Воскресенск: противники МСЗ перекрывают дорогу и побеждают в суде

air pollution smoke-plume Credit: MonikaP

26 мая 2018 года у деревни Сетовка Воскресенского района несколько десятков человек перекрыли движение по Новорязанскому шоссе, двигаясь непрерывным потоком через пешеходный переход. Люди возмущены тем, что власть их не слышит.

28 мая 2018 года арбитражный суд Московской области порадовал борцов со строительством МСЗ в Воскресенске. Отстаивать свои права в суде местным жителям помогала адвокат «БЕЛЛОНЫ» Ксения Михайлова.

Впрочем, это дело важно для всех, кто требует гласности и открытости при реализации экологически опасных проектов.

В конце 2017 года инициативная группа решила провести независимую общественную экологическую экспертизу проекта мусоросжигательного завода. Местные жители обратились за помощью к общественной организации «ЭМАССерт» (Некоммерческое партнёрство «Экологическое Международное Аудиторское Сообщество. Сертификация»). Эксперты согласились. Общественная экспертиза была официально зарегистрирована. Однако попытка провести экспертизу не увенчалась успехом, поскольку ее инициаторам просто отказались выдать документы по проекту.

Тогда активисты обратились в суд, и судья поддержал их, обязав ООО «АГК-1», которое является дочкой «РТ-Инвест» и намерено стоить МСЗ, передать документацию для проведения общественной экспертизы.

Возникает логичный вопрос: если мусоросжигательные заводы современны и безопасны, то почему скрывается информация, зачем людей буквально заставляют выходить на улицы?

Этот логичный вопрос комментирует один из воскресенских активистов Алексей Холкин: «Мы обратились за документами и получили официальный ответ – не дадим. Под предлогом того, что уже есть две общественные экспертизы по этому проекту. При этом они фактически сами же их инициировали [старая уловка, к которой прибегают в разных регионах России – используют норму, которая устанавливает, что может быть проведено только две общественные экологические экспертизы проекта, прим. ред.]. Мы пошли в суд. Суд нас поддержал.

Скорее всего, наши противники будут обжаловать решение, будут тянуть время. А мы будем добиваться получения документов.

Почему опять перекрывали дорогу? В первую очередь, потому что администрация игнорирует нас. Она сама инициировала диалог с протестующими, и сама же избегает его.

Сегодня у нас в руках есть минимум необходимых документов. Помимо тома Оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС) мы собственно и не видели ничего. Но в этом томе отсутствует много важных документов, без которых сложно досконально разобраться в ситуации и объективно оценивать проект МСЗ.

У нас есть план действий и в нём главное – суды. Без них общественный протест выглядит недостаточно обоснованным. Когда люди начинают митинговать – у них спрашивают: ну вы хоть в суд-то обратились? Да, мы обращаемся. Мы обжалуем это решение, и вот это – отказ предоставить документы, или документы с замеченными нами фальсификациями. Так что наш протест обоснован. Мы будем продолжать обращаться и в различные органы власти. Будем проводить акции – в рамках закона – чтобы власть осознала, что протест реально существует.

Вот мы бы с удовольствием написали письмо Специальному представителю Президента Российской Федерации по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта Сергею Иванову. Только мы не знаем куда. Кто бы предоставил нам его адрес, кабинет, электронную почту. Неизвестно, где этот человек находится, как с ним связаться. Найти его контакты в интернете, на сайте администрации президента невозможно.

Получается, что его должность никакими обязательствами не связана. Если ему нельзя написать или позвонить, значит, соответствующих его высокой должности обязательств у него нет. Так? Хотя на такую должность многое замыкается. От него должно многое зависеть. В том числе и реакция власти на мнение населения.

При этом он очень резко высказался недавно про экологические организации, про экологических активистов, людей, которые защищают своё конституционное право на здоровую окружающую среду и которые реализуют свою конституционную обязанность – защищать окружающую среду.

Интересно, а он с кем-то из этих людей говорил, встречался? Или он такие далекоидущие выводы делает заочно? Приехал бы он в деревню Свистягино, в Могутово. Пообщался бы с людьми. Жители бы ему рассказали о том, насколько опасен этот мусоросжигательный завод, почему они так считают. Какие основания для того, чтобы так критиковать их?

А то вот сейчас ещё и статья по экологическому экстремизму появится. Человек скажет: я переживаю, что этот завод будет опасен! А ему – три года! Или сколько там положат за то, что ты публично свои опасения высказал?».

Жители деревни Свистягино не прекращают попыток достучаться до власти. 7 июня 2018 года на сходе было записано видеообращение, адресованное президенту России. В нём жители Свистягино спрашивают: «Просим остановить строительство МСЗ. Какая необходимость завода 1-го класса опасности в густонаселённом районе на стыке Ступинского, Раменского, Коломенского, Воскресенского районов?».

В соцсетях активисты распространяют призыв, в котором предлагают всем задать вопросы к прямой линии президента 7 июня: «Если вы поддерживаете борцов за своё чистое будущее, перейдите по ссылке и обратитесь к президенту».

Игорь Ядрошников