Полигон «Красный Бор»: эко-активисты вышли в пикеты

Viktoriya Markova Krasniy Bor Zaks Saint-Petersburg Виктория Маркова, председатель МИГа в пикете у Законодательного собрания Санкт-Петербурга. 5 октября 2016 года. Credit: Виктор Терешкин

Пикеты МИГа проходят у Смольного, Правительства Ленинградской области, Управления Генеральной прокуратуры РФ Северо-Западного федерального округа, Управления ФСБ, ГУ МВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, Аппарата полномочного представителя Президента РФ в Северо-Западном федеральном округе и Законодательного собрания Санкт-Петербурга, у Департамента Росприроднадзора по СЗФО, Северо-Западного управления Ростехнадзора, Комитета по природопользованию Санкт-Петербурга.

Девять тридцать утра, пронзительный ветер, холодная морось. К дверям Законодательного собрания Санкт-Петербурга подходит с плакатом Виктория Маркова, председатель МИГ. На плакате написано: «Депутаты! Сохраните Комиссию по экологии. Помогите ликвидировать полигон «Красный Бор». К Марковой тут же направляется майор полиции, просит предъявить паспорт, переписывает все данные, желает удачи, отходит.

– Что заставило активистов вашей группы выйти в пикеты? – спрашиваю Викторию.

– Наши активисты будут пикетировать сегодня тринадцать самых разных организаций, представительств и ведомств. И требования на всех плакатах не будут одинаковыми, – ответила она. – Я стою здесь потому, что сегодня в Законодательном собрании Петербурга очень важный день. Будут решать, кому отдать портфели комиссий. В том числе и комиссии по экологии. Нас тревожит, что про нее могут просто забыть. Или задвинуть в качестве подкомиссии в комиссию по здравоохранению, что будет совершенно неправильно.

– Я слышал, что эко-активистам запретили общественный контроль над полигоном. И что – теперь вы не имеете права устраивать ночные рейды – нет ли нелегального сброса? А уж тем более – запускать над полигоном дрон, чтобы обнаружить, какие еще новые карты выкопали без разрешения?

– После нашего последнего рейда, когда мы обнародовали запись с борта дрона и засыпали обращениями многочисленные контрольные организации, директор полигона Алексей Трутнев обратился с жалобой в Тосненскую прокуратуру. И мы получили предписание. В нем прокурор ссылается на Закон об общественном контроле, по букве Закона мы не являемся объектом контроля, не можем контролировать предприятия. Но мы же не предприятие контролируем, а особо опасный в экологическом плане объект, мы контролируем окружающую среду вокруг него. Мы собираемся пригласить Тосненского прокурора на заседание МИГ и либо согласиться с его предписанием либо опротестовать его.

– А что сейчас происходит на самом полигоне?

– Там сейчас кипит работа по возведению высокого забора вместо колючей изгороди в один ряд. Теперь территорию полигона будет не рассмотреть. Но мы в ближайшее время проведем рейд, несмотря на то, что нам выдано предписание Тосненской прокуратурой. И осмотрим прилегающую к полигону территорию, мы имеем на это полное право. К сожалению, сейчас полигон выведен из зоны любого контроля, только Росприроднадзор что-то делает, а остальные ведомства – нет.

– Получается такая картина: бурно работают многочисленные природоохранные конторы, сотни людей получают неслабые зарплаты, у них лаборатории, машины, всевозможная техника. А на полигоне делают все, что хотят, сбрасывают неочищенные стоки в магистральный канал, выкапывают две новых карты, переливают туда отходы из старых. И все эти многочисленные проверяльщики-разрешальщики узнают об этих художествах только от вас?

– Вот в этом и состоит печальный парадокс…

Виктор Терешкин