГЭС? Здесь разница только в последствиях, которые наступают после аварий на ГЭС и АЭС. Поэтому все атомщики — временщики. Ровно до того «часа Ч», который, как показывает опыт, безусловно, наступит и даже не по злому умыслу, а по объективным законам природы.

Но это будет завтра, а сегодня у антиядерных организаций и у ядерщиков все-таки идет дискуссия, переходящая во взаимные обвинения, которую слушает общественность. Это не только на форумах и слушаниях, а и в прессе, иногда даже на экранах (как, например, было в Мурманске). И конечно идет борьба за то, кто убедительней и громче говорит в этой дискуссии и кого лучше слышат и воспринимают. И часто бывает так, что надо постараться сказать первыми и правильно расставить свои акценты.

На форуме в Мурманске (впрочем, как и на других), к сожалению, дискуссия или диалог иногда превращались в «базар» с использованием приема «дурак — от хама слышу». И совсем было на понятно, когда этот «базар» начинали провоцировать участники от РосАтома, перебивая выступающих от общественных организаций и проявляя нетерпимость к тому, что они говорили, или наоборот.

В последнее время диалог усложнился еще и тем, что РосАтом начал активно внедрять в своей системе правила закрытости и систему ограничений. Например, сегодня невозможно получить интервью у местного росатомовского чиновника без разрешения из Москвы. Все интервью, как правило, даются только письменно и после московских правок. Посещения любых территорий РосАтома должны согласовываться за два месяца и, как правило, получаешь отрицательный ответ. Как сказал Игорь Конышев: с вашими фамилиями получить разрешение не возможно. Служащий РосАтома, у которого произошла случайная встреча с иностранцем, обязан в письменной форме сообщить об этом и изложить суть беседы, если она состоялась. Встречу с чиновником РосАтома (например, руководителем Атомфлота в Мурманске, у которого в ведении атомный ледокольный флот) надо согласовывать за пять дней. Провести семинар или круглый стол по какой-либо проблеме и пригласить на них  людей из РосАтома готовых обсуждать эту проблему, практически невозможно, потому что РосАтом не разрешит своим людям в этом участвовать. Беллона пыталась это сделать по проблеме продления ресурса и вывода из эксплуатации Кольской АЭС. Не получилось. Пришлось скрестить «ужа и ежа», т.е. форум РосАтома и круглый стол Беллоны. Получилось не очень и далеко не все так, как мы бы хотели. И здесь информация к размышлению на будущее — есть ли смысл в таком скрещивании.

Ну а если еще вспомнить, что общественность лишили прав на референдумы, ограничили возможности участвовать в экспертизах, ограничили в информации по многим важным вопросам, который касаются ядерной и радиационной безопасности, то возникает вопрос: что делать и как быть? Ограничиться протестными акциями и плакатами? Участвовать только в междусобойчиках? Пытаться влиять на политику РосАтома с помощью других рычагов (политических, международных, экономических)? Или все же действовать избирательно в зависимости от конкретной обстановки, целей, возможностей и задач?

Не согласен с мнением, что на чужом поле играть бесполезно. Во-первых, не бывает идеальных условий, когда ты всегда играешь на своем поле. А во-вторых, если ты даже проигрываешь на чужом поле, и при этом ты забиваешь хотя бы один гол, то в итоге он часто становиться решающим и приводит к общей победе.

Если говорить о конкретном мурманском форуме, то это тот случай, когда у Беллоны были свои цели и задачи. И наши оценки такие, что гол удалось забить. Будет ли он решающим в общем итоге — время покажет. Один из главных вопросов, который в настоящее время интересует Беллону, это каким образом повлиять на успешность Федеральной целевой программы (ФЦП) «Ядерная и радиационная безопасность». То, что Беллона принципиально поддерживает сам факт появления этой программы — это правда. Мы не согласны по идеологическим причинам с тем, что 10% денег из программы будет потрачено на развития технологий по переработке отработавшего ядерного топлива. Что касается остальных 90%, то мы бы хотели создать условия, при которых общественность могла быть в курсе какие проекты и в какое время и за какие деньги выполняются в регионах. Более того, мы бы хотели, чтобы общественные организации могли оценить качество этих проектов. Например, в Мурманской области согласно паспорту программы должны быть выполнены 16 проектов. И за 2008 и 2009 годы уже истрачено около одного миллиарда рублей на эти проекты. Но информации нет. Программа имеет много недостатков, о которых надо говорить не двадцать минут на форуме, а на отдельном семинаре. И то, что в конечном итоге достигли соглашения о проведения такого семинара по ФЦП, можно расценивать как забитый гол в ворота соперников. До форума Беллона присутствовала на мероприятиях, организованных только для атомщиков и бизнеса. Но на них были очень конкретные дискуссии, которые касались ФЦП ЯРБ. Это позволило понять многие детали, в том числе и общую направленность ряда проектов. И Беллона об этом сказала в своем рабочем докладе «Самая дорогая программа спасения России» и будет дальше отслеживать ход выполнение программы и трату средств в рамках этой программы.

Беллона очень много сделала и продолжает делать для того, чтобы решить проблему Андреевой Губы и Гремихи. Это очень дорогостоящий и технически не простой проект. На форуме представилась возможность получить информацию о некоторых технических предложениях и возможностях, касающихся вывоза ОЯТ из указанных территорий. А так же о том, что там происходит сейчас. В условиях тех ограничений, которые перечислены выше, практически невозможно быть в курсе того, что происходит с этими проектами. А если мы не в курсе, тогда мы не можем влиять, требовать и даже обсуждать эти проблемы. Учитывая то, что Беллона по этим проектам работает с норвежским правительством, Еврокомиссиями, взаимодействует со шведской стороной, Великобританией, то нам просто необходимо по крохам изучать ситуацию с целью оказывать на неё влияние и вырабатывать свою позицию. Что касается круглого стола по продлению сроков эксплуатации Кольской АЭС и выводу её из эксплуатации, то это отдельный вопрос для отдельной дискуссии. Но даже в той дискуссии (больше напоминающей стычку непримиримых врагов), которая прошла на форуме прояснились некоторые важные детали, касающиеся вывода АЭС из эксплуатации. По крайней мере, начальник управления РосАтома по выводу из эксплуатации изложил свою точку зрения на эту проблему, что тоже представляет интерес.

Объясняя все это, мы лишь хотели ответить на вопрос, который постоянно ставится в рассылках — зачем вы туда поперлись?

Естественно, что в своих СМИ Росатом все изложил так как он хотел. Например, выступление Лины Зерновой, редактора журнала Беллоны «Экология и право», было здорово перевернуто. Моему выступлению придали специфический оттенок, но основной смысл, который касался поддержки Беллоной того, что существует ФЦП ЯРБ — остался. Мы также можем в своих СМИ прокомментировать все, что было на форуме, как мы это видим. И, кстати, мы успели это сделать еще до того, как это сделал РосАтом. Но это все соревнование пиарщиков. А Беллона не хотела бы заниматься исключительно такими соревнованиями. Мы, и, уверен, что другие общественные организации, хотели бы нечто большего — влиять на процессы, чем просто пиариться.

Участвовать или не участвовать в том или ином мероприятии — это зависит от того, что ты конкретно от него хочешь. Если ничего — то конечно нет смысла там рисоваться. Если, например, на следующем форуме в Санкт-Петербурге не будет тем, которые интересуют Беллону, то мы участвовать не будем. И наоборот.

Просматривается ли во всей этой работе какая-то безнадега? Наверное, да. Впрочем, как и во многом другом, что происходит в сегодняшней России. Но многих из нас жизнь научила бороться до конца, что мы и делаем.

Еще News

Все news