News

Реакция Москвы на дело Никитина: Поддержка и молчание

Опубликовано: 27/10/1998

Автор: Томас Нилсен

Бывший министр экологии СССР, Николай Воронцов, направил письмо поддержки Александру Никитину, выразив надежду, что суд закончится благополучно как для Никитина, так и для окружающей среды. В то же время, премьер-министр Евгений Примаком хранит загадочное молчание, несмотря на его ранние заявления по делу Никитина.

Многие рассматривают судебный процесс над Никитиным в качестве дела, которое является показательным в усилиях России стряхнуть с себя тоталитарное прошлое и стать на путь развития правового государства. "Обвинение против Никитина не конкретизировано. В любой стране, где соблюдается закон, это дело никогда бы не дошло до суда. Никакие спецслужбы не смогли бы использовать подобным образом сляпанное обвинение", – заявил Дидерик Ломан, наблюдатель от московского офиса правозащитной организации Human Rights Watch. Причиной молчания со стороны Москвы может быть тот факт, что премьер-министр России Евгений Примаков занимал ранее пост шефа службы внешней разведки.

В прошлом году, во время проведения встречи "восьмерки" в Денвере (США), Примаков отверг утверждения, что дело Никитина было инициировано ФСБ по политическим мотивам. Знакомясь с докладом объединения Bellona "Северный флот", Примаков сказал журналистам, что "каждая страна имеет право на свои секреты", не объяснив, тем не менее, при чем же здесь Никитин, обвиненный в шпионаже. Будучи министром иностранных дел России, Примакову не раз получал вопросы по делу Никитина от официальных лиц других государств самого высокого уровня. Его ответ сводился к тому, что "дело Никитина является внутренним делом России".

Несмотря на это, международные наблюдатели, которые следят за судом над Никитиным, уверены, что в обвинение ничего нет, и что причина, по которой преследуют Никитина, кроется в том, что российские официальные лица, ответственные за то, что творится с РАО на Северном флоте, были поставлены в неловкое положение.

Государственный департамент США не рассматривает дело Никитина в качестве "внутреннего дела России". Госдеп указывает на проблемы, связанные с делом Никитина, в частности проблемы секретности в вопросах обращения с радиоактивными отходами на Северном флоте. Государственный департамент также обеспокоен тем фактом, чтообвинение против Никитина строится на секретных нормативных актах.

Александр Никитин рассматривает свое дело как политическое: "Они (ФСБ) хотели сделать из меня, имеющего в прошлом доступ к секретным сведениям, показательный пример. Дать понят бывшим офицерам, что сотрудничать с иностранцами, в частности с объединением Bellona, нежелательно". Экологические группы в России опасаются, что, если Никитина признают виновным, то многие, работающие в сфере обращения с РАО не посмеют продолжить свою деятельность. "Мое оправдание будет еще одной маленькой победой демократических сил в России. Это станет большим ударом по ФСБ, их системе и их методам работы", – сказал Александр Никитин.