Кому и как служат природные богатства России?

frontpageingressimage_berry.jpg Photo: www.altfocus.ru

Россия — самая богатая страна мира. Занимая 11,5% мировой территории, она располагает национальным богатством в 10 раз превышающим мировой ВВП.

Только водно-ресурсный потенциал России оценивается в 23,2 трлн. руб. Это более 2,5 млн. рек общей протяженностью свыше 8 млн. км, 2,7 млн. озер общей площадью 26,5 тыс. кубических км, в том числе, 2290 водохранилищ общим объемом — около 350 кубических км. Один лишь Байкал хранит в себе 23 тыс. кубических км — или 20% мировых запасов пресной воды. Казалось бы, что особенного — простая вода… А ведь сегодня на планете ежедневно от недостатка воды умирают пять тысяч детей! Качественная питьевая вода становится самым ценным полезным ископаемым на Земле, она уже сегодня дороже нефти.

Но и нефтью, как и другими минералами, наша страна богата беспрецедентно. Россия — это таблица Менделеева размером в одну шестую часть суши. Сырьевые отрасли — главный источник наполнения российского бюджета. Они обеспечивают более 35% нашего ВВП и 70% экспорта. Россия на первом месте в мире по добыче нефти и газа (8-10% мирового объема добычи нефти, 26-30% газа), и на втором месте — по добыче металлов платиновой группы и алмазов.

О лесе и говорить не приходится: Россия — самая лесная страна мира, две трети её территории покрыто лесами. Это — четверть мировых запасов древесины (82 млрд. кубометров).

Даже эта беглая «инвентаризация» показывает, что природой мы не обижены, можно чувствовать себя спокойно. Однако это далеко не так. Как используются эти несметные богатства? Хищнически, неразумно.

Уже сегодня половина населения России не имеет доступа к качественной питьевой воде и вынуждена употреблять воду, не соответствующую санитарным стандартам. Поэтому эпидемиологическая обстановка в сегодняшней России напоминает времена гражданской войны — тиф, холера. Буквально на наших глазах разворачивается дикий случай массовой эпидемии брюшного тифа среди курсантов Военно-космической академии им. Можайского в Санкт-Петербурге.

Налог на пользование водой требует срочной и значительной корректировки. Это важно, поскольку основным потребителем воды является промышленность, и водный налог в структуре промышленной продукции составляет заметную величину. К примеру, в гидроэнергетике она равна 1%, а в жилищно-коммунальном хозяйстве – 2,5%. В то же время необходимо ужесточить контроль за сбросом стоков использованной воды. Ежегодный сброс неочищенных или недостаточно очищенных стоков составляет около 20 млрд. кубометров. Уровень же штрафных санкций за нанесение ущерба природе не покрывает и десятой доли расходов на поддержание в рабочем состоянии очистных сооружений.

bodytextimage_voda.jpg Photo: www.delrus.cec.eu.int

В то время как сегодня соглашения о разделе продукции (СРП) (прежде всего, это разработка нефтяных месторождений Сахалин-1 и Сахалин-2, Хорьятинского месторождения) приносят России лишь громадные финансовые убытки и невосполнимый экологический ущерб.

А ведь Россия имеет прекрасный опыт работы по СРП за рубежом, например, во Вьетнаме. Достаточно сказать, что в доле платежей от государственных унитарных предприятий нефтяная компания «Вьетсовпетро» занимает 90% в текущем году, при этом бюджет самого Вьетнама формируется в значительной степени за счёт этого предприятия. На этом блестящем примере мы видим, что Россия способна сама оказывать помощь развивающимся странам, а не прибегать к помощи других стран на унизительных для себя условиях.

Исходя из расчёта Счётной палаты РФ экономической эффективности проекта «Сахалин-2» до 2045 года, этот проект — не что иное, как беззастенчивое ограбление России. Так, плата за пользование недрами сократится в 20 раз, что соответственно снизит доходы государства в эквиваленте на 44,2 млрд. куб. метров газа. Срока окупаемости в проекте вообще нет! А доля России во всей прибыльной продукции составит всего 10%. Разве это не грабёж среди бела дня? Представить экономический ущерб для России несложно, зная, что реализация только проекта «Сахалин-1» предусматривает суммарную добычу около 300 млн. тонн нефти и 460 млрд. кубометров газа. Это половина всей российской добычи нефти и газа в настоящее время, и если Россия будет получать и впредь, как в предыдущие годы действия проекта по СРП, лишь 14% дохода, она будет нищая при всех своих богатствах.

Таким образом, само правительство России способствует расхищению природных ресурсов страны, обогащая международных жуликов и обворовывая свой народ.

Мы уже не говорим об необратимых экологических последствиях исполнения Сахалинских проектов. Эксперты говорят, что только для оценки ущерба потребуется четыре месяца. Массово вырубаются лесные массивы, нарушается геологический и почвенный слой. Из-за высокой сейсмической и тайфунной активности территории постоянно существует угроза разлива нефти. Невосполнимый урон нанесён ста местным рекам и морской акватории. Потери одной только рыбы оцениваются в 140 тысяч тонн, уничтожены нерестилища, которые являлись инкубатором для рыбной фауны всего Охотского моря. Концентрация нефти в заливе Онива превышает ПДК в 18 раз. В ходе строительных работ в центральную часть залива Онива сброшены сотни тысяч тонн грунта, похоронившие такие ценные биоресурсы как крабы, гребешок, морские ежи, трепанги и другие на многокилометровой площади. Загрязнение Охотского моря создало угрозу исчезновения ценнейших биоресурсов, многие из которых занесены в Красную книгу. В положении «краснокнижных» животных оказываются и люди! Из-за резкого ухудшения качества воды имели место отключения систем водоснабжения населённых пунктов. Кто ответит за природную катастрофу? Соответствующие штрафные санкции в соглашении не прописаны. Уже изначально, на этапе подписания соглашения о разделе продукции, оно было поставлено выше законов Российской Федерации.

Однако не только Сахалинские проекты разработаны с нарушением Российского законодательства. Сплошь и рядом в многочисленных договорах природопользования имеет место дискриминация российских государственных интересов.

Правовой вакуум и неурегулированность налоговых вопросов в области природопользования — идеальные условия для беспощадного и безнаказанного разграбления российских природных богатств. Этот беспредел давно пора пресечь.

Восстанавливая масштабы геологоразведки и объёмы добычи, очень важно, с одной стороны, чтобы добыча полезных ископаемых и использование природных ресурсов облагались налогами, платежами со стороны государства адекватно их стоимости на мировых рынках и давали соответствующий доход в бюджетную систему страны. С другой стороны, налоговая политика не должна приводить к сворачиванию производства и потере рабочих мест. Не менее важная задача — конкурентная политика и обеспечение технологического уровня производства в этих отраслях экономики. Все это должно сопровождаться обеспечением работников нормальной социальной инфраструктурой и соответствующим уровнем заработной платы.

Именно поэтому важно перераспределять налоговые сборы и платежи между центром и регионами в пользу регионов. Для нормального развития территорий, по мнению экономистов, пропорция «центр-регионы» должна быть 40:60 а не 60:40, как это имеет место сегодня. Пора прекращать порочную практику рассматривать наши сырьевые регионы как слады сырья и мусорные свалки. Они должны стать процветающими, динамично развивающимися. А люди, которые там проживают, причём, как правило, в нелёгких климатических условиях, достойны нормальной жизни, ведь именно они разведали и сохранили для России бесценные богатства.

У нас в последнее время развился странный для России с её огромной территорией «столичный синдром» — концентрировать всю экономическую жизнь вокруг столиц. Это опасная болезнь власти, и чем раньше мы начнём её лечить, тем лучше для нашей страны.

Природные богатства России должны принадлежать России и служить во благо её народа.

Владимир Кашин