Заплатит ли загрязнитель?

industrial-exhaust-gases-328410_1280 Credit: pixabay.com/ Anelka

Проработать возможность включения в Налоговый кодекс неналоговых платежей в январе 2018 года поручил премьер-министр РФ Дмитрий Медведев. Представители финансового ведомства предложили дополнить Налоговый кодекс главой «Экологический налог» и заменить им действующие сейчас сборы за негативное воздействие на окружающую среду.

Не ради наживы

Экологический налог – это форма, давно используемая в большинстве индустриально развитых стран мира для сбора средств на охрану окружающей среды. Впервые необходимость его применения на официальном уровне была закреплена в 1973 году Программой действий Европейского союза по охране окружающей среды, и она связывалась с реализацией принципа «загрязнитель платит».

Концептуальной основой экологизации налоговой системы послужила идея двойного выигрыша (win-win solutions). Она означает, что экологический налог – форма экономического стимулирования охраны окружающей среды – должен одновременно сопровождаться пропорциональным снижением налогового бремени, связанного с социальными выплатами. То есть такой подход должен стимулировать не только минимизацию экологического ущерба, но и способствовать росту занятости и поддерживать конкурентоспособность национальных производителей. Основная цель экологических платежей – не пополнение государственного бюджета, а стимулирование плательщика к экологической сознательности.

Из развитых стран Европы наиболее богатый опыт в этой области накоплен государствами Скандинавии. В большинстве европейских стран часть уплаченного предприятиями экологического налога возвращается обратно на экологические проекты. Такая практика широко распространена в Швеции и Франции (возврат эконалога до 75%), которые смогли создать условия для того, чтобы сделать работу своих промышленных предприятий почти «стерильной».

Существуют и более жесткие подходы к сборам от промышленности. В некоторых странах экологический налог становится «кнутом»: устанавливается на таком уровне, что компаниям выгоднее оперативно инвестировать в экологические проекты, чем платить миллионные суммы налогов.

И кнут, и пряник

Доля «экологических» затрат предприятий России в среднем в десятки раз ниже, чем в ЕС, США и Канаде. Экологического налога как такового в нашей стране нет. Существуют денежные сборы за нанесение ущерба природе. К примеру, система платежей за размещение отходов, которая используется почти 30 лет. Раньше она была серьезным стимулом для снижения выбросов предприятий. Однако со временем природопользователи нашли пути сократить экологические платежи не за счет минимизации образования отходов, а путем сокрытия информации. По мнению экспертов, при нынешних методиках расчета платежей за загрязнение окружающей среды загрязнителю зачастую выгоднее заплатить штраф, чем вкладываться в минимизацию ущерба окружающей среде. Минусом нынешней системы специалисты считают и отсутствие региональной дифференциации платежей: не важно – в экологически неблагополучном регионе или нет работает предприниматель – платит он одинаково.

По словам представителей Минфина, нынешний вариант взимания платы за загрязнение окружающей среды обладает низкой эффективностью, из-за чего государственные экологические программы финансируются из других статей бюджета. Поступления от платы за негативное воздействие на окружающую среду в консолидированный бюджет в 2017 году составили 14,2 млрд рублей. Планируется, что в нынешнем году они составят 11,6 млрд рулей. Налоговые нововведения, в том числе и введение экологического налога, позволят существенно повысить поступления – считают представители Минфина.

Предполагается, что налог будет взиматься за выброс загрязняющих веществ в атмосферный воздух, сброс в водные объекты, а также хранение и захоронения отходов производства. Платить экологический налог будут предприятия и индивидуальные предприниматели, чья деятельность наносит ущерб окружающей среде. Не будут платить налог те организации и физические лица, которые работают на объектах, оказывающих минимальное негативное воздействие на окружающую среду.

Налогом не будут облагаться организации, в результате деятельности которых образуются только твердые коммунальные отходы. Не будут облагаться налогом и бюджетные учреждения. Помимо этого – налог не будет взыматься, если образуются отходы, не оказывающие негативного воздействия на окружающую среду, а также, если отходы будут утилизированы в течение 11 месяцев.

Фактически размер экологического налога будет равен сумме существующей сегодня платы за негативное воздействие на окружающую среду. В пресс-службе Минфина подчеркнули, что в результате перевода сбора в налог фискальная нагрузка на бизнес не увеличится. Но при этом, по задумке представителей финансового ведомства, введение экологического налога позволит существенно увеличить природоохранные поступления, поскольку его расчет будет производиться исходя из необходимых ежегодных затрат бюджета на охрану природы.

«Новый налог не станет дополнительной нагрузкой на бизнес, – считает зампред комитета Государственной думы по бюджету и налогам Сергей Катасонов. – Есть определённый смысл в преобразовании налогового законодательства, потому что сегодня плата за негативное воздействие – это величина безразмерная… Если Минфин преследует задачу наведения порядка, дисциплины и отказа от тех временно согласованных выбросов, которые существенно сокращают доходную часть бюджета, это правильно. Но, по сути, это один и тот же вид нагрузки на бизнес».

В законопроекте есть положения, которые позволят предприятию уменьшить размер налога на сумму, равную расходам на действия по снижению ущерба окружающей среде.

Сейчас экологические программы в стране финансируются за счет доходов федерального и региональных бюджетов. Введение налога позволит увеличить поступления в бюджет России за счет применения к нарушителям уголовной, административной и налоговой ответственности, предполагают инициаторы налоговых изменений.

Ответственность за неуплату налогов благодаря нововведениям Минфинансов станет гораздо более серьезной в сравнении с той ответственностью, которая может наступить за неуплату неналоговых сборов. После принятия в 2018 году экологического налога этот сбор будет намного сложнее не платить – экологические платежи переходят в фискальную сферу. Ставить на учет плательщиков налога будет федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный по контролю и надзору в области налогов и сборов.

Преимуществом экологического налога, по мнению представителей Министерства финансов, станет то, что схема не позволит избежать платы за загрязнение окружающей среды и обеспечит прозрачность платежей. Также налоговые платежи позволят получать достоверную информацию не только по уплате налогов за загрязнение окружающей среды, но и об объемах негативного воздействия.

Еще один плюс, обещанный финансистами: уход от сложностей расчета. Сейчас это трехуровневая плата для выбросов и сбросов (в пределах норматива, лимита и сверх лимита) и двухуровневая для отходов (в пределах лимита и сверхлимита). Экологический налог позволит ввести экономическую ответственность за фактическое воздействие, но при этом «определять базу налогообложения с учетом государственной политики».

Коснется каждого?

В отношении бизнеса с налогами все более-менее понятно, но возникает вопрос: затронет ли введение экологического налога обычных граждан? Специалисты утверждают, что да – коснется практически всех и каждого.

К примеру, через повышение тарифа на вывоз мусора. Если экологический налог дополнительным грузом ляжет на операторов, которые занимаются вывозом и утилизацией мусора, то они, скорее всего, компенсируют появление такого налога ростом тарифов.

На данный момент специалисты не могут назвать точную сумму, на которую с введением экологического налога могут вырасти тарифы на вывоз твердых бытовых отходов для граждан, и вырастут ли они вообще – пока есть лишь очень грубые предварительные расчеты. Как сообщает «Российская газета» со ссылкой на депутата Госдумы Владимира Бурматова, в Курганской области в будущем году тариф на вывоз мусора вырастет сразу в шесть раз. Но в России в принципе тарифы на вывоз мусора разнятся от региона к региону в разы.

Будет ли толк

Как будут распределяться сборы от экологического налога? Вопрос распределения платежей волнует многих экспертов. По словам заведующего лабораторией барнаульского Института водных и экологических проблем Владимира Кириллова, налог на экологию уже есть в форме платежей. Только его надо упорядочить. Почему это важно? «Потому что мы не знаем, куда идут собранные деньги. Мы заплатили, и все ушло в общий бюджет, а оттуда средства могут быть потрачены хоть куда. Я надеюсь, что после введения экологического налога деньги будут направляться в нужное русло», – говорит эксперт.

«После введения экологического налога непонятно, куда будут уходить средства. Если штрафы пойдут в федеральный бюджет, то непонятно, будет ли из этого толк», поддерживает его руководитель группы общественного мониторинга по проблемам экологии и защиты леса алтайского отделения ОНФ Алексей Грибков.

Ведущий юрист Европейской юридической службы Алексей Тарасов вообще считает, что средства, поступающие в федеральный бюджет от нового экологического налога, не будут расходоваться на цели, которые служат основанием для их сбора.

Экономист, автор проекта All Economics Антон Шабанов, напротив, полагает, что введение экологического налога благоприятно скажется на доходах российского бюджета. Шабанов отмечает, что многие компании уклоняются от экологических сборов, и это существенно бьёт по федеральному бюджету. «По этой причине необходимо чётко администрировать экологические сборы… Этот сбор станет не просто пошлиной, а именно налогом, который будет отслеживаться и жёстко администрироваться уже налоговыми органами», – резюмировал он.

По мнению руководителя Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России» Александра Калинина, перевод экологического сбора в Налоговый кодекс – половинчатое решение. «Помимо того, что переводить это в налоги, обязательно нужно прописать механизм тому же Минфину, как эти деньги будут получать так называемые зелёные предприятия, которые перерабатывают батарейки, утилизируют ртутные лампы, шины. Сегодня такого понятного, чёткого механизма нет, а он должен быть создан. И только в связке такой законопроект должен быть принят», – заключил Калинин.

«Введение экологического налога вместо сбора требует всестороннего обсуждения с экспертным сообществом и ведомствами, – считает руководитель пресс-службы Минприроды Николай Гудков. – Нам необходимо в первую очередь стимулировать «зеленый» бизнес, а не увеличивать линейную фискальную нагрузку на компании. В законопроекте не предусмотрен механизм направления собранных налогов на природоохранные проекты».

По словам депутата Госдумы, первого заместителя председателя комитета по безопасности и противодействию коррупции Дмитрия Савельева, введение налога не гарантирует использование собранных средств исключительно на экологические цели. «Мне кажется сомнительной декларируемая бОльшая эффективность налога по сравнению со сбором. Если соответствующие органы не сумели выстроить систему сбора платы с производителей, чья деятельность оказывает негативное воздействие на окружающую среду, то нет никакой гарантии, что они это сделают, если плату заменить на налог… Вливания в бюджет, может, и увеличатся, а вот экология, как страдала, так и будет страдать. Нужен серьезный анализ ситуации: в каких случаях предприятия игнорируют необходимость платы, какие регионы имеют успешный опыт ее сбора. Введение экологического налога – это затягивание гаек, последствия реализации этой инициативы будут скорее негативными. Мне кажется, это очередная кампанейщина, которая увеличит налоговую нагрузку на предприятия».

«В данной редакции законопроекта объясняются механизмы сбора средств, но не оговорено кто, как и на что может или не может их тратить. Экологический налог, попав в федеральный бюджет, просто растворится в нем, – считает Михаил Бабенко, директор программы «Зеленая экономика» Всемирного Фонда дикой природы (WWF России). – Если говорить о конституционных правах на благоприятную окружающую среду и готовности Минфина менять налоговый кодекс, то необходимо кардинально пересматривать существующую систему как взимания платежей за негативное воздействие, так и систему финансирования природоохранных мероприятий и защиты окружающей среды. Система взимания платежей должна быть нацелена не на увеличение сборов за негативное воздействие, а на снижение этого негативного воздействия».

Все обнулить!

«Этот налог, на мой взгляд, вообще никак не мотивирует предпринимателей для самостоятельного решения проблем экологии, поскольку эти деньги заберут все равно. Предприниматель будет понимать: что бы он ни сделал, эти деньги все равно отнимут. Поэтому нет смысла заниматься, к примеру, очистными мероприятиями, сточными водами или раздельно собирать пластик на производстве и отправлять на вторсырье» – считает представитель межрегионального общественного экологического движения «Отпор» Наталья Самойлова.

По мнению руководителя управления рейтингов корпоративного сектора Национального рейтингового агентства Кирилла Кукушкина, главное, чтобы новый налог шел в бюджеты регионов и распределялся непосредственно по целевому назначению – на компенсацию ущерба окружающей среде. «Из законопроекта, представленного Минфином, не ясно будущее распределения поступлений налога между федеральным и местными бюджетами. Сейчас 95% платы за негативное воздействие поступает местным властям и расходуется на компенсацию экологического ущерба».

«Минэкологии и Росприроднадзор расписываются в том, что они не в состоянии реализовать эти полномочия. Очевидно, у них не хватает ресурсов», – считает Генеральный директор Центра экологических инициатив Владимир Кузнецов. – Нужно менять всю систему, отнимать у этих 12-15 ведомств, которые имеют около 100 полномочий в области обращения с отходами и природными ресурсами и создавать функциональный орган на 5 лет, который как чрезвычайная комиссия обнулит все законодательство и начнет все с чистого листа. Иначе мы ничего не изменим в плане загрязнения окружающей среды».

Публичное обсуждение документа продлится до 31 августа. В случае принятия поправки вступят в силу с 1 января 2020 года.

Ольга Подосенова