Климатический кафтан: адаптационное латание дыр климатического бюджета России

Permafrost Таяние вечной мерзлоты – особая напасть. Помимо других последствий, вслед за мерзлотой в прибрежных арктических районах исчезает и суша, которую ранее сковывал лед; сокращается площадь многих арктических островов, некоторые малые острова, например легендарная «Земля Санникова», в прошлом столетии исчезли, буквально растворившись в океане. Credit: Brandt Meixell, Геологическая служба США (U. S. Geological Survey, USGS) / flickr.com

Статья подготовлена специально для 64 номера издаваемого «Беллоной» журнала «Экология и право».

Дорогое потепление

Волны жары и лесные пожары, ураганы и наводнения, резкие переходы от морозов к оттепелям с ледяными дождями, а также деградация берегов морей и водохранилищ и другие опасные явления приводят к экономическому ущербу на сотни миллиардов рублей в год, отмечается в исследовании «Оценка макроэкономических последствий изменения климата на территории Российской Федерации на период до 2030 года и дальнейшую перспективу», опубликованном Федеральной службой по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды (Росгидромет) еще в 2011 году.

«Только аномально жаркое лето 2010 года, сопровождавшееся масштабными пожарами, смогом и засухой, причинило экономике России ущерб, который, по некоторым оценкам, превысил 500 млрд руб., или 1,2% ВВП», – говорится в работе.

В другом докладе Росгидромета – «Об особенностях климата на территории Российской Федерации за 2015 год» – говорится, что в России изменение климата проявляется значительнее, чем в среднем на планете. За последние сто лет рост средней приповерхностной температуры в стране составил около 1,3 °С – по сравнению с примерно 0,8 °С для всего земного шара.

Куда бежать?

Наиболее уязвимыми для последствий изменения климата являются Арктика, Дальний Восток, Чукотка, Сахалин, горные районы, рассказал журналу «Экология и право» руководитель программы «Климат и энергетика» WWF России Алексей Кокорин.

«Общее правило такое: чем дальше область от центров формирования погоды, тем меньше перепадов температуры и опасных явлений. Значит, чем дальше от севера Атлантики, Арктики, тем лучше. Чем дальше вглубь континента, тем лучше. Получается, что примерно на юге Красноярского края более стабильный климат», – объясняет Кокорин.

При этом адаптационные меры в уязвимых российских регионах, по оценке Кокорина, похожи на латание дыр кафтана – где порвалось, там и латают. Система адаптации отсутствует, хотя движение в верном направлении началось.

«Создан Климатический центр, в задачу которого входит помощь регионам в определении того, какие воздействия их ожидают. Но надо понимать, что в бедных регионах нет своих денег, а у федерального бюджета такого канала помощи регионам нет. Чтобы решить эту проблему, нужен национальный план адаптации, и, насколько я знаю, в 2018 году он может быть готов», – подчеркнул климатолог.

Смысл плана адаптации – в создании упреждающей системы, чтобы быть готовыми к стихии, тем самым снижая риск и потери.

В каком-то регионе, по словам Кокорина, климатические мероприятия будут относиться к здравоохранению, где-то – к борьбе с наводнениями, где-то – с засухами, где-то – с пожарами. «Первое, что надо сделать – понять, является ли стихийное бедствие случайностью или будет развиваться год от года», – добавил эксперт WWF.

Арбузы в Сибири – какой ценой?

Существует расхожее мнение, что адаптироваться особо незачем. Жди себе потепления и собирай потом в Сибири урожаи абрикосов и арбузов. Но на самом деле все гораздо сложнее: в одних регионах будет слишком много осадков, а в традиционных житницах можно ожидать постоянных засух.

Действительно, что касается запаса необходимых растениям воды и тепла, на большей части сельскохозяйственных площадей России показатели теплообеспеченности культур повсеместно растут за период с 1976 по 2015 год, однако показатели влагообеспеченности в основном убывают, отмечает Росгидромет в своем докладе за 2015 год.

Для отдельных регионов таяние вечной мерзлоты в северной части страны может обернуться негативными последствиями, как следует из выпущенного Аналитическим центром при Правительстве РФ «Доклада о человеческом развитии в Российской Федерации за 2014 год». Авторы, опираясь на исследование Росгидромета 2011 года, приводят в пример север Тюменской области, Дальний Восток.

«Таяние вечной мерзлоты – это основная угроза, которую несут изменения климата и для Сибирского федерального округа. Влияние изменений климата на сельское хозяйство региона противоречиво. С одной стороны, увеличение периода вегетации на большей части территории будет способствовать ее развитию. В то же время в основных сельскохозяйственных районах на юге Западной Сибири увеличение засушливости может привести даже к спаду урожайности», – предупреждают авторы.

Уже сегодня наблюдается максимальное увеличение осадков в Сибирском (особенно весной и летом) и Дальневосточном федеральных округах (весной и осенью).

«В будущем осадки и водный сток будут также максимально быстро расти в Сибири и на Дальнем Востоке. В то же время тревожные тенденции сокращения водного стока в ближайшие десятилетия могут начаться в Центральном, а особенно в Южном и Северо-Кавказском федеральных округах», – говорится в докладе Аналитического центра.

Мерзлота уходит с берегами

Таяние вечной мерзлоты – особая напасть. Как и с потеплением в Сибири, тут тоже не стоит спешить радоваться – эффект похож на палку о двух концах. Как показывают многолетние наблюдения, граница вечной мерзлоты за 35 лет, с 1970 по 2005 год, сместилась к северу на 15-20 километров в равнинной тундре и на многие десятки километров в Приуралье, отмечается в опубликованном Гринпис России отчете о последствиях изменения климата в районах распространения многолетнемерзлых пород под редакцией заведующего отделом климата Государственного гидрологического института Олега Анисимова.

«Южная граница ее распространения сместилась к северу на 30-40 километров в Печорской низменности, и значительно больше – до 80 километров – на равнинах Приуралья», – говорится в отчете. Помимо этого, пишут авторы, возникли многочисленные новые и углубились уже существовавшие талики – то есть протаявшие слои – в том числе и в зоне, где до того наблюдалось сплошное распространение мерзлоты.

Вроде бы хорошо для сельского хозяйства, но вслед за мерзлотой исчезает и суша, которую ранее сковывал лед. Так, берег острова Визе в Карском море разрушается с огромной скоростью, за последние семь лет местами он отступил более чем на 70 метров, что можно считать мировым антирекордом, сообщает WWF России.

«Берега острова Визе и раньше разрушались, это естественный процесс. Однако если в 50-х годах прошлого века полярники наблюдали среднюю скорость отступания берега в год 1,5 метра, то по космическим снимкам с 2009 по 2016 годы берег отступил в этом месте на 74 метра. Увеличение скорости впечатляющее»,– цитирует WWF России гляциолога Александра Алейникова, который сделал это открытие в ходе подготовки материалов для создания на острове Визе федерального заказника.

Как отмечается в статье, такие стремительные изменения связаны в первую очередь с размывом морскими волнами берегов, которые сложены многолетнемерзлыми породами. А волновое воздействие напрямую связано с количеством дней в летнем сезоне, когда вокруг острова имеется открытая вода, чистая ото льдов.

Влияние разрушительных процессов в прибрежных регионах Восточной Сибири уже испытывают на себе населенные пункты, коммуникационные линии, средства навигационного обеспечения морского транспорта и другие объекты, предупреждает отчет Гринпис России. Отмечены разрушения домов, кладбищ, маяков.

По подсчетам климатолога Анисимова, ежегодно только лишь в Восточной Сибири Россия теряет более 10 кв. км прибрежной суши, а по всему побережью Арктики – до 30 кв. км. Сокращается площадь многих арктических островов, некоторые малые острова, как, например, легендарная «Земля Санникова», в прошлом столетии исчезли, буквально растворились в океане.

Есть ли выгода?

Некоторые наблюдатели ожидают и положительных изменений. Для Сибири и Дальнего Востока, а частично и для Северо-Запада, важным положительным последствием изменения климата станет улучшение условий навигации по Северному морскому пути. Развитие данного маршрута может сделать Мурманск важным транспортным узлом, частично решив проблему континентальности Сибири, а также создать предпосылки для социально-экономического развития всех прилегающих к Северному морскому пути регионов, говорится в исследовании Аналитического центра при Правительстве РФ.

«Дополнительным благоприятным фактором развития Северного морского пути выступает возможность его интеграции с внутренней водотранспортной системой, которую изменение климата также будет облегчать в связи с улучшением условий для речного судоходства», – такой взгляд приводится в докладе.

С другой стороны, если говорить о транспорте, то из-за отсутствия хорошо развитой сети всесезонных дорог особенно большое значение для соединения малых поселений с Большой землей имеют зимники – зимние дороги по льду и снегу.

«Продолжительность периода использования зимников зависит от зимних температур и снегопадов – показателей, претерпевших значительные и неравномерные изменения на российском Крайнем Севере с 1960-х годов. В то время как в Якутии и в ряде регионов Центральной Сибири период эксплуатации зимников увеличился в среднем на несколько дней, в большинстве промышленных районов Западной Сибири, включая нефтегазодобывающие регионы Ямала, он сократился более чем на 10 дней», – отмечает Олег Анисимов в июньской статье для издаваемого в Швейцарии Russian Analytical Digest.

Расчеты на моделях показывают, что к середине XXI века досягаемость отдаленных поселений, в настоящее время использующих зимники, уменьшится в среднем на 13%.

Впрочем, Анисимов также отмечает некоторые потенциальные преимущества происходящих и прогнозируемых изменений климата в России. К ним климатолог относит смягчение климатических условий на российском Крайнем Севере с прямыми следствиями для здоровья населения; сдвиг к северу продуктивной зоны вегетации и более широкий спектр экосистемных услуг; расширение на север зоны, пригодной для сельского хозяйства; среднее увеличение на 3-5 дней за десятилетие продолжительности теплого периода со средними дневными температурами выше 10 °C; снижение потребления энергии на отопление; все то же улучшение навигации по Северному морскому пути за счет колоссального сокращения морских льдов в Арктике – в среднем, на 13% за десятилетие; увеличение запаса воды в великих сибирских реках и продолжительности периода, когда эти реки свободны ото льда и выполняют функции транспортных коридоров в отсутствие развитых дорожных сетей.

Что и где аукнется…

Что касается Европейской части России, Северо-Западному федеральному округу наибольшие угрозы несут рост атмосферных нагрузок на здания и сооружения (за них «ответственны» изменчивость температуры, растущая повторяемость оттепелей зимой и заморозков весной и т. д.), увеличение риска лесных пожаров, а также частоты наводнений на севере региона и в устье реки Невы, отмечается в докладе Аналитического центра.

В то же время возрастут возможности для использования возобновляемых источников энергии и для расширения сельского хозяйства, пишут авторы, добавляя, что возможно сокращение на несколько дней отопительного сезона. Однако рост затрат на кондиционирование летом перекроет возможные в связи с этим выгоды, говорится в докладе.

«В Центральном федеральном округе и в Поволжье многие последствия климатических изменений имеют схожий характер – это рост затрат на кондиционирование, рост частоты лесных пожаров, увеличение риска аварий в связи с возрастанием атмосферной нагрузки на здания и сооружения. Важнейшей угрозой, видимо, станет снижение водообеспеченности отдельных территорий, которое может негативно сказаться на урожайности яровых сельскохозяйственных культур. В то же время условия для выращивания озимых культур улучшатся», – продолжают авторы.

В Южном и Северо-Кавказском федеральных округах доклад прогнозирует улучшение условий для производства озимых и теплолюбивых культур при некотором возрастании риска для урожайности яровых. Но на некоторых территориях может усугубиться проблема нехватки воды. Авторы ожидают увеличения числа экстремальных погодных явлений – волн тепла, засух и наводнений (в результате большей интенсивности ливневых осадков), смерчей. Как следствие – возрастут риски для тепловой электроэнергетики и особенно атомной энергетики. Впрочем, ожидаются дополнительные возможности для развития солнечной энергетики.

…и как ударит по карману

В Уральском федеральном округе условия для выращивания и озимых, и яровых культур в ближайшие десятилетия будут улучшаться, пишут авторы, отмечая, что главной угрозой для региона станет увеличение частоты и интенсивности экстремальных погодных явлений: волн тепла и засух, которые увеличивают риски лесных пожаров, оттепелей зимой, а также наводнений.

Увеличение повторяемости наводнений прогнозируют в докладе как на севере Сибирского федерального округа (из-за заторов льда в период вскрытия рек в начале теплого сезона), так и на юге (по причине растущего числа осадков весной). Помимо таяния вечной мерзлоты к главным угрозам от изменения климата для Дальнего Востока относят рост частоты и интенсивности природных катастроф (особенно наводнений и лесных пожаров).

Сравнительно слабая заселенность наиболее подверженных регионов и некоторые преимущества северного положения способствуют распространению мнения, что Россия – одна из немногих стран, которые могут даже выиграть от относительно незначительных климатических изменений, но столь позитивные оценки обычно недооценивают чувствительность России к изменению климата, указывают авторы. Роль полярных территорий в российской экономике и наличие густонаселенных районов на Дальнем Востоке как раз в зоне климатических рисков, другие факторы «требуют пересмотра широко распространенных оптимистичных оценок воздействия изменений климата на российскую экономику».

«Общие потери российской экономики от изменения климата могут достичь 2-3% ВВП ежегодно при повышении средней температуры поверхности Земли на 2 °С. Эта величина существенно ниже, чем в более уязвимых малых островных государствах или в бедных странах Африки, Азии и Центральной Америки, однако превышает ущерб, наносимый изменением климата (при таком же повышении температуры) большинству экономически развитых стран», – преду­преждают аналитики.

По мнению же Анисимова, всесторонняя оценка баланса негативных и позитивных изменений климата для России практически отсутствует. Это, как и большая неоднородность в проявлениях и воздействиях изменения климата в различных регионах России и остающиеся неопределенности в климатических прогнозах, пишет ученый в своей июньской статье, затрудняет планирование и законодательное обеспечение адаптационных мер на национальном уровне.

В этих обстоятельствах, подытоживает Анисимов, наиболее выигрышными представляются региональные стратегии, создающие социальные и экономические выгоды без ущерба другим регионам и отраслям и не зависящие от неопределенностей в прогнозах.

Игорь Ермаченков