Зло снимает маску: Томинский ГОК

Stop Tominskiy GOK Credit: «Стоп ГОК»

Официальная точка зрения вполне предсказуема: ГОК – благо, создание новых рабочих мест, поднятие экономики области на ноги. Но так ли все радужно? Может, Томинский ГОК – просто панацея губернатора Дубровского?

Давайте попытаемся понять логику сторонников проекта.

Во-первых, Томинское месторождение, по их словам, богато рудой, однако ее концентрация составляет 0,31–0,34% – это самый низкий показатель среди российских месторождений. Чтобы добыть руду придется вырыть котлован глубиной 550 метров – это двадцать девятиэтажек, поставленных друг на друга.

Во-вторых, предприятие возьмет на себя существенную часть бюджетных вливаний в размере 500 млн рублей. Однако, к примеру, в 2016 года прогнозируемый объем бюджета Челябинска составил почти 24 млрд, т.е., если ориентироваться на эту цифру, поступления от ГОКа составят всего 2%. Предварительно, перед этим Томинский ГОК потребует инвестирования в размере 55 млрд. А если из ожидаемых выгод вычесть убытки коттеджного поселка хай-класса, который попадет под зону выбросов, риск загрязнения Шершневского водохранилища – основного ресурса питьевой воды для более чем 1,5 млн жителей города и окрестностей, а также принять во внимание тот факт, что, по иронии судьбы, вклады инвесторов РМК (Русская медная компания) находятся в своем большинстве в оффшорах, и прибыль явно будет оседать там, а не возвращаться гражданам в качестве ряда бенефиций, проект становится отрицательным для граждан города по всем показателям.

Наконец, по мнению сторонников, Томинский ГОК создаст от 800 до 1200 рабочих мест, и на адрес предприятия уже подано примерно 700 заявлений соискателей работы. Хотелось бы уточнить, они поданы на еще не существующее предприятие? 1200 рабочих мест на город с 1,2 миллионом жителей (0,09% от числа жителей города)? И, к слову сказать, согласно опросам ВЦИОМ, более 70% челябинцев высказались против ТомГОКа, а под петицией против его строительства подписалось более 100 тысяч человек – это в 140 раз больше, чем тех, кто напрямую выиграет от строительства предприятия.

Главным тезисом сторонников является то, что согласно исследованиям, предприятие не причинит вред окружающей среде. Этой зимой, с 11 по 31 января в Челябинске был объявлен чрезвычайный режим в связи с продолжавшимися НМУ второй степени опасности и застывшим над городом смогом. Тогда же зафиксирован всплеск интереса к проблеме загрязнения воздуха среди местных жителей и рост количества исследований воздушного бассейна над городом как такового. Исследования показали, что строительство заводов в самом городе изначально было ошибкой – треть года в нем устанавливается абсолютное безветрие, которое как бы консервирует все выбросы и не дает им уйти с территории города.

К примеру, в 2015 году по этой причине, почти половина дней (160 из 365) сопровождалась НМУ. В подобной же ситуации отсутствия благоприятной розы ветров находится «сосед» Челябинска – город Карабаш, объявленный в приказе Минприроды зоной экологического бедствия и прозванным в СМИ самым загрязненным городом планеты.

В качестве извинения за эту стратегическую ошибку власти указывали тот факт, что почти все предприятия образовывались в городе в условиях войны, когда заводы эвакуировались с западной части страны на Урал. Однако как после осознания этой исторической ошибки власти продолжают подписывать соглашения о строительстве новых комплексов, наступая на те же грабли вновь?  Более того, строительство в 12 км от города Томинского ГОКа закроет последнюю «форточку», через которую в окруженный со всех сторон предприятиями Челябинск поступает чистый воздух.

Заявления о безопасности предлагаемых к внедрению технологий и мер контроля и вовсе кажутся наивными обещаниями. В ночь 7 октября 2016 года на предприятие Михеевский ГОК, который также принадлежит компании РМК, случился пожар в бытовых помещениях. Напомним, что именно это предприятие является образцом для будущего Томинского комплекса. Годом ранее, в 2015 году страшное ЧП случилось на другом предприятии РМК – на ЗАО «Карабашмедь». О размерах выплаченных компенсаций пострадавшим и семьям погибших после того взрыва до сих пор ничего не известно.

Что остается населению? Кажется, что митинги и петиции не имеют никакого влияния на власть, которая, к тому же, создала все условия, чтобы пресечь возрастающий интерес граждан к проблеме.

Так, например, 7 апреля в администрации Томинского сельского поселения прошли публичные слушания по этому делу, проводившиеся, однако, в закрытом режиме. На них пускали только жителей непосредственно Томинского поселка, а при входе проверяли наличие местной прописки в паспорте, в связи с чем, большая часть пришедших на слушания не смогли на них попасть.

Stop Tominskiy GOK meeting Митинг против Томинского ГОКа. Челябинск, 15 апреля 2017 года. Credit: vk.com/stop_gok / Сергей Лихватских

А под субботний митинг, на который пришло порядка 800 человек, выделили площадку в сквере им. Колющенко, попытавшись выпихнуть протесты, по крайней мере, из центрального района, запретив выступать на Алом поле – главном и самом популярном месте для подобных общественных акций.

А значит, жителям ничего не остается, кроме того, чтобы покинуть город. Уже наблюдается отток квалифицированных кадров из региона, способствующих развитию высокотехнологичных производств. Цены на недвижимость в Челябинске тоже уже начали падать, в скором времени ожидается больший обвал.

Самое страшное в этой истории то, что Зло снимает маску, оно больше не боится быть узнанным, не обращает внимание на массовое недовольство, а бизнес и власть слились. 55 млрд уже вложенных инвестиций – веский аргумент, чтобы перекрыть последнее юго-западное направление в городе, откуда пока еще в Челябинск поступает чистый воздух, и задушить граждан окончательно. Что дальше?

 

16 января 2017 года Санкт-Петербургская общественная организация Экологический Правозащитный центр «Беллона» внесена Министерством юстиции РФ в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента».

Полина Вершинина