News

О принятии ряда процессуальных решений …

Опубликовано: 23/09/2001

24/09-2001

ЗАЯВЛЕНИЕ
О принятии ряда процессуальных решений …

В Тихоокеанский флотский военный суд

Защитников Пасько Г.М.

ЗАЯВЛЕНИЕ
о принятии ряда процессуальных решений и производстве
некоторых следственных действий ненадлежащими лицами

24 ноября 1997 года старшим помощником Военного прокурора ТОФ Осипенко вынесено постановление о поручении расследования группе следователей (том 1 л.д. 106-107). Не оспаривая в настоящем заявлении законность упомянутого постановления (это сделано в заявлении защиты от 12 июля 2001 года) следует обратить внимание суда на следующие имеющие значение для оценки доказательств обстоятельства.

В соответствии с постановлением прокурора производство предварительного следствия по уголовному делу было поручено следователям: Егоркину, Ляховской, Василенко, Великому, а производство следственных и оперативно-розыскных действий поручалось целому ряду оперативных сотрудников ФСБ (Доровских, Горбунов, Столбовой и др.).

Таким образом, прокурор четко разграничил полномочия лиц, причастных к расследованию этого уголовного дела. Первой группе лиц (следователям) было поручено производство предварительного следствия в полном объеме, включая принятие процессуальных решений по делу (вынесение постановлений). Второй группе лиц (оперативным сотрудникам) было поручено лишь производство следственных действий, таких как обыски, выемки, допросы, осмотры и т.п.

Несмотря на такое разделение компетенции, ряд постановлений по делу было вынесено оперативными сотрудниками, входящими во вторую группу, – т.е. лицами не имеющими на то законных полномочий.

Так, Столбовым были вынесены постановления о признании предметов и документов вещественными доказательствами: (том 5 л.д. 74, 86, 308; том 6 л.д. 164, 169, 176, 307; том 7 л.д. 104), постановления о производстве выемки: (том 6 л.д. 170, 200) и другие постановления: (том 6 л.д. 52, 72, 76, 84; том 7 л.д. 94).

Итого: 15 постановлений вынесено ненадлежащим лицом.

Кроме того, ряд следственных действий совершены ненадлежащими лицами.

Так, оперуполномоченный Горбунов, производя 21.11.97 осмотр системного блока компьютера, изъятого в ходе обыска по месту жительства Пасько (том 5 л.д. 58-60), не имел на тот момент полномочий на совершение данного следственного действия, что подтверждается отсутствием в материалах дела отдельного поручения, оформленного в порядке ст. 127 УПК РСФСР.

В судебном заседании 16.07.01 был осмотрен журнал регистрации документов УФСБ по ТОФ. Согласно этому журналу отдельное поручение на осмотр персонального компьютера уничтожено упрощенным порядком. Каких-либо убедительных оснований для уничтожения этого процессуального документа орган предварительного расследования суду не сообщил.

Не имел законных полномочий и оперуполномоченный Буров, производя 27.11.97 выемку документов из редакции газеты «Боевая Вахта» (том 7 л.д. 29). Кроме того, как видно (том 7 л.д. 30-70) среди изъятых документов есть и такие, на которых проставлен гриф «секретно» (том 7 л.д. 50-57). В соответствии с ч. 2 ст. 167 УПК РСФСР, выемка документов, содержащих сведения, составляющие государственную тайну, производится только с санкции прокурора. В нарушение этого положения, постановление о выемке от 26.11.97 (том 7 л.д. 28) не санкционировано прокурором.

В материалах дела (том 6 л.д. 4) имеется отдельное поручение следователя Егоркина, составленное им в порядке ст. 127 УПК РСФСР. Данным документом следователю Ляховской поручалось производство обыска по месту работы Пасько, допрос свидетелей Отекина, Верховода, Семеновой. Все эти следственные действия были совершены именно следователем Ляховской (том 6 л.д. 5-7, том 2 л.д. 2-6, 17-21, 117-121).

Между тем, полномочия следователя Ляховской оформлены неправильно. В соответствии со ст. 127 УПК РСФСР, следователь вправе давать поручения лишь органам дознания, к коим следователи (в том числе и Ляховская) не относятся. Полномочия следователя давать поручения другому следователю регламентируются ст. 132 УПК РСФСР, которая также не применима в данной ситуации, по причине производства этих следственных действиях в районе расследования дела.

Результатом этого нарушения должно явиться исключение из числа доказательств протокола обыска на рабочем месте Пасько от 21.11.97 (том 6 л.д. 5-7) и всех полученных в результате этого следственного действия документов (том 6 л.д. 9-12), а также протоколов допроса свидетелей Отекина, Верховода, Семеновой (том 2 л.д. 2-6, 17-21, 117-121).

По причине отсутствия полномочий у следователей должны быть признаны не имеющими юридической силы протоколы допросов свидетелей Унагаева от 21.11.97 (том 2 л.д. 65-69) и Колесника от 21.11.97 (том 2 л.д. 82-93). Кроме того, свидетеля Колесника 21.11.97 допрашивали в ночное время в течение 12 часов непрерывно. Данное обстоятельство было признано нарушением уголовно-процессуального закона прокурором, направлявшим дело с утвержденным обвинительным заключением в суд (том 10 л.д. 1).

Между тем, в соответствии с ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

Согласно ч. 3 ст. 69 УПК РСФСР, доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения.

В соответствии с п. 16 Постановления Пленума ВС РФ № 8 от 31.10.95г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия», «доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также, если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом…».

Отмеченные в настоящем заявлении обстоятельства свидетельствуют о нарушении установленного законом порядка собирания и приобщения к делу значительного числа доказательств.

24 сентября 2001 года

И.Ю. Павлов
А.Ф. Пышкин
А.П. Ткаченко