Норвегия и Россия: ядерный прорыв на севере

Andreeva Bay Credit: А. Емельяненков

Организаторы семинара – норвежское Агентство по радиационной защите (NRPA) и Общественный совет Госкорпорации «Росатом».

Сотрудничество в атомной области – история успеха

По словам представителя NRPA Ингара Амундсена (Ingar Amunsen), 20 лет назад, когда Норвегия только начинала свою работу в этой сфере, не было практически никакой проверенной информации о состоянии дел, зато существовало множество непроверенных слухов.

Норвегия стала первой страной, начавшей сотрудничество с Россией в области ядерной и радиационной безопасности (ЯиБР), к которому затем, после 2001 года присоединились и другие государства. Главной задачей данного сотрудничества стало снижение уровня загрязнения и рисков, повышение уровня безопасности и предотвращение нелегального распространения ядерных материалов.

«Ядерные аварии на АЭС показали, что загрязнение не знает никаких страниц. Оно может распространиться на страны, находящиеся очень далеко от места аварии», – подчеркнул Амундсен.

История сотрудничества по ЯиРБ – это настоящая история успеха, считает генеральный консул Норвегии в Мурманске Уле Андреас Линдеман (Ole Andreas Lindeman).

«Россия – ближайший сосед Норвегии, поэтому важной частью российско-норвежского сотрудничества в области ЯиРБ является обращение с реакторами, повышение безопасности утилизации атомных подводных лодок (АПЛ), а также обращение с радиоактивными отходами (РАО) и отработавшим ядерным топливом (ОЯТ)», – отметил консул.

В июне 2017 состоится юбилейная двадцатая российско-норвежская двусторонняя встреча, которая совпадет с другим ключевым событием – впервые будет осуществлена отгрузка ОЯТ из Андреевой губы.

Губа Андреева

По словам начальника отдела координации и реализации международных программ ГК «Росатом» Анатолия Григорьева, всего 12 стран занимались тем, чтобы сделать север безопасным. Лидером в международном сотрудничестве в данной сфере стала Норвегия. За последние 20 лет она вложила в проекты по ядерной и радиационной безопасности в России 250 млн евро.

«На сегодняшний момент все объекты абсолютно безопасны и предназначены для выполнения работ по улучшению ситуации в Мурманской области», – заверил он.

Конечно, на сегодняшний момент выполнены не все работы, и еще есть объекты, представляющие потенциальную опасность. К ним, помимо прочего, Григорьев отнес 22 000 сборок (это порядка 100 реакторов АПЛ) в губе Андреева.

«Нам понадобится не менее семи-восьми лет, чтобы сделать север безъядерным», – заявил он.

«Очень отрадно, что через несколько лет в нашей области исчезнет эта мина замедленного действия», – отметила министр экономического развития Елена Тихонова.

По словам Григорьева, потенциальную опасность на севере также представляют ледокольное ядерное топливо, топливо на судне Лепсе, которое тоже необходимо готовить к вывозу, а также пункт в Гремихе с уникальным топливом для жидко-металлических реакторов, которое уже сейчас вывозится по новой технологии.

За годы международного сотрудничества удалось утилизировать все АПЛ, создать безопасные условия для работы в губе Андреева, решить вопрос с РИТЭГами, разработать все необходимые нормативные документы, а также договориться об оперативном оповещении при возникновении ядерных и радиационных аварий.

Роль гражданского общества

Генеральный консул Норвегии в Мурманске, говоря о сотрудничестве, особенно отметил успешное сотрудничество между регулирующими органами по ЯиРБ России и Норвегии, а также вклад экологической организации Bellona.

«Я хотел бы отметить большой вклад Bellona в то, что сейчас эти сложные проекты находятся на повестке дня мирового сообщества. Однако сегодня все российские офисы организации признаны «иностранными агентами». Эта организация работает только на благо безопасности наших стран, и будет очень грустно, если Bellona не сможет продолжать свою работу», – отметил Линдеман.

Министр экономического развития Мурманской области Елена Тихонова также отметила вклад гражданского общества в решение экологических проблем, однако отнеся к общественным организациям общественные советы «Росатома»: «Очень важно, что реализация таких глобальных и важных проектов, как, например, губа Андреева, находится под контролем общественных организаций, Общественного совета «Росатома» и Общественного совета по безопасному использованию атомной энергии в Мурманской области».

По словам генерального директора Объединения Bellona (Норвегия) Нильса Бемера, именно Bellona вынесла проблему на международную арену, что способствовало выделению финансовых средств странами-донорами.

«Стратегия Bellona всегда была в том, чтобы находиться рядом с проблемой и предлагать ее решения. В 1994 году мы открыли офис в Мурманске. Чуть позже – в Санкт-Петербурге. Было так много слухов и непроверенной информации о том, что же творится там. Начинали с того, что написали ряд докладов, в которых излагали только проверенную информацию. Я начал работать в Bellona в 1993-м, и у меня был контракт на 3 года. Мы наивно полагали, что за 3 года решим все проблемы. Ничего из этих проблем не было бы решено без экологических групп. Там были разные НКО. Bellona вынесла тему на международную арену, и стали выделяться международные средства».

«Однако в настоящее время оба наших российских офиса внесены в реестр «иностранных агентов», поскольку получают иностранное финансирование и занимаются так называемой «политической деятельностью». Но ведь в любой гражданской активности, при желании, можно найти политическую составляющую, иначе это уже не гражданское общество», – уверен Бемер.

В борьбе с любыми экологическими проблемами важно, чтобы принимались правильные взвешенные решения, а не те, реализация которых стоит дешевле. А для того чтобы найти самые подходящие решения, нужны мнения независимых экспертов.

Норвежский эксперт также выразил свое непонимание ситуации, когда в марте 2015 года «Беллона-Мурманск» признается «иностранным агентом», а спустя несколько месяцев проводит в Мурманске семинар совместно с «Росатом». Получается, что государство сначала записывает организацию в «агенты», а затем призывает ее же к сотрудничеству, поскольку ему необходимо получать альтернативные, иногда противоположные мнения.

«Для общественных организаций крайне важно иметь возможность высказывать свое мнение. Сейчас мы видим, что под давлением этого закона, многие НКО уходят от позиций конструктивной критики к позиции по поддержке проектов только потому, что так им будет легче остаться вне реестра. В результате может пострадать безопасность проектов», – высказал свое беспокойство Бемер.

Он привел в пример свой опыт: «Мы были неопытны и наивно полагали, что за 3 года нам удастся решить все проблемы по ЯиРБ на севере России. Прошло 25 лет, и многие проблемы еще только предстоит решить. Осенью прошлого года я впервые лично побывал на объектах в губе Андреева. Это говорит об уровне доверия и многолетней совместной работе «Росатома» и Bellona. Для НКО очень важно оставаться конструктивными, даже критикуя принимаемые решения, а также предлагать свои варианты решения проблем».

 

16 января 2017 года Санкт-Петербургская общественная организация Экологический Правозащитный центр «Беллона» внесена Министерством юстиции РФ в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента».

Анна Киреева

anna@bellona.ru