Мечты и реальность агломерации

DSC07246 Свалка в Ржевском лесопарке.

Как минимум, городу нужны территории 1) для складирования своих отходов, 2) для рекреации своих жителей. Области, в свою очередь, нужны новые дороги, по которым стремительно растущее население ближайших многоэтажных пригородов (Янино, Кудрово, микрорайон «Южный» Всеволожска и др.) смогут ездить в город на работу. Без дорог развитие этих районов скоро остановится. Таким образом, регионам есть, чем обменяться. Город может настаивать на сохранении ближайших к городу лесных массивов (вопрос с размещением новых полигонов отходов пока вынесем за скобки, так как делать это в ближнем к городу поясе вряд ли целесообразно). Взамен он может предложить строительство новых автомагистралей между своей территорией и областью. Но все это – при условии, что лица, принимающие решения, заботятся о благе своих регионов, а не о своем собственном.

К сожалению, пока даже теоретическое развитие темы агломерации не говорит о понимании ее целей и задач чиновниками. А на практике и того хуже: ближайшие пригороды стихийно застраиваются многоэтажками без должного обеспечения дорогами, по пути «съедая» оставшиеся лесные территории. Которые, кстати, включены Схему территориального планирования Ленинградской области как будущие ООПТ и могли бы составить основу экологического каркаса агломерации.

Но областной комитет по градостроительству и архитектуре (КГА ЛО), похоже, искренне понимает экологической каркас всего лишь как зону малоэтажной коттеджной застройки. С одной стороны, в разработанной в 2017 году «Концепции совместного градостроительного развития Санкт-Петербурга и территорий Ленинградской Области (Агломерации) до 2050 г.» КГА в качестве одного из главных приоритетов развития обозначил задачу формирования природного каркаса, площадь которого должна составлять 573 900 Га – 37% от площади зоны взаимовлияния регионов. Но, согласно тому же документу: «Природный каркас не является зоной запрещения строительства. В пределах каркаса необходимо регулирование развития производственной, и жилой и иных функций». «Таким образом, даже на уровне официальных деклараций задача создания природного каркаса не воспринимается властями как препятствие для дальнейшего размывания лесных территорий», – считает директор Центра экспертиз «ЭКОМ» Александр Карпов.

DCIM100MEDIADJI_0085.JPG Долина реки Лубья – часть планируемого к созданию ООПТ «Ковалевский лес и долина реки Лубья». Планируемая дата создания: 2035 год.

Как оно должно быть по уму

Границы агломерации пока никак не определены юридически, но к ее «первому поясу» эксперты относят 15-20-километровую зону вокруг Петербурга. Там на сегодняшний момент насчитывается 19 территорий общей площадью 60 000 Га, на которых запланирована организация ООПТ. Теоретически «база» для создания реального природного каркаса агломерации уже есть.

«Даже малоценные с биологической точки зрения участки в условиях усиливающейся урбанизации играют важную роль, если рассматривать их не изолированно, а как часть комплексной системы, способной обеспечить сохранение, а в перспективе и воспроизводство природных ресурсов, – полагает активист РОО «Новый экологический проект» Алексей Травин. – В качестве элементов экологического каркаса лесные территории могут играть различные функции – резерватов, буферных и рекреационных зон, коридоров или участков, предназначенных для восстановления, что создает дополнительные критерии оценки их ценности».

В «шаговой» доступности от города (в пределах получаса езды на автобусе) очень мало природных территорий, куда можно просто съездить на полдня погулять – не в формате тяжелых рюкзаков и резиновых сапог, но и не в формате осмотра дворцовых парков типа Пушкина и Павловска. Именно нечто среднее – возможность долгих уединенных прогулок в лесу недалеко от города – является самым востребованным жанром для жителя мегаполиса с точки зрения психофизиологии. Многочисленные исследования на контрольных группах показали, что такие прогулки действительно обладают способностью снимать стресс.

DSC07251 Ржевский лесопарк.

Как оно в реальности

Но что сегодня представляют собой эти территории? 27 июня «ЭКОМ» и «Новый экологический проект» провели загородный семинар, объездив 4 планируемых ООПТ в ближнем поясе Всеволожского района – три кластера будущего заказника «Ржевский лесопарк и Ковалевский лес» и природный парк «Токсовский». К сожалению, даже статус планируемых ООПТ никак не ограничивает хозяйственное освоение. Массовое строительство вблизи города привело к острому дефициту свободной земли, в результате чего власти Ленинградской области стали рассматривать лес скорее как земельный ресурс, нежели как рекреационный резерват.

Так, один из кластеров заказника «Ржевский лесопарк и Ковалевский лес» – «Кудровский лес» – уже сейчас фактически сокращен примерно на четверть (из планируемых 200 Га). Согласно Публичной кадастровой карте, его ближняя к городу часть уже исключена из лесного фонда и переведена муниципалами в категорию земель населенных пунктов.

Территория другого кластера – «Ржевский лесопарк» – насквозь «прошита» построенными, строящимися и планируемыми линейными и прочими инфраструктурными объектами: дорогами, линиями электропередач, трубопроводами, ТЭЦ. Рядом возводятся новые «микрогорода» – Янино, Янино-1, ЖК «Ясно Янино». К ним нужно подводить инженерные коммуникации, а где их прокладывать? «Пример Ржевского лесопарка наглядно показывает, что наличие в Ленинградской области огромного количества свободной земли – иллюзия, – считает Алексей Травин. – Вся земля сельхозназначения, на которой можно было что-то построить, раскуплена. Все собственники хотят выжать из нее максимум прибыли, и никто не хочет отдавать ни кусочка под инфраструктурные объекты. К тому же тянуть трубопровод придется через участки разных девелоперов, а договориться со всеми сразу еще сложней». Итог один – все коммуникации и инженерные объекты для новых домов строятся в планируемом заказнике, приводя к его фрагментации, а как следствие – к деградации. Эдак планируемая ООПТ может и не дожить до своего создания.

DSC07171 Невский лесопарк.

В третьем кластере заказника – «Ковалевский лес и долина реки Лубья» – дела обстоят не лучше. К несчастью для него, он расположен на территории многострадального Ржевского полигона – массива лесов Министерства обороны, который сейчас разрывают на куски под застройку муниципалы и частники всех мастей. Согласно Постановлению Правительства РФ №135 от 1998 года, после прекращения пользования лесом ведомством Минобороны он должен быть возвращен назад в лесной фонд. Однако вместо этого лес по левую сторону Рябовского шоссе (Дорога Жизни) на непонятных основания уже включен в генплан города Всеволожска. Министерство обороны против, однако проигрывает суд за судом. И на Публичной кадастровой карте в этом месте то появляются, то исчезают частные участки: видимо, в недрах оборонного ведомства, Росреестра и муниципалитета идет непростой процесс земельных махинаций. В этой связи шансы на придание охранного статуса более чем сомнительны.

DCIM100MEDIADJI_0085.JPG Долина реки Лубья – часть планируемого к созданию ООПТ «Ковалевский лес и долина реки Лубья». Планируемая дата создания: 2035 год.

Спасти территории могло бы резервирование под будущие ООПТ – законодательство это позволяет. «Но, к сожалению, в Ленинградской области это невозможно, – констатирует эксперт «Нового экологического проекта» Анастасия Филиппова. – Зарезервировать можно лишь то, что не имеет правообладателя. А в нашем регионе больше 90% лесов с 2008-2010 гг. перекрыто несколькими слоями аренды – под лесозаготовки, под рекреацию и т.д.». Зарезервировать лес Минобороны мешает спорный правовой статус.

Включение в Схему терпланирования будущих ООПТ отнюдь не гарантирует, что они будет созданы. Из уже упомянутых 19 планируемых ООПТ, которые относятся к ближнему «зеленому поясу» Петербурга, на стадии проектирования находятся лишь 4. И даже после начала проектирования, процесс которого растягивается на годы, охраняемая площадь может сократиться в разы. А может и полностью исчезнуть. Так, в 2017 году уже после прохождения госэкспертизы проекта из Схемы терпланирования был выкинут будущий заказник «Кузнечное» – он «перебежал дорогу» некоему форелевому хозяйству.

DSC07496 Долина реки Лубья – часть планируемого к созданию ООПТ «Приморский берег». Планируемая дата создания: 2025 год.

Всего с 2013 по 2016 было изготовлено 17 проектов ООПТ, которые до сих пор «висят» в комитете по природным ресурсам. Причем про самые старые проекты в КПР, судя по их ответам, и вовсе забыли. «Практика такова, что любое сомнение – юридического характера, или в точности экологических данных, или просто «сомнение в целесообразности» – трактуется в пользу исключения отдельных участков из состава охраняемой территории», – комментирует Александр Карпов.

Пример удачного исключения из правил представляет будущий природный парк «Токсовский». Его маленькая первая очередь – «Токсовские высоты» – уже создана в 2014 году. В мае 2018 года прошли общественные слушания по основной части площадью 2654 Га. Могло быть еще в два раза больше, но кластер между озерами Хеппоярви и Воякоярви в итоговый проект не вошел: он располагается в упомянутом Ржевском полигоне, на спорных землях Минобороны. Областные чиновники, при всей их лояльности к токсовскому заказнику, не готовы ввязываться в неминуемые судебные конфликты. Сейчас проект проходит экологическую экспертизу, и в КПР обещают завершить создание к 1 января 2019 года. Почему ему так повезло? Да потому, что инициировала и добивалась его создания большая и сплоченная инициативная группа. Даже деньги на проект люди собирали в складчину (все остальные ООПТ проектируются за счет бюджета) и оперативно отбивали регулярные атаки очередных девелоперов и застройщиков. Короче, нужно понимать: сами собой ООПТ не создаются, процесс надо все время педалировать силами общественности.

Сейчас «Новый экологический проект» готовит рекомендации для органов власти Петербурга и Ленинградской области в части приоритетных мер по сохранению лесов «зеленого пояса». В том числе будут выработаны критерии определения ценности природных территорий в их градостроительном и социально-экономическом контексте – как элементов экологического каркаса. Такие критерии де-факто в действующем законодательстве отсутствуют, что сильно затрудняет охрану природы урбанизированных территорий.

Ирина Андрианова