«Черная метка» для климатических маргиналов

Arctic Credit: Doryce S

Свою независимую научную оценку усилий стран по сокращению выбросов парниковых газов Climate Action Tracker в сотрудничестве с другими исследовательскими организациями проводит с 2009 года. Эксперты анализируют данные нескольких десятков стран, на долю которых приходится более 80% всех выбросов CО2 в мире, и чье население составляет примерно 70% жителей планеты.

По результатам нового рейтинга из прошлого варианта списка «крайне климатически неадекватных» исключены Канада, ЮАР, Австралия, и Аргентина. Зато в него попали США, чья политика оценивалась до недавнего времени как более дружественная к климату.

С Америкой ситуация более-менее понятна – нынешние антиклиматические выпады президента и разворачивание планов по ископаемому топливу отбрасывают назад всю политику государства. Но почему не все крупные эмиттеры, такие как Китай и Индия получили «черную метку» от САТ? За какие заслуги на первой, самой зеленой строчке климатической дружественности оказалось Марокко? Нет ли предвзятости в критериях рейтинга? – такие вопросы возникают как у специалистов, так и у широкой публики.

Climate Action Tracker обновили свою рейтинговую систему исходя из принятой Парижским соглашением цели удержания температуры в пределах 1,5°C. Помимо климатических обязательств стран (NDC), оценивались результаты реализации существующих и запланированных мер. По словам авторов рейтинга, большинство перемещений по строчкам рейтинга связано не столько с тем, как то или иное государство преуспело в климатической риторике, а связано с свежепересмотренными данными о выбросах и их динамике.

То есть эксперты оценивали скорее фактические данные, нежели планы. Именно поэтому довольно амбициозные обязательства по климату, к примеру, Австралии и Новой Зеландии не убедили независимых аналитиков. Зато два крупнейших эмиттера – Индия и Китай – попали на довольно высокие строки рейтинга, поскольку налицо именно прогресс по снижению уровней выбросов. В случае с Китаем «реализация климатических мер серьезно опережает обязательства – первоначальные цели были достигнуты почти на четыре года раньше запланированного срока», – говорит Ивонн Дэн из компании Ecofys – одного из лидеров среди компаний-консультантов в сфере климата и возобновляемой энергетики.

«В этих страна мы видим позитивную динамику по выбросам из-за роста количества электромобилей, ускоренное внедрение возобновляемых источников энергии и закрытие угольных электростанций», – объясняют свою позицию авторы доклада.

Россия: скепсис высшего уровня

Поместив Россию на самую нижнюю строку климатического рейтинга, авторы САТ отмечают, что «РФ является одним из крупнейших в мире эмитентов и производителей ископаемых видов топлива и, как следствие, обладает большим потенциалом смягчения последствий, может играть важную роль в международной климатической политике. Однако Россия не только не ратифицировала Парижское соглашение, но и заявила об отсрочке решения по этому вопросу до 2019 г. Также Президент Путин, похоже, отступил от своей обеспокоенности проблемой климата и вернулся к более скептическим комментариям»…

Главным негативным фактом для формирования климатической политики исследователи называют то, что фактически планы РФ – это путь бездействия.

«После распада Советского Союза в 1990-х годах выбросы в России значительно снизились, достигнув исторического минимума – около 2,1 Гт CO2e (без учета лесного сектора – ЗИЗЛХ) в 1998 году, что эквивалентно 41% ниже уровня 1990 года. С тех пор выбросы неуклонно возрастают и, как ожидается, продолжат расти, по крайней мере, до 2030 года. Важно понимать, что российские целевые показатели выбросов, которые используют 1990 год в качестве отправной точки, позволяют национальным выбросам снижаться несмотря на отсутствие международных обязательств. Согласно нашим последним оценкам, осуществляемая сейчас политика приведет к выбросам 2,7-2,8 Гт CO2e в 2030 году (без учета лесов). Фактически это – сокращение выбросов от уровня 1990 года в 28% в 2020 году и 23-26% в 2030 году, что значительно ниже национальных целевых показателей смягчения последствий», – пишут авторы Climate Action Tracker.

Кроме того, официальные представители России дали понять, что они настаивают на выгодных для России правилах учета поглощающей способности лесов. Это означает, что выбросы страны могут в будущем еще больше увеличиться. Несмотря на заверения в наличии «стройной системы управления лесами», сегодняшние российские подходы прогрессивными назвать нельзя. То же самое – с фактическим выполнением программы по энергоэффективности. Темпы ее выполнения давно и сильно не соответствуют заявленным целям. В последнем варианте «Энергостратегии-2035» заложен сугубо сырьевой сценарий: основная ставка – на нефть и газ, а также на увеличение добычи угля.

«В Копенгагенском соглашении от 2009 года Российская Федерация обязалась ограничить выбросы на 15-25% ниже уровня 1990 года к 2020 году. Это предполагает уровень выбросов от 2,7 до 3,5 Гт CO2e в 2020 году. По сравнению с 2014 годом это представляет собой увеличение выбросов на 8-38%. На сегодняшний день ни один официальный национальный документ не подтвердил намерение Российской Федерации продолжить выполнение своей долгосрочной цели по сокращению выбросов парниковых газов не менее чем на 50% ниже уровня 1990 года к 2050 году, о чем заявил бывший президент России Медведев на саммите G8 в 2009 году…»

«В России снижение выбросов парниковых газов напрямую зависит от энергетической стратегии страны – от того как мы планируем развиваться: на угле или на газе, либо наращивая использование возобновляемых источников энергии, – говорит руководитель климатической программы Всемирного фонда дикой природы (WWF) России Алексей Кокорин. – При этом рекомендованное учеными двукратное снижение глобальных выбросов парниковых газов к 2050 году для России достижимо, более того, к середине века можно даже полностью перейти на энергетику без выбросов СО2, но для этого всем (от государства и крупных компаний до муниципальных образований и владельцев жилья) надо предпринять немало усилий. Без четкого понимания будущих потерь практически невозможно убедить правительство и бизнес, что выбросы надо снижать принудительно, что это выбор меньшего из двух зол».

Украина: в режиме ожидания

Выдать бездействие за действие и попытаться привязать лесное хозяйство к усилиям по снижению выбросов – эти негативные для климата действия ставят эксперты CAT в упрек и Украине, поделившей вместе с Россией низшее место в климатическом рейтинге. Вклад Украины включает в себя цель сокращения выбросов парниковых газов, включая сектора землепользования и сельского хозяйства, на 40% ниже уровня 1990 года к 2030 году.

Украина заявила, что она пересмотрит свою цель после «восстановления территориальной целостности и государственного суверенитета».

Эксперты отмечают как позитивный факт то, что в 2008 году страна внедрила схему с фиксированными ценами, называемую «зеленым» тарифом на электроэнергию. В 2013 году была обновлена энергетическая стратегия до 2035 года, которая устанавливает новые цели для различных энергоносителей. Однако, поскольку нет четкой поддерживающей политики, количественные показатели еще не определены.

«Украина обещала, что будет активно участвовать в текущих и будущих механизмах международного рынка, но ее текущий целевой показатель сокращения выбросов не учитывает эти рыночные механизмы. При пересмотре своей национальной цели по сокращениям Украине следует уточнить механизм учета сектора лесного и сельского хозяйства и конкретные международные рыночные механизмы, которые планируется использовать, что увеличит прозрачность цели и позволит сравнивать ее с национальными обязательствами других стран», – пишут авторы САТ.

Неопределенность с прогнозируемым уровнем выбросов и непрозрачность основные проблемы климатической политики Украины, на которые указывают эксперты САТ.

Казахстан: внимательно следить за процессом

Казахстан оказался в климатическом рейтинге на строчке более высокой, чем Россия и Украина. Однако при этом его тоже упрекают, что в планах страны не указан метод учета лесов, который будет использоваться при расчетах выбросов.

Во многом политика климатическая инерционна – отмечают эксперты. В то время как Казахстан признает необходимость перехода к более экологичному будущему, в настоящее время его усилия все еще недостаточны, что приведет к выбросам 331 Мт CO2e к 2020 году (сокращение на 12% по сравнению с уровнями 1990 года) и 424 Мт  CO2e к 2030 году (что на 13% выше уровня 1990 года).

Но климатические эксперты отмечают положительную динамику по введению мощностей возобновляемых источников энергии (ВИЭ) на 2013-2020 годы – речь идет о 1040 МВт. Также говорится о положительном действии Закона о тарифах на поставку, который направлен на увеличение доли производства энергии из ВИЭ в соответствии с целями Концепции обеспечения выработки 3% электроэнергии от ветра и солнца в 2020 году. Еще один плюс – система торговли выбросами, которая была запущена в Казахстане в 2011 году.

«На этом этапе мы воздерживаемся от оценки действий Казахстана. Мы будем внимательно следить за процессом и готовы регулярно пересматривать это решение».

Марокко: возобновляемы и прозрачны

Страны бывшего Советского Союза связывают общие системные вопросы: обусловленное спадом экономики сокращение выбросов, которое они пытаются вписать как заслугу, а также неопределенность с методикой расчета лесов.

Для контраста рассмотрим, как арабская страна попала на высшую строчку рейтинга климатической ответственности. Эксперты отмечают, что у Марокко не только весьма амбициозные планы, но и фактически зафиксированное существенное снижение выбросов. При этом страна собирается пойти гораздо дальше, а именно – остановить рост выбросов и вырабатывать 42% электроэнергии из ВИЭ к 2020 году и 52% – к 2030 году. Программа марокканской ветроэнергетики направлена на повышение потенциала национальных ветропарков от 797 МВт в 2015 году до 2000 МВт к 2020 году.

При этом Марокко имеет конкретные прозрачные и измеримые планы и программы включения дополнительных взносов в сокращения выбросов от сельского хозяйства, лесоводства и других видов землепользования. Марокканская климатическая политика гармонизирует различные отраслевые планы, причем в нее включены такие сектора как энергетика, управление отходами, транспорт, сельское и лесное хозяйство.

«Мы оцениваем национальную цель Марокко как совместимую Парижским соглашением, поскольку страна уже вносит свою «справедливую долю» в глобальные усилия по ограничению потепления до 1,5° C», – пишут эксперты САТ.

Запрыгнуть в последний вагон

Тем временем Climate Action Tracker приводят следующие данные: вероятность того, что потепление к 2100 году превысит четыре градуса, составляет около 33%. По мнению ученых-климатологов, «поезд уже ушел», и атмосфера будет разогреваться и дальше и превысит на 2,7 градуса Цельсия температуру, что была в начале эпохи индустриализации.

Эксперты отмечают, что хотя на уровне бизнеса, общественных организаций и регионов предпринимаются ощутимые климатические меры, их пока недостаточно для того, чтобы «перекрыть» слабые обязательства государств. «Мы видим существенную угрозу от ситуации, когда обязательства стран пойдут по нисходящей спирали, и политики откажутся от решительных действий», – говорит один из соавторов доклада Climate Action Tracker Билл Хэйра.

Ученые климатологи всеми возможными способами пытаются убедить лиц, принимающих решения, в том, что странам давно пора запрыгивать в последний вагон. Причем России это делать надо незамедлительно – температура у нас растет в 2,5 раза быстрее, чем в целом по земному шару…

Ольга Подосенова