Бумажные войны на озере Разлив

Razliv lake sestroretsk Угольный остров, недоступный берег между ул. Красноармейской и Дубовой. Credit: Движение «Против захвата озер»

Берега этого озера поднадзорны прокуратуре Санкт-Петербурга, поэтому, по идее, бороться с захватчиками здесь должно быть проще: прокурорским сотрудникам далеко ездить не надо. Опять же, длина береговой линии в регионе Санкт-Петербург несоизмеримо меньше, чем в Ленинградской области: 4000 км против 56 000 км. Значит, надзорным органам города не надо мучительно разрываться на огромную территорию; можно спокойно и методично решить проблему в камерном формате. Действительно, по статистике чиновники Санкт-Петербурга гораздо аккуратнее отвечают на жалобы граждан, чем их коллеги из области. Однако, как показала практика, лишь ответами дело и ограничивается.

По некоторым проблемным адресам активная переписка велась с 2011-2012, и даже с 2008 года. Чиновники не то чтобы дремали: были вроде бы и проверки, и предписания, и даже суды. И даже судебные победы! Так посмотрим, превратились ли кипы исписанной бумаги в хотя бы один снесенный забор?

Сестрорецк, Разлив, ул. Жукова, 21

Берегозахват с каменной набережной, принадлежащий некоему Семенову Н.В. Первый ответ по данному адресу был получен участниками движения «Против захвата озер» от Природоохранной прокуратуры Санкт-Петербурга в 2010 году. Прокурор Юлия Пыхтарева сообщила, что предъявленный ее ведомством иск об освобождении берега суд удовлетворил в полном объеме!

Razliv lake sestroretsk Ул. Жукова, 21 Credit: Движение «Против захвата озер»

Годы шли, но на деле ничего не менялось. Спустя пять лет активисты вновь обратились в прокуратуру, на сей раз – Курортного района Санкт-Петербурга. Оказалось, о вынесенном судебном решении все давно забыли! Прокурор Альберт Суяргулов в искреннем неведении перенаправил запрос в Управление Росреестра по Санкт-Петербургу, откуда зам. главного земельного инспектора Владимир Рожков в марте 2016 года сообщил о проведении новой проверки. И кто бы мог подумать? – опять обнаружен «самовольный захват земельного участка» на берегу площадью 250 кв. м. Правда, шесть лет назад прокуратура намеряла побольше – 325 кв. м. Такая разноречивость удивляет. Как и то, что в первый раз суд постановил убрать «деревянный забор», хотя по данному адресу всегда находился  металлический, а за ним – бетонная набережная.

Печально то, что в 2010 года прокуратура и суд потратили на свою работу бюджетные деньги, чтобы затем выбросить вынесенное решение в мусорную корзину. Сейчас проверки начались «с чистого листа», как будто ничего до этого не было. Все это не способствует росту уважения к российскому суду и вызывает вопросы к расходованию государственных средств. Росреестр на сей раз возбудил административное дело по ст. 7.1 КоАП и установил Семенову Н.В. срок освобождения берега до 1 июля 2016 года. Сомнительно, что Семенов выполнит предписание, раз уже проигнорировал даже решение суда.

Ул. Мосина, дд.80-86

Единое домовладение с каменной набережной, принадлежавшее некогда депутату Госдумы Кириллу Рогозину, утонувшему в 2005 в Финском заливе на своем снегоходе. Впоследствии перешло к его наследникам.

В 2010 году природоохранный прокурор сообщил в своем ответе, что исковое заявление в суд с требованием освободить береговую полосу прекращено «в связи с добровольным исполнением ответчиком заявленных исковых требований». Наверное, не стоит говорить, что на берегу у «ответчика» ни один камень с места не сдвинулся. Как ответчик убедил суд, что освободил берег, осталось загадкой. Но гораздо интереснее другое. В 2016 году у чиновников возникла уже другая версия. Теперь они уже забыли о том, что берег якобы когда-то был освобожден, а заявили, что его и не нужно освобождать, так как берегозахват здесь «исторически сложился».

Признаться, с такой вольной трактовкой закона приходится встречаться не часто. Первый заместитель главы администрации Курортного района Андрей Константинов честно перечислил все согласования, которые получил этот берегозахват – от Комитета по градостроительству и архитектуре (КГА), от Невско-Ладожского водно-бассейнового управления и т.д.

Оказывается, КГА «разрешил» тогда еще живому депутату Рогозину захватывать берег «по фактическому пользованию… в связи со сложившимся порядком застройки территории и с отсутствием сквозного прохода вдоль озера», а также с учетом «работ по берегоукреплению, которые выполнены владельцем по урез воды». Логику эту следует понимать так: ну коли уж и так все захвачено, да еще и хозяин деньги большие вложил, гранитную набережную по урез воды построил, значит – все законно! Заметим, что КГА может согласовывать любое нарушение – это уж дело прокуратуры разбираться в его проделках.

Важно, что никакое согласование КГА не имеет веса, если нарушено требование Водного Кодекса – обеспечение доступа на береговую полосу. К слову, существует статья КоАП 8.12.1, по которой за необеспечение доступа к береговой полосе любой собственник может быть оштрафован на большую сумму – вплоть до 200 000 рублей. Однако, по нашим сведениям, подобный штраф был наложен в связи с темой берегозахватов лишь один раз. Интересно, почему чиновники столь упорно игнорируют прекрасную возможность пополнить городской бюджет? Ведь фактически по их вине государство недополучает доходы.

Ул. 6-я Тарховская, д.1 и 1а

По данному объекту судебное решение об освобождении берега выносилось целых два раза – по иску природоохранного прокурора и по иску администрации Курортного района Санкт-Петербурга. Как сообщил Андрей Константинов в этом году, на основании одного из этих исков «службой судебных приставов в 2010 году было возбуждено административное производство, которое до сих пор не окончено» (!!).

Комментарии, видимо, излишни. Вы можете десятками выигрывать суды, но если судебные приставы бояться или не хотят встать со стула, чтобы исполнить решение – оно не будет исполнено никогда. Единственное что суд сделал, как продолжает зам. главы, – это в 2015 году удовлетворил иск Комитета имущественных отношений о взыскании с хозяина штрафа в 2 млн рублей. Штраф неплохой, но, учитывая вышеупомянутую беззубость службы приставов, мы почти уверены, что взыскан он не был.

Razliv lake sestroretsk Проход вдоль протоки между заборами по ул. 5-я Тарховская, д.1 и 6-я Тарховская, д. 1 и 1А. Credit: Движение «Против захвата озер»

Ул. Граничная, 12а

Согласно уже приведенному письму администрации, по этому берегозахвату в 2008 году тоже был выиграно судебное дело об освобождении захваченного берега. Тут приставы поступили еще проще: чтобы не выглядеть глупо, они начали исполнительное производство 5 декабря 2008 года, а закончили уже 23 декабря «в связи с фактическим исполнением требований исполнительного документа».

Надо ли говорить, что ничего по факту не изменилось? Ладно, что соврали приставы, но и зам. главы администрации в этом году ничтоже сумняшеся пишет: «в настоящее время береговая полоса водного объекта не отгорожена, проход вдоль озера существует». Эх, попробовал бы Константинов пройти в этом месте вдоль озера! Наверное, после этого сразу перестал бы писать неправду.

Ул. 5-я Тарховская, д. 1

Единственное, чего удалось добиться активистам за 7 лет борьбы – это отсутствия запора на калитке в заборе, отгородившей берег вместе с частью улицы. Примечательно, что самозахватчиком является арендатор территории (он же – владелец прилегающей дачи) ОАО «Третий парк» (городские автобусы).

Фактически, конечно, территорией пользуется гендиректор транспортной компании Владимир Дьяковский. Однако документы оформлены именно на ОАО. При этом именно в отношении юридических лиц штраф по статье 8.12.1 может достигать максимальной суммы. Однако надзорные органы опять-таки не использовали эту прекрасную возможность для наполнения бюджета.

В ходе проверок «Третий парк» откровенно обманул администрацию Курортного района. В 2013 году, желая продлить договор аренды, он представил в администрацию «фотоматериалы, подтверждающие отсутствие ворот». Однако комиссионная проверка, инициированная прокуратурой Курортного района в 2015 году, установила, что ворота не демонтированы. Впрочем, калитка был открыта. Чиновники почему-то не восприняли обман ОАО «Третий Парк» как плевок в лицо и никаких санкций к нарушителю не применили.

Петровская набережная, 24-26

В 2014 году новый хозяин, купивший два участка вдоль берега, самовольно возвел забор почти по урез воды (в одном месте оставалось всего 2м). В течение всего 2015 году прокуратура в упор не видела этого забора. «Ваши доводы по факту берегозахвата объективного подтверждения не нашли», сообщил сестрорецкому активисту зам. природоохранного прокурора Санкт-Петербурга Ники Лазаридис.

У администрации Курортного района трактовка реальности оказалась другой: да, берегозахват есть, но он «законен». «Данный земельный участок не является новым предоставлением, оформление его границ произведены в 2001 году, до вступления в силу Водного Кодекса… в настоящий момент участки №24 и №26 объединены в единый участок», – пишет зам. главы администрации Андрей Константинов.

Неудобно напоминать чиновнику, что до нынешнего Водного Кодекса от 2006 года действовал старый Водный Кодекс от 1997 года, где приватизация береговых полос однозначно воспрещалась (сейчас, кстати, она воспрещается Земельным, а не Водным Кодексом).

Кроме того, при слиянии земельных участков по закону возникает новый участок, который по нынешнему законодательству не может быть оформлен с включением береговой полосы.

Razliv lake sestroretsk Канал, перегораживающий проход на берег Угольного острова. Credit: Движение «Против захвата озер»

Угольный остров

Речь идет о береговой полосе перед богатыми особняками по ул. Красноармейской и Дубовой, которая с одной стороны отгорожена каменной стеной, а с другой – искусственным каналом. Администрация Курортного района провела проверку, в результате которой в авторстве незаконных сооружений никто из хозяев домов не сознался.

«Росприроднадзором по СЗФО в Комитет по природопользованию СПб направлено предложение о ликвидации незаконного канала», – делится информацией районная администрация. Видимо, комитет на предложение не отреагировал, и канал, как и стена, остаются на своих местах.

Наконец, после многочисленных жалоб, в феврале этого года Природоохранная прокуратура Санкт-Петербурга решила подать в суд уже на администрацию. Требование – демонтировать незаконные сооружения и обеспечить проход по берегу. О судьбе иска пока ничего неизвестно.

Это – всего лишь несколько «горячих точек» на озере Разлив. К сожалению, в реальности их гораздо больше и, что того хуже, постоянно добавляются новые. Обрастают захватами и окрестности – река Сестра, берег Финского залива в районе Лисьего Носа. Администрации Курортного и Приморского районов, управление Росреестра, природоохранная прокуратура регулярно проводят проверки, выдают предписания, пишут ответы – в общем, документооборот не ослабевает.

Ирина Андрианова