Литовский тупик для Белорусской АЭС

Belarusian nuclear power plant Строительство Белорусской АЭС. 04.08.2015. Credit: belarus.by

Из-за своей АЭС Беларусь не сможет продавать электроэнергию в Литву

Закон «О необходимых мерах против угроз небезопасных АЭС третьих стран» (Law on Necessary Measures against the Threats Posed by Unsafe Nuclear Power Plants in Third Countries) был единогласно принят депутатами литовского парламента 20 апреля. Под «третьими странами» в юридической терминологии обычно понимают страны за пределами ЕС. И хотя новый закон говорит об атомных электростанциях в соседних «третьих странах» в принципе, причиной его принятия послужила Белорусская АЭС, расположенная примерно в 20 км от литовской границы. АЭС под белорусским Островцом, сооружаемая «Росатомом» за средства кредита российского правительства, станет первым объектом, на который распространится действие нового закона. Этот законодательный акт полностью лишит Беларусь возможности поставлять на литовский рынок электроэнергию как таковую.

Как сообщает пресс-служба Сейма Литвы, закон устанавливает общие принципы, условия и защитные меры для энергетической системы и рынка государства, не позволяющие получать электроэнергию от третьих стран, на территории которых находятся небезопасные атомные электростанции. Этот регулирующий акт также описывает процедуры определения опасных АЭС, а также оценки их угроз для национальной безопасности, окружающей среды и здоровья граждан Литвы: «Небезопасными атомными станциями будут называться АЭС, при проектировании или эксплуатации которых не соблюдались требования безопасности, атомной энергетики и защиты окружающей среды, а также были нарушены международные договоренности и конвенции».

По информации пресс-службы литовского парламента, новый закон требует запрета получения любой электроэнергии из третьих стран, обладающих небезопасными АЭС. Исключение составляют киловатты, необходимые для баланса литовской энергосистемы. В законе также говорится, что возможности гидроаккумуляции электроэнергии (как, например, возможности водохранилища ГЭС Круонис, находящегося близ белорусской границы и строящейся Белорусской АЭС) не могут быть использованы для хранения электроэнергии, произведенной на небезопасных АЭС третьих стран.

Следует отметить, что с 2020 года или после синхронизации с энергосетями ЕС закон запрещает покупку литовскими субъектами любой электроэнергии от стран, где есть небезопасные АЭС, и предусматривает отключение от электрического кольца БРЭЛЛ (энергосистемы Белоруссии, России, Эстонии, Латвии и Литвы). Иными словами, из-за Островецкой АЭС, которая строится с нарушениями экологических конвенций Европейской экономической комиссии ООН Орхусской и Эспоо, а также с нарушениями технических норм и инцидентами с основным оборудованием, Беларусь с 2020 года лишается литовского рынка сбыта для своей электроэнергии.

Для Литвы, как считает замминистра энергетики Литвы Симонас Шатунас, этот шаг не будет иметь драматических последствий. «У нас уже есть энергетические альтернативы – это две связи с Польшей и Швецией. Из Беларуси в 2016-м году мы импортировали только 1,6% электроэнергии, это уже сейчас говорит о том, что мы от этой энергии не зависим», – заявил он на конференции в Сейме Литвы «Островецкая АЭС: можно ли остановить реализацию этого проекта?». По его словам, закон описывает конкретный алгоритм, и уже в ближайшие месяцы правительство страны должно будет принять решение о несоответствии Белорусской АЭС международным соглашениями и разработать план по недопущению попадания ее электроэнергии в литовские энергосети.

Политика, экономика или экология?

Беларусь упрекает Литву в излишней политизации вопроса строительства Островецкой АЭС. Действительно, политический фактор влияния станции вместе с ее экологическими рисками обсуждаются в Литве с 2010 года – с того времени, когда Беларусь вынуждена была начать консультации в рамках конвенции Эспоо ЕЭК ООН. Но неисполнение Беларусью обязательств по конвенции, признанное ее Совещанием Сторон в 2014 году, и нежелание предоставить литовской стороне исчерпывающую информацию по проекту своей трансграничной атомной электростанции, только укрепили литовскую сторону во мнении, что белорусский атомный проект близ ее границ угрожает ее национальной безопасности.

Министерство окружающей среды Литвы еще в 2010-м году под давлением общественности дало свою оценку воздействия Белорусской АЭС на окружающую среду и здоровье населения своей страны. Позднее, на двусторонних консультациях с Беларусью осенью 2016 года, представитель литовской стороны пояснил Беллоне.ру, что в случае аварии на Островецкой АЭС, Литва будет вынуждена эвакуировать все государственные институты, находящиеся в Вильнюсе, менее, чем в 50 км от атомной станции. Кроме того, по его словам, риски загрязнения грунтовых и поверхностных вод, а также влияния АЭС на здоровье населения признаны литовской стороной неприемлемыми. Литва также отдельно отмечает неблагоприятные факторы, связанные с геологическими особенностями площадки, слабо подходящей для строительства АЭС, что подтверждает и оценка, выработанная комиссией Академии Наук Беларуси еще в 1994 году.

И если с начала диалога в рамках конвенции Эспоо Литва так или иначе пыталась убедить Беларусь пересмотреть выбор площадки для атомной станции и предпринять меры по усилению ее безопасности, то теперь она требует остановить ее строительство. Такое изменение позиции, отраженное в апрельском заявлении МИДа, стало закономерной реакцией на отсутствие должного отклика со стороны Беларуси, а также на многочисленные ошибки, нарушения и халатность при строительстве Островецкой АЭС.

Нежелание Беларуси всерьез реагировать на претензии Литвы привело к тому, что там всерьез занялись разработкой инструментов защиты. В начале этого года все парламентские политические партии Литвы подписали соглашение о сотрудничестве в бойкотировании электроэнергии АЭС под Островцом. Недавний закон – это очередной этап политики Литвы, направленной на уменьшение радиационных рисков с востока. Стоит отметить, что под эту же политику с принятием нового закона попадает и Балтийская АЭС в Калининграде, если этот проект будет реанимирован.

Как данный закон повлияет на Беларусь, сказать пока сложно, отмечает Симонас Шатунас. «В мире не закончено строительство более чем десятка АЭС, и экономические причины здесь главные. Но сыграет ли роль экономический фактор? Ведь субсидирование Белорусской АЭС правительством может быть безразмерным», – заявил он.

Медвежий угол Белорусской АЭС

Белорусский президент Александр Лукашенко еще недавнего уверял в том, что если страна начнет поставлять «дешевую электроэнергию» Островецкой АЭС, то Литва примет ее с распростёртыми объятиями. Отдельные российские эксперты утверждали, что энергетический рынок Литвы находится в состоянии кризиса из-за дороговизны местной электрогенерации, а дешевая белорусская атомная энергия будет для него панацеей.

Однако реалии показывают, что миф о белорусских дешевых атомных киловаттах, якобы перспективных на европейском рынке, скорее рассчитан на внутреннего пользователя, на правительство России, выделяющее средства российского кредита под Белорусскую АЭС, а также на руководство Беларуси, которое приняло решение о строительстве станции, и которое обязано вернуть этот кредит. Так в свое время миф о западных инвесторах дал «Росатому» возможность получить гос. финансирование для строительства Балтийской АЭС в Калининградской области. Когда выяснилось, что инвесторов из ЕС в действительности нет, Балтийский проект был заморожен. «Росатом», тем не менее, успел освоить под него некоторые суммы из российского госбюджета.

Уже год назад закупки электроэнергии у восточных соседей начали терять экономический смысл для Литвы. Как прокомментировал тогда Беллоне.ру Томас Томилинас, депутат Сейма от Литовской партии Крестьян и Зеленых, на литовском энергетическом рынке уже в 2016-м году появились более привлекательные предложения от западных соседей, у которых  стремительно начала падать цена солнечной электрогенерации. По его словам, если бы даже Литва не ввела законодательный запрет на закупку белорусской электроэнергии, к моменту запуска Островецкой АЭС, стоимость ее киловатта была бы неконкурентоспособной на европейском рынке.

С другой стороны, отключение Литвы от БРЭЛЛ, может привести к серьезным проблемам ввода в строй Белорусской АЭС из-за того, что она лишится ее компенсирующих мощностей в случае аварии, непланового или планового останова белорусских реакторов. Доля АЭС под Островцом в общем энергобалансе Беларуси может составить до 30%. Столь значимая для энергосистемы доля будет нуждаться в резервировании на случай планового или непланового останова реакторов.

К 2020 году для этой цели Беларусь планирует ввести только 800 Мвт дополнительных резервных мощностей, недостающие киловатты теоретически можно было компенсировать за счет западных соседей, подключенных к БРЭЛЛ. Отказ Литвы от такого сотрудничества приведет к тому, что Беларуси нужно будет искать дополнительные резервные киловатты, а в медвежьем углу, куда она загнала свою АЭС, их взять будет негде.

Может быть, Латвия захочет?

Видимо, осознавая проблемы со своей ближайшей западной соседкой, белорусские энергетики решили поменять маршрут прокладки линии выдачи мощности своей атомной станции, направив его в сторону Латвии, которая пока не высказала категоричной позиции по поводу Белорусской АЭС. По недавней информации белорусских экологов из общественной кампании «Зеленый дозор», переданной Беллоне.ру, ЛЭП Белорусской АЭС без консультаций с общественностью и вопреки утвержденному проекту повернули на север, направляя к латвийской границе. Под прокладку этой линии уже вырубили полосу леса в заказнике Вилейты, который имеет статус рамсарского угодья.

Захочет ли Латвия покупать белорусские атомные киловатты? Окажется ли она в иной ситуации, нежели Литва, планирующая синхронизацию с европейскими энергомостами? Будет ли конкурентоспособной белорусская атомная электроэнергия, и допустит ли ее Евросоюз на свой энергетический рынок? Пока нет фактов, свидетельствующих в пользу этой версии. Скорее, есть факты, свидетельствующие об обратном, в частности, высказанное Ангелой Меркель в феврале этого года опасение по поводу Белорусской АЭС.

О своем нежелании покупать электроэнергию Белорусской АЭС в феврале этого года заявила Польша.

Что же касается Литвы и энергетического рынка Евросоюза как такового, то Литва всерьез рассматривает возможность коллективного отключения от БРЭЛЛ, об этом на конференции в Сейме упомянул посол по вопросам Белорусской АЭС Дарюс Дегутис. «Когда мы говорим про экономическое выживание Островецкой АЭС, то мы надеемся на наше совместное отключение от БРЭЛЛ. И когда мы говорим, что закон был принят единогласно в парламенте, то это производит очень большое впечатление на наших европейских партнеров».

Бывший премьер-министр Литвы Андрюс Кубилюс на конференции в Сейме выразил свою уверенность в том, что электроэнергия Белорусской АЭС не найдет спроса в ЕС: «Закон означает, что электричество от Островецкой АЭС не пойдет ни в Литву, ни в ЕС».

 

16 января 2017 года Санкт-Петербургская общественная организация Экологический Правозащитный центр «Беллона» внесена Министерством юстиции РФ в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента».

Татьяна Иванова