Новый «черный передел»

Forest Credit: PapaPiper

Огороженные в соответствии с изменениями ст.36 Лесного кодекса охотничьи хозяйства все-таки оставляют сам лес более-менее нетронутым (правда, посещать его смогут лишь избранные). Проект лесной амнистии еще более опасен – он предполагает вывод из лесного фонда, вырубку и застройку лесных участков.

Речь идет о «пакетных поправках», которые вносятся сразу в несколько нормативных актов – в Лесной, Земельный, Градостроительный кодексы, в законы «О государственном кадастре недвижимости», «О государственной регистрации недвижимости», «О переводе земель из одной категории в другую» и др. Суть изменений, вкратце, такова: если в отношении лесного участка существуют двойной кадастровый учет и двойная собственность (например, если после законной регистрации собственности Российской федерации какой-то жулик сумел «выправить» на тот же участок параллельную регистрацию частной собственности), то государство принимает сторону частника. Оформление в качестве участка лесного фонда аннулируется, а рейдерские бумажки об учете в качестве земель сельхозназначения признаются единственно действующими. Фактически, это легализация захватов леса.

«Государство, разведя (в большой мере умышленно) бардак в лесных и земельных отношениях, вместо устранения предпосылок к этому бардаку просто легализует какую-то его часть, – комментирует законопроект руководитель лесного отдела Гринпис России Алексей Ярошенко. – А предпосылки к дальнейшему его росту в полной мере сохраняются».

Большая часть лесов в РФ до сих пор не поставлена на кадастровый учет. Соответственно, границы лесного фонда не определены. Все это позволяло и позволяет огромной армии заинтересованных лиц трактовать границы леса произвольно (в свою пользу), «накладывая» на территории лесного фонда участки сельхозназначения или земель населенных пунктов.

Для начала – минус 20%

Самой крупной жертвой (точнее, добычей) проекта лесной амнистии станут т.н. сельские леса. Это леса, которые в советское время были предоставлены в пользование сельхозпредприятиям, а после преобразования последних во всевозможные ЗАО были незаконно приватизированы вместе с ними. Например, в одной только Ленинградской области таких лесов – более 900 тыс. га, что составляет 20% (!!) всего лесного фонда региона. Формально они никогда не выводились из лесного фонда, продолжают числиться в лесном реестре правительства Ленинградской области, и лесничие получают за их «обслуживание» зарплату. Однако параллельно основной версии учета появилась вторая, согласно которой это уже не лес, а частные участки сельхозназначения.

Соучастниками коррупционных схем по захвату сельских лесов были районные администрации и территориальные управления Росреестра. Уже с конца 2000-х гг. сельские леса активно распродаются и застраиваются.

Однако, пока в 2011 году к проблеме не было привлечено внимание усилиями активистов движения «Против захвата озер», лесничества и комитет по природным ресурсам ЛО делали вид, что ничего не замечают. В итоге благодаря участию Следственного комитета РФ и Счетной палаты проблему все-таки признали. При губернаторе Ленинградской области была создана комиссия по ее решению.

Но итог нескольких лет существования комиссии неутешителен. Чиновники предпочли считать «конфликт версий» учета лесных участков нерешаемым, а все споры по определению того, чья версия (государства или частного рейдера) истинная – передать судам. По факту это уже означало победу захватчиков, так как истцом в таких судебных делах могло быть только государство, а оно отстаивает свои интересы чрезвычайно неохотно. Однако оставались еще инициативные группы на местах, которые не хотели терять общедоступный лес и своими выступлениями нарушали плавный ход его распродажи. Поэтому, видимо, и была задумана лесная амнистия – дабы заставить их замолчать.

Официальный вывод из лесного фонда пятой его части – это огромная потеря. Ее не просто заметит, но болезненно ощутит каждый из нас. Леса, где мы привыкли гулять и собирать грибы, с большой вероятностью могут оказаться теми самыми «землями сельхозназначения» с двумя версиями правоустанавливающих документов. После принятия закона они будут застроены. Теперь – абсолютно легально.

Великий хапок

Но, к сожалению, это еще не все. Помимо канала отчуждения лесов через реорганизацию сельхозпредприятий (которую с некоторой натяжкой еще можно декриминализировать, списав на общий бардак в системе управления), остается канал банальной коррупции, для которого хитроумные схемы не нужны. И если потери сельских лесов можно примерно подсчитать, то масштабов хищений через подделку документов в Росреестре не знает никто. Информация, что то там, то здесь в отношении лесных участков вдруг возникли параллельные правоустанавливающие документы, приходит чуть ли не ежедневно из разных регионов страны (хороший пример – случай в подмосковном Раменском).

По заказу девелоперов приглянувшиеся лесные массивы в кадастровой палате оформляют как участки сельхозназначения и выставляют на продажу. Потом появляются «добросовестные приобретатели», что усложняет восстановление законности.

Да и без них схема почти беспроигрышная: контролировать и оспаривать присвоение леса в стране некому и незачем. Правом отстаивать имущественные интересы государственного лесного фонда обладают только госструктуры: правительства регионов, территориальные управления Росимущества, органы прокуратуры. Заметьте: имеют право, но не обязаны. А раз не обязаны, то заставить их выйти с иском в суд могут разве что массовые народные митинги. Да и в этих случаях государственные истцы нередко защищают свои иски спустя рукава, и ожидаемо проигрывают.

В Ленинградской области безбоязненно действуют вполне респектабельные банды «черных кадастровиков» в статусе чиновников, которые готовы выправить второй слой документов почти на любой объект. Классический случай двойного учета – конфликт вокруг строительства коттеджного поселка «Сити 78» на берегу Курголовского (залива Кавголовского) озера в поселке Токсово Всеволожского района. На участки лесного фонда нынешнего Всеволожского лесничества госсобственность была оформлена в 2009-11 гг., что не помешало хозяину ЗАО «Ручьи», на тот момент депутату парламента области от «Единой России» Александру Трафимову в 2014 году вторично оформить их как земли сельхозназначения, чтобы тут же перепродать. Примечательно, что родной отец и деловой партнер покупателя, хозяина девелоперской фирмы «Сити 78» Руслана Гайсина долгое время работал в Роснедвижимости и Росреестре на руководящих должностях.

После массовых протестов местных жителей комитет по природным ресурсам ЛО пошел-таки в суд оспаривать фиктивную собственность «Сити 78», но один из исков вскоре проиграл. Территориальное управление Росимущества от самостоятельного иска отказалось, заявив, что не имеет для этого необходимых материалов. При этом, как оказалось, оно уже участвовало в процессе по поводу этих участков в 2010 году, по итогу которых не имело возражений против отнесения леса к имуществу ЗАО «Ручьи».

Зато после принятия «лесной амнистии» все значительно упростится! Государевым людям больше не нужно будет объяснять гражданам, почему они не защищают лесной фонд. Все фиктивные документы автоматически обретут законный статус. «Сити 78» сможет спокойно строить свой коттеджный поселок (ибо пока, по нашим сведениям, из-за неблагоприятного бэкграунда участки в нем продаются туго).

Надеяться на то, что амнистия легализует только старые нарушения, а дальше с чистого листа начнется новая честная жизнь – утопично. Во-первых, «черные кадастровики» для гарантированного успеха обычно рисуют документы задним числом. Так, участки лесного фонда, проданные под коттеджи на берегу реки Вуокса около средневековой крепости Тиверск (Мельниковское МО) были выделены якобы еще в 1993 году. Еще старше – 1992 года (если верить версии Кадастровой палаты) – оказались документы о частной собственности на участок на берегу озера Молодежное (оба объекта – Приозерский район).

Можно не сомневаться, что и после лесной амнистии ежегодно будут возникать новые пакеты «забытых» правоустанавливающих документов на очередные привлекательные участки – в расчете на новую амнистию. И так будет продолжаться до тех пор, пока останутся хоть какие-то свободные берега и леса.

Кто следующий?

Михаил Крейндлин, руководитель программы Гринпис России по ООПТ считает, что под амнистию могут попасть также участки лесного фонда, неправомерно включенные в границы поселений через процедуру генплана.

Анастасия Филиппова, руководитель движения «Новый экологический проект» (последние два года эта организация занималась проектом мониторинга рекреационной аренды лесов) опасается, что «жертв» амнистии может быть еще больше: «В ходе мониторинга мы обнаружили большое количество лесных участков, находящихся в рекреационной аренде, которые использовались неправомерно – были огорожены и застроены капитальными сооружениями. В некоторых случаях наблюдались попытки легализовать эти нарушения. Так, хозяева курорта «Лесная рапсодия» на берегу озера Большое Симагинское в Выборгском районе построили в лесу капитальные дома, которые затем загадочным образом были приватизированы и выставлены на продажу. В нынешней редакции законопроекта есть возможность амнистировать всё сомнительное, в том числе – участки, где есть дома, зарегистрированные в Росреестре. Уверена, что это относится и к постройкам большинства пионерлагерей, расположенных в лесном фонде. Все, что по результатам нашего мониторинга оказалось в категории «используется неправильно» – теперь в зоне риска».

Если кто-то в правительстве и надеялся с помощью «лесной амнистии» ликвидировать повсеместный хаос в лесном хозяйстве, то он достигнет обратного эффекта. Как вы думаете, что делают захватчики леса (как действующие, так и потенциальные), когда сталкиваются с «прощением грехов»? Может, они проливают слезы благодарности и дают зарок больше никогда не нарушать закон? Увы, все наоборот: безнаказанность приводит к эскалации объемов нарушений. Можно не сомневаться, что уже через пару лет после амнистии количество рейдерских захватов лесов возрастет в нескольких раз. Раз не наказали их, значит, не накажут и нас, – такова будет логика рейдеров. А наказанными окажутся рядовые российские граждане – лес-то крадут у них.

Мнение юриста

Вопрос той или иной «амнистии» всегда вызывает жаркие споры у экспертов. Однако основная проблема нашего общества – это «обожествление законов». Почему-то без закона нельзя жить, если не напечатать 3000 статей, то нельзя решить ни одну проблему. Но все забывают, что важно не то, каков закон, а то, как он исполняется: существует ли система для его эффективного исполнения и контроля. Автор статьи правильно поднял проблему отсутствия единого органа по охране и защите леса – органов много, а на практике лес никто не защищает.

Изменят ли ситуацию данные поправки? Захват лесов происходил и будет происходить, только проще будет проводиться оформление участков, соответственно «рейдерам» будет проще доказать свои права на лес.

Хочу заметить, что внесение поправок, введение «амнистий», или, наоборот, ужесточение наказания и т.д. ситуацию в лучшую сторону кардинально не изменят. В этой стране развивать гражданское общество и делать прозрачные механизмы управления государственной собственностью будет довольно глупо и бесперспективно для власти. Для изменений в лучшую сторону необходимы четкая государственная система надзора и независимый общественный контроль, а для этого обязательна серьезная реформа не только законодательства, но и общества и государственных институтов.

Юрист Павел Моисеев, «Беллона»

 

 

16 января 2017 года Санкт-Петербургская общественная организация Экологический Правозащитный центр «Беллона» внесена Министерством юстиции РФ в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента».

Ирина Андрианова