Международные споры вокруг Островецкой АЭС продолжатся

Belarusian nuclear power plant Credit: naviny.by

Островецкая АЭС как угроза национальной безопасности Литвы

Закон, единогласно принятый литовским Сеймом 15 июня, признал Белорусскую АЭС, угрозой для национальной безопасности, окружающей среды и общественного здоровья Литвы.

Белорусский МИД в своем заявлении назвал это «очередным недружественным актом», «проявлением логики абсурда» и действием, нацеленным на то, «чтобы отвлечь внимание и от собственных стратегических просчетов в энергетическом секторе, и от проблем, связанных с выводом из эксплуатации Игналинской АЭС». Белорусский МИД также усомнился в том, что парламент Литвы является «той экспертной организацией, которая может объективно оценивать безопасность ядерно-энергетических объектов».

Между тем, дело обстоит гораздо серьезнее, чем это видится белорусскому внешнеполитическому ведомству. Данный законодательный акт подводит Островецкую АЭС под действие апрельского закона о «Необходимых мерах против угроз небезопасных АЭС третьих стран» (Law on Necessary Measures against the Threats Posed by Unsafe Nuclear Power Plants in Third Countries), что приведет к запрету доступа белорусской электроэнергии на рынок Литвы. Таким образом, Островецкая АЭС лишает Беларусь в целом возможности экспортировать электроэнергию в Литву или через ее энергетические мосты в страны Западной Европы.

Реакция Белорусского МИДа говорит о том, что там не очень понимают реалии демократического госуправления. В действительности, не депутаты литовского Сейма оценивали опасность Белорусской АЭС, а госорганизации по заказу правительства в соответствии с апрельским законом. Среди них, по информации Сейма Литвы, – министерства энергетики и окружающей среды, Госинспекция по безопасности в области ядерной энергетики, Центр радиационной защиты, Агентство по защите окружающей среды, Гидромереорологическая служба Литвы и прочие.

Стоит отметить, что в Литве, в отличие от Беларуси, есть опытные специалисты в области атомной энергетики, поскольку там работала Игналинская АЭС. Литовский Сейм всего лишь рассмотрел предоставленную ему оценку и принял соответствующий закон.

Масштабные инвестиции в пиар Островецкой АЭС

Белорусский госаппарат развернул серьезную международную кампанию для спасения репутации Островецкой АЭС после того, как Встречи сторон двух конвенций ЕЭК ООН (Орхусской и Эспоо) приняли в 2014-м году решения о том, что при ее строительстве Беларусь нарушила свои международные обязательства. У официального Минска был выбор – приостановить строительство атомной электростанции и начать исправлять ошибки, но она пошла по другому пути. Строительство, сопровождаемое различными инцидентами, продолжается, а Беларусь пытается создать хороший имидж при плохой игре. Именно для этой цели в Минск было приглашено 7-е Совещание Сторон конвенции Эспоо, где среди прочих вопросов должно было рассматриваться дело Островецкой АЭС. Этот прием Беларусь использовала, чтобы снискать к себе расположение органов Конвенции и добиться снисхождения к своему атомному проекту.

Эти усилия дали некоторый результат – Комитет по имплементации конвенции Эспоо вынес мягкое решение по строящейся атомной станции – это отмечают представители  белорусской и литовской общественности в своем заявлении. По их информации, Комитет даже воздержался от оценки того, выполнила ли Беларусь решение 6-го Совещания Сторон, не смотря на то, что ее можно было дать уже сейчас. Так, в 2014-м году Беларуси было рекомендовано принять такое решение по выбору площадки, которое учитывало бы мнение Литвы, но с того времени это решение не было пересмотрено. Беларусь также не организовала учета мнения литовской общественности, как этого требовал один из пунктов решения. Другой пример – Беларусь, по рекомендации 6-го Совещания Сторон, пригласила к себе миссию SEED МАГАТЭ, но исключила из программы ряд компонентов, ради которых эту миссию нужно было приглашать.

На этот раз Комитет также сделал вывод о том, что Беларусь предприняла все необходимые шаги для принятия окончательного решения по строительству своей АЭС, хотя ему не известно, соответствуют ли эти шаги Конвенции. Как отмечают независимые экологи, такой вывод не обоснован, поскольку Беларусь начала строительные работы на Островецкой площадке за год с небольшим до начала консультаций с Литвой по Эспоо. Иными словами, решение о строительстве было принято тогда, когда еще не было никаких шагов в рамках Конвенции.

Экологическая общественность на Совещании сторон была возмущена тем, что Комитет даже не рекомендовал Беларуси приостановить деятельность, то есть строительство АЭС, в то время как в похожем случае Украине была дана такая рекомендация.

Беларусь против независимой экспертизы Островецкой АЭС и решения 7-го Совещания Сторон Эспоо

Мягкое решение Комитета по имплементации конвенции Эспоо по Островецкой АЭС так и не было утверждено в Минске на 7-м Совещании Сторон Конвенции. Беларусь потребовала еще больших уступок и выступила против инициативы Комитета по созданию независимого экспертного органа (комиссии по запросу под эгидой Конвенции) для оценки хода строительства атомной электростанции. Как заявила на совещании замминистра природных ресурсов и охраны окружающей среды Беларуси Ия Малкина, это предложение ставит страну в исключительное положение, поскольку прежде якобы не было подобной практики.

Белорусская делегация выступила против независимых экспертов в принципе, заявляя, что только МАГАТЭ может давать оценки строительству атомной электростанции. «Эксперты – это кто, судьи, трибунал?» – эмоционально провозгласила с трибуны Ия Малкина.

Для усиления давления на Совещание Сторон, представители белорусского МИДа потребовали пересмотра общей части решения Комитета, вступив в затяжную полемику. И, из-за того, что Беларусь была не одинока (против решения по АЭС «Хинкли-Пойнт» выступила и британская делегация), решение по случаям несоблюдения Конвенции не было принято. Совещание сторон отложило его на внеочередную сессию, которая пройдет примерно через полтора года.

Беларуси есть, что скрывать о своей АЭС

Белорусская делегация осталась довольна результатами Совещания, а именно тем, что ход строительства Островецкой АЭС пока будет закрыт для независимой экспертизы. К тому времени, когда решение Совещания Сторон Эспоо будет принято (2019-й год), ее первый энергоблок уже будет введен в строй. Экологические организации, отметив этот факт, потребовали от Беларуси добровольной приостановки строительства в соответствии с духом и буквой Конвенции.

Экологи считают, что закрывая от независимых экспертов и международных организаций процесс строительства своей АЭС, Беларусь делает ей антирекламу, показывая, что ей есть, что скрывать, а именно нарушения технических норм и стандартов безопасности.

Официальная Беларусь возразила на Совещании Сторон Эспоо, что у экспертов МАГАТЭ после оценки в рамках приглашенной миссии SEED не осталось вопросов к безопасности Островецкого проекта. На что представитель Гринпис Ян Хаверкамп и представитель НГО «Друзья Земли» Партиция Лоренс заявили о том, что эта оценка не имеет под собой оснований, а миссия SEED занизила свои требования к сейсмоустойчивости Островецкой площадки. Так в отчете миссии SEED фигурирует такой показатель сейсмоустойчивости Островецкой площадки, как 0,12 g, в то время как рекомендованный МАГАТЭ параметр составляет 0.25 g.

МАГАТЭ, как организация, основной целью которой является продвижение атомной энергетики, вряд ли может быть арбитром. На уровне конвенции Эспоо это понимают, именно поэтому предложение Беларуси, обязывающее органы Конвенции сотрудничать исключительно с МАГАТЭ, не было принято.

Беларусь хотела большего для своей АЭС, получит ли она по справедливости?

Казалось бы, белорусская дипломатия выиграла битву за свой трансграничный атомный проект на Совещании сторон Эспоо. Пусть временно, но она получила передышку на полтора года и может достраивать АЭС. Но это видимость победы и в долгосрочной перспективе, скорее, поражение.

Белорусская делегация, усердствуя в выполнении задания своего правительства, упустила последний шанс на политический компромисс с Литвой. Если бы мягкое решение по Островецкой АЭС, не дающее оценок и не требующее приостановки ее строительства, было бы принято, Литве сложно было бы принимать радикальные меры против ее возведения, в том числе, на уровне ЕС. Сейчас же стороны вернулись на исходные позиции: как заявил министр окружающей среды Литвы, «Вы строите АЭС, мы роем окопы».

Рапортуя о своей дипломатической победе, белорусские чиновники упустили и тот факт, что на 7-м Совещании сторон конвенции Эспоо Украина пролоббировала рассмотрение дел по несоблюдению по отдельности, в отрыве от общей части. Это закроет для Беларуси возможность оспаривания всех частей решения, если стороны не пойдут ей навстречу. Иными словами, следующее Совещание сторон, даже если Беларусь загрузит топливо в свою АЭС, может поступить «по справедливости» и принять более жесткое решение. К тому времени Литва рассинхронизируется с БРЭЛЛ, и Островецкая АЭС останется в полной энергетической изоляции. И не только АЭС, но и Беларусь в целом. Как будет работать атомный проект в таких условиях – пока не ясно.

Татьяна Иванова