Почему активисты протестуют против строительства храмов в парках

Park Malinovka church Парк Малиновка (Петербург). Рядом с этим храмом хотели построить еще один – в несколько раз больше. Credit: Фото: Марианна Алферова

Статья подготовлена специально для 60 номера издаваемого «Беллоной» журнала «Экология и право».

Парк Малиновка, Петербург

Парк Малиновка расположен в Красногвардейском районе Петербурга, на пересечении проспекта Косыгина с улицей Передовиков. Когда-то здесь был пустырь, но в начале 1990-х на месте пустыря разбили парк площадью 20 га. Пруды облагородили, проложили дорожки, посадили кустарник и деревья, устроили клумбы, построили детские и спортивные площадки. Другого места отдыха в этом районе так и не появилось.

В 2006 году территория парка была урезана. На трех гектарах построили торгово-развлекательный комплекс, кафе, теннисный клуб. В 2011 году в парке закончилось строительство церкви, продолжавшееся три года.

Принятые в 2009 году Правила землепользования и застройки, казалось бы, положили конец манипуляциям с землей. Ей придали статус зоны рекреационного назначения. Однако вскоре приход церкви Покрова Пресвятой Богородицы решил расширяться. Церковь стала претендовать на участок площадью 2,13 га в самом центре Малиновки. На нем предполагалось построить огромный собор, высота которого, по некоторым данным, должна была достигать 67 метров. В марте 2011 года постановление о строительстве в парке религиозного объекта приняло правительство Петербурга.

Жители узнали о застройке лишь в начале 2013 года, и то чисто случайно – кто-то увидел следы бурения, оставшиеся от взятия проб грунта. «Нам было понятно – собор не украсит, а уничтожит парк, – говорит представитель инициативной группы жителей Марианна Алферова. – Отдых рядом с собором – игры, катание на роликах и велосипедах, загорание на берегу прудов – все это было бы просто невозможно на оставшемся клочке земли».

Жители решительно включились в борьбу за любимый парк. Писали обращения во все инстанции, проводили акции, обращались в суд, собрали более 27 тысяч подписей.

Летом 2013 года на их сторону встал городской суд. Однако в ноябре того же года Верховный Суд отменил его решение. Мириться с этим защитники парка не стали. На общественных слушаниях в мае 2014 года они подали в общей сложности 470 замечаний за сохранение парка в первозданном виде. Администрация района и митрополит настаивали на переводе спорного участка в зону деловой застройки, в которой строительство разрешено. Однако ни одного голоса местных жителей в свою поддержку не получили.

В ноябре 2014 года в парк приехал вице-губернатор Марат Оганесян. Его пригласил депутат Законодательного собрания города, «яблочник» Борис Вишневский – один из немногих народных избранников, помогавших жителям бороться с застройкой Малиновки. Оганесян выслушал защитников парка и объявил, что строительства не будет.

На основании протокола публичных слушаний комиссия по рассмотрению поправок к генплану города подготовила проект, согласно которому в центре парка сохранялась рекреационная зона. В таком виде губернатор Георгий Полтавченко внес документ в Заксобрание.

В первом чтении изменения в генплан приняли без проблем. Однако во время второго чтения депутат Виталий Милонов, известный всей стране как борец за нравственность, нарушив регламент, внес поправку о переводе того самого участка из рекреационной зоны в деловую. Эта поправка не прошла процедуру публичных слушаний и вообще не должна была рассматриваться, но парламентское большинство инициативу Милонова поддержало.

В ближайшие выходные в Малиновке собралось около 800 человек. Они встали цепочкой вдоль линии, ограждающей участок возможного строительства, и потребовали отменить поправку. Почетный гражданин Петербурга Олег Басилашвили призвал губернатора предпринять все возможные меры, чтобы не допустить строительства.

Однако и в третьем чтении генплан был принят с поправкой Милонова, губернатор документ подписал. Но позже Смольный заявил, что храм будет построен в другом месте, и парк сохранят. В конце сентября правительство Петербурга признало злополучное постановление о строительстве утратившим силу.

Борис Вишневский считает, что спасти парк удалось исключительно благодаря массовому сопротивлению граждан, которое оказалось способно переломить даже сильные лоббистские усилия влиятельных групп. «Если исполнительная власть понимает, что имеет дело не с сотней человек, а с десятками тысяч, тогда она отступает», – говорит депутат.

Парк Торфянка, Москва

Парк Торфянка площадью 16,6 га расположен между улицами Изумрудной и Летчика Бабушкина в Лосиноостровском районе Москвы. Лиственные деревья, ухоженные газоны, дорожки, лавочки, детские площадки, пруд – типичный московский парк. Летом жители окрестных домов занимаются здесь спортом и просто гуляют, зимой катаются на лыжах. Ни кафе, ни других капитальных сооружений в парке нет.

В январе 2012 года управа района провела общественные слушания о выделении в парке участка площадью 0,7 га под строительство храма. «Общественные» слушания лишь на бумаге были таковыми – объявлений о слушаниях на сайтах местных органов власти и в муниципальной газете, как того требует закон, не было.

Как и в случае с Малиновкой, жители узнали о строительстве только спустя два года – в мае 2014-го. Годом ранее мэр Москвы Сергей Собянин подписал постановление о выделении в парке участка площадью 0,2 га под строительство храмового комплекса.

Этот участок не только был значительно меньше того, который обсуждался на слушаниях в 2012 году, но и находился в другой части парка, рассказывает один из лидеров инициативной группы жителей Сергей Атаманенко. В мае 2014 года партия «Яблоко» инициировала прокурорскую проверку слушаний. Проверка подтвердила, что оповещения жителей не проводилось. В протоколе слушаний чиновники наврали, что оповещали жителей через газету, за что получили от прокуратуры предписание об устранении нарушений. Но ничего не сделали.

Жители собрали более тысячи подписей против строительства и пытались отменить результаты общественных слушаний через суд. Районный суд им отказал, однако вышестоящая инстанция признала, что слушания были проведены с нарушением, и вернула дело на пересмотр. «Мы поняли, что во второй раз нам уже так не повезет – суд займет сторону государства, и результаты общественных слушаний будут узаконены, – рассказывает Сергей Атаманенко. – Тогда мы отозвали исковое заявление, тем самым оставив в силе результаты проверки прокуратуры». Защитники парка пытались оспорить в суде выделение места под строительство храма, но этот суд к управе и префектуре проиграли.

Строительные работы в парке начались в июне 2015 года. Сергей Атаманенко вспоминает, что выглядело это как «военная операция»: строители ворвались в парк, натянули по периметру участка сетку-рабицу, поставили бытовку и поклонный крест. Но приступить к строительству «временной церкви» не успели – жители заблокировали подвоз строительных материалов в парк.

Как и в Петербурге, местные жители не поддерживали строительство церкви в парке – в радиусе нескольких километров уже есть несколько действующих храмов. Некоторые из них тоже построены в зеленых зонах – Джамгаровском парке и на территории санатория «Светлана».

Но есть и существенное отличие. Если в Петербурге строительство лоббировал депутат Законодательного собрания, то в Москве в поддержку строительства храма выступила милитаризованная группа «православных патриотов» – движение «Сорок сороков». Противостояние жителей и православных активистов продолжалось все лето, время от времени переходя в стычки. «Мордобоя грубого, к счастью, не было, так – тяни-толкай», – вспоминает участник тех событий. Летом в парке проходили митинги – противников и сторонников строительства.

В сентябре столичные власти, наконец, нашли конструктивное решение конфликта. На городском портале «Активный гражданин» было запущено голосование: под строительство нового храма было предложено три новых площадки. Победил участок у железнодорожной станции «Лосиноостровская», примерно в полутора километрах от Торфянки.

На встрече с жителями префект СВАО Сергей Виноградов пообещал, что до 1 ноября стройплощадка будет демонтирована, а 4 ноября, в день Казанской иконы Божией Матери, в чью честь собирались построить храм, крестный ход перенесет поклонный крест на новое место.

Однако этого не произошло. И площадка, и крест до сих пор на месте – «по техническим причинам», как утверждают чиновники. Защитники парка очень надеются, что власти сдержат слово и оставят Торфянку в покое, но пока не расслабляются. Несмотря на наступившие холода, в парке продолжается круглосуточное дежурство.

Полной и окончательной победой защитники Торфянки будут считать возврат всей земле парка статуса рекреационной зоны. «Если оставить выделенный под застройку участок в том статусе, в котором он сейчас есть, то никакой гарантии, что там ничего не построят в будущем, быть не может», – говорят участники инициативной группы.

Игорь Яковлев