Законотворческая «чехарда» напоследок

Forest river natural reserve Credit: Andrew Wilkinson

Одобренные Советом Федерации поправки в Лесной Кодекс касаются разных сторон лесопользования, в частности борьбы с пожарами и восстановления лесов. В качестве противопожарных мер предусмотрены дополнительные меры защиты, к примеру, «лесопожарное зонирование, предусматривающее охрану лесов с использованием наземных, авиационных или космических средств». Повышена ответственность за некачественное лесовосстановление. Штрафы для должностных лиц составят от 5 тыс. до 10 тыс. руб., для юридических лиц они увеличиваются до 200-300 тыс. руб. Совфед также уточнил состав документов, прилагаемых к отчету о воспроизводстве лесов. Уточнили и форму, в которой должны предоставляться отчеты.

Один из авторов закона, руководитель Центра мониторинга Общероссийского народного фронта (ОНФ) по проблемам экологии и защиты леса, депутат Госдумы Владимир Гутенев считает, что документ станет «надежным заслоном на пути тех злодеев, которые, используя существующие правила, прописанные в Лесном кодексе, разграбляли леса».

Есть и иные точки зрения на пакет поправок, и гораздо менее оптимистичные. Основные претензии к нему сформулировал эксперт Гринпис Алексей Ярошенко.

В первом чтении, говорит эксперт, законопроект занимал всего одну страницу. Перед принятием во втором чтении закон дополнили множеством новых положений, и он увеличился до 36 страниц. При этом не было должного согласования со всеми заинтересованными сторонами, например, с органами государственной власти субъектов РФ. Рано или поздно российским законодателям придется решать вопрос о том, насколько законным был такой способ принятия поправок к Лесному кодексу, и что с этим дальше делать.

Законопроект, к сожалению, в основном регулирует бюрократическую сторону управления лесами. Есть в нем и такие положения, которые могут сильно повлиять на работу организаций лесного сектора.

Документ увеличил количество и сложность лесной отчетности. Например, к отчетам об использовании лесов теперь нужно прикладывать материалы дистанционного зондирования, фото- и видеофиксации. Появились отдельные отчеты об охране лесов от пожаров, загрязнения и иного негативного воздействия. При этом специалисты лесной отрасли и так уже буквально «завалены» бумажной работой. На практическую защиту лесов времени остается все меньше.

Законопроект создает дополнительную бюрократическую «надстройку» над теми, кто тушит лесные пожары. Появятся новые чиновники, которые могут отдавать приказы, не отвечая за результат, так как непосредственная ответственность за тушение пожаров по-прежнему будет лежать на региональных властях и конкретных руководителях тушения.

Решение Госдумы по биосферным полигонам в заповедниках тоже с первого взгляда кажется вполне безобидным.

Один из разработчиков закона депутат-коммунист Владимир Кашин считает, что правительство разрешит создавать биосферные полигоны в заповедниках и нацпарках «только в исключительных случаях». Только «для государственных интересов, дел государственной важности».

Другой разработчик закона, депутат-единоросс Валерий Язев говорит, что, если буквально понимать законопроект, то он исключает возможность появления на территории заповедника спортивного объекта.

Это сомнительное утверждение опровергает руководитель программы ООПТ Гринпис России Михаил Крейндлин. Он указывает, как минимум, на один факт: если внимательно прочитать текст закона, то получается, что правительство может создать биосферный полигон в любой точке биосферного заповедника. После этого, на таком полигоне можно строить спортивные объекты.

Это мнение поддерживает и Русское географическое общество. «Эта поправка создает угрозу для всей системы особо охраняемых природных территорий, поскольку впервые допускает возможность фактического уменьшения территорий и ослабление режима охраны заповедников,— говорится в совместном заявлении директора «WWF России» Игоря Честина и вице-президента РГО Александра Чибилева, – Тот факт, что поправки были прицеплены к законопроекту из совсем другой сферы за день до его принятия, говорит о том, что они были пролоббированы в интересах конкретных компаний».

Таким образом, новый закон угрожает 35-ти российским биосферным заповедникам. Появляется реальная возможность строить в заповедниках гостиницы, коттеджи, горнолыжные трассы.

Михаил Крейндлин говорит, что легко догадаться в чьих интересах принят закон. К примеру, несколько компаний – «Роза Хутор», «Газпром», «Красная Поляна» – претендуют на земли Кавказского заповедника, чтобы построить там горнолыжные трассы. Хотя они пытаются доказать, что не имеют отношения к депутатской инициативе, этому трудно поверить.

Основания для подозрений усиливают слова генерального директора «Розы Хутор» Сергея Бачина о том, что курорт должен развиваться в сторону верховьев реки Мзымты. Пригодные для развития горнолыжного спорта территории в верховьях реки Мзымты расположены только на территории Кавказского заповедника.

Игорь Ядрошников