News

Все свидетели делятся на военных и журналистов

Опубликовано: 30/07/2001

Автор: Виктор Терёшкин

Вечером в четверг на город обрушился циклон, дождь залил дороги, по тротуарам вода текла по щиколотку. Ломались и летели на тротуары ветки. Ручьи, льющиеся с сопок, выносили на дороги глину и камни. Все эти заносы мешали проезжать машинам Скорой, и пожарным.

Дело Пасько – день одиннадцатый

Надо сказать, что Владивосток, – город хамства. Мат здесь никто не замечает. Матерятся детишки, старушки, юные девицы и парни. Матерятся привычно, не замечая грязных слов. И пьют здесь – люто. Особенно усердствовали накануне праздника флота. А уж когда он пришел! По радио все время сообщали, что бригады скорой помощи сбились с ног. Ножевые ранения, огнестрельные раны, падения с высоты, отравления суррогатами.


На рейде сквозь пелену дождя были видны силуэты боевых кораблей. Среди них был и зловещий, угольно черный абрис атомной подводной лодки. Город усердно готовился к встрече дня ВМФ. А в здании Тихоокеанского флотского военного суда продолжался позорный для флота российского судебный процесс журналиста, который писал о бедах и проблемах флота, болея душой за его судьбу. Утром по радио сообщили, что в городе произошло экологическое ЧП. С борта рыболовного судна “Луч” произошел выброс 250 литров аммиака. К счастью, пожарные и подразделения МЧС прибыли оперативно и прижали водяной завесой ядовитое аммиачное облако к земле, не дали ему накрыть город. Пострадавших нет. “Луч” стоял в сухом доке на ремонте, по халатности аммиак не удалили из рефрижераторной установки судна.


Случись подобное ЧП на военном корабле, город узнал бы об этом лишь тогда, когда жители

стали умирать от поражения каким-нибудь ядовитым газом. Сейчас, когда капитан второго ранга Пасько ушел в запас, флот лишился самого опытного, боевого журналиста. Да этому

флоту, этим адмиралам такой журналист – кость в горле. Которой они подавились. Все эти людишки напоминают мне тупого, наглого удава, который от жадности проглотил слишком большой кус и теперь не знает, что делать. Выплюнуть – жаба душит, через другое место – не пролезает. Вот он и бьется в корчах, выпучив глаза и пытается проглоченное прожевать. А челюсти хлопают впустую. Как опытный ветеринар предлагаю сделать резекцию. С заменой куцых змеиных мозгов.


В суд были вызваны два свидетеля – генерал-лейтенант Шевченко и собкор «Известий» Жунусов. Результат одиннадцатого дня процесса подвел адвокат Иван Павлов.


– Генерал-лейтенант Шевченко произвел такое же мерзкое впечатления, что и вице-адмирал Конев. Чем больше звезд у наших военных на погонах, тем они трусливее. Они заходят в зал суда с установкой – на вопросы адвокатов не отвечать, а если отвечать, то расплывчато. Все показания из них приходится вытаскивать как ржавые гвозди, забитые в сырую доску. Всех свидетелей я разделяю на военных и журналистов. Военные талдычат – Пасько посещал военные объекты только с разрешения командования, ничем противозаконным не занимался. Журналисты говорят о том, что Григорий – прекрасный профи, писал очень остро о проблемах экологической безопасности. Нам, адвокатам, – неинтересно.

Еще News

Все news