Экологи скорректировали антиядерную позицию

nuclear-waste-problem1

На прошлой неделе в Санкт-Петербурге завершилась V всероссийская ежегодная конференция экологических активистов «Экология городов России/ общественные инициативы», на которой экологические активисты обсудили позицию по проектам в области ядерной и радиационной безопасности.

Напомним, позиция экологов была сформулирована в 2013 году.

«Было бы здорово, чтобы все представители антиядерного движения поддержали и остались на принципах общей позиции, на которой все сошлись в 2013 году», – высказался академик Алексей Яблоков.

Он отметил, что в области государственного управления обращения с радиоактивными отходами (РАО) появились положительные изменения– появилась структура, которая заинтересована в цивилизованном обращении с РАО. Это национальный оператор по обращению с РАО, чьи цели и задачи во многом совпадают с требованиями экологических организаций.

Атомные города беднеют

По словам представителя общественного движения «Родной Берег» Лины Зерновой, Росатом освобожден от налога на землю и на имущество, а налог на землю всегда был основной статьей доходов атомных городов.

«В итоге атомные города обеднели как церковные мыши. Например, Сосновый Бор сильно обеднел, атомщики стали платить 13 процентов от того, что было раньше. Налоги идут в субъекты, а не в города», – рассказала она.

Экологи долго обсуждали вопрос о компенсации городам и населению рисков в случае строительства атомных объектов или пунктов захоронения радиоактивных отходов (ПЗРО).

Представитель организации «Зеленый мир» Олега Бодрова, в Швеции, например, нет компенсации при строительстве ПЗРО, создаются только рабочие места. «Компенсации должны рассматриваться шире, чем денежные вливания», – уверен Бодров.

Яблоков же подчеркнул, что при обсуждении проектов по обращению с РАО население всегда выступает против того, чтобы эти объекты были в их городе.

«Конечно, должна быть компенсация рисков, и ответственные НКО должны требовать компенсации рисков. Сейчас национальный оператор предлагает правильное решение – собрать все отходы в 20-30 мест, где они будут храниться безопасно, а не оставлять их по чуть-чуть в небезопасном состоянии в куче регионов. Нужно видеть чуть дальше, чем кулик на своем болоте», – уверен эколог.

«Я за то, чтобы Росатом платил за риски. Но риск риску рознь, есть же и добровольные риски, – рассказал председатель правления ЭПЦ «Беллона» Александр Никитин. – Но как только поднимается вопрос платы за риск, так сразу встает проблема, за счет кого эти льготы должны предоставляться жителям атомных городов».

Экологи удовлетворены открытостью Росатома

Говоря о предоставлении полной и своевременной информации общественности (в том числе иностранных затрагиваемых государств) о планируемых объектах Яблоков подчеркнул, что Росатом, конечно не идеален, но сделал большой шаг вперед.

С ним согласен и Александр Никитин: «Мы можем получить информацию на самых ранних стадиях по очень многим вопросам», – подтвердил он, оговорившись, что самые большие сложности возникают при проведении общественных слушаний в ЗАТО, хотя, и тут появляются положительные примеры.

«По моему опыту участия в слушаниях я могу уверенно сказать, что Росатом максимально стремится к соблюдению законодательства, информация предоставляется в установленные законом сроки. ОВОС и материалы слушаний даже размещаются на сайтах, где с ними может ознакомится любой желающий, что является высшим проявлением открытости», – рассказал эксперт “Беллоны” Андрей Ожаровский.

Однако, как отметил эксперт, пока не видно позитивных изменений в случае, если общественные слушания проходят в ЗАТО, исключением является пара единичных случаев. В основном же, активистам отказывают в заявлениях на посещение ЗАТО для участия в слушаниях, даже если заявки были поданы в установленные законом сроки.

Контроль над перемещением РАО и ОЯТ

Обсуждая тему общественного контроля над перемещением радиоактивных отходов и отработавшего ядерного топлива (ОЯТ) в хранилища, экологические активисты с грустью отметили, что у общественности нет ни контроля, ни рычагов контроля за перемещением.

По словам Никитина, существующий закон об общественном контроле предписывает установление такого контроля над предприятиями Росатома.

«В Общественном Совете Росатома создана специальная рабочая группа за деятельностью предприятий Госкорпорации. Она разработает механизм этого контроля», – рассказал он.

Однако, к сожалению, есть вопросы, которые идут под грифом «секретно»: перемещение РАО и ОЯТ, их количество и состав – вся эта информация подлежит засекречиванию.

«С моей точки зрения, это неправильно. Но они говорят, что это необходимо с точки зрения террористической опасности», – рассказал он.

По словам Лины Зерновой, сегодня в атомных городах сложилась ненормальная ситуация – туда свозят РАО непонятно откуда и непонятно в каких количествах.

Экологи собираются рекомендовать принять акты об информировании муниципалитетов при транспортировке/ввозе РАО на их территорию.

Председатель правления «Беллоны-Мурманск» Андрей Золотков предложил предприятиям РосРАО информировать местные власти в виде, например, ежемесячных сводок о заполнении хранилищ.

Экологи также подтвердили свои требования 2013 года, что перед принятием решений о строительстве ядерно-и радиационно опасных объектов, должны быть проведены консультации с общественностью и согласования с региональными органами местного самоуправления.

«Мы видим, что сейчас этот пункт выполняется», – подтвердил Ожаровский.

Экологи настаивают на осуществлении медико-биологических, психологических и социологических исследований на территориях планирования и строительства ядерно-и радиационно опасных объектов, находящихся вблизи населенных пунктов

«Мы об этом заявляли еще в 2013 году, однако таких программ у Росатома до сих пор нет. Такие программы должны быть. Мы должны этого требовать от Росатома, обязаны настаивать», – уверен Яблоков.

Беллона