Дума про захват лесов

ingressimage_forest[1] Credit: flickr.com/ Anita

Законопроект №743288-6 внесли Михаил Авдеев, Николай Васильев, Валентина Кабанова, Дмитрий Кононенко, Юрий Липатов, Алексей Русских. Они предлагают проводить рекреационную аренду» в лесах согласно Градостроительному кодексу, что значительно расширяет список объектов, которые можно будет строить в лесу под предлогом развития туризма. К примеру, для Подмосковья это будет означать, что можно обойти действующий сейчас запрет на капитальное строительство в зеленых и лесопарковых зонах.

Депутатская инициатива позволит строить в лесах коттеджи и базы отдыха. Во многих регионах арендаторы смогут закрывать людям доступ в лес. Очевидно, что сильнее всего будут осваиваться участки рядом с дорогами, а значит, россиянам станет гораздо сложнее попасть в наш общий лес. Наиболее привлекательная для отдыхающих часть пригородных лесов будет закрыта – по всей стране будут расти заборы и иные препоны для доступа в них.

В первую очередь пострадают леса вокруг крупных городов: Москвы, Санкт-Петербурга, Нижнего-Новгорода, Екатеринбурга, Новосибирска и других мегаполисов, где лесопарковые зоны давно стали объектом вожделения многочисленных застройщиков. В нынешних реалиях данная инициатива создает условия для появления в общественных лесах многочисленных закрытых зон, включающих не только лес, но и реки, озера, скалы и другие популярные природные объекты.

Депутатское нововведение уже вызвало многочисленные протесты. К примеру, более 45 000 человек подписались под письмом протеста в адрес Госдумы, который размещен на сайте Гринпис России. Сбор подписей продолжается. Еще есть возможность остановить принятие преступных поправок в законодательство.

Примечательно, что очередная попытка «прихватизации» лесов происходит в то время, когда знаменитое «зеленое море тайги» тает буквально на глазах. По-хорошему бы стоило озаботиться спасением лесов, а не их «арендой». Наше национальное богатство требует особого внимания законодателей.

Главные проблемы русского леса на слуху многие годы: вырубки и пожары.

29 мая 2015 года Владимир Путин провел заседание Совета безопасности, где в числе прочего обсуждалась борьба с нелегальной вырубкой лесов. Насколько плодотворным было обсуждение сказать сложно. Однако сразу насторажил тот факт, что в совещании – судя по официальному сообщению – не участвовали эксперты, профессионально разбирающиеся в проблеме.

Незаконная вырубка – это чрезвычайно сложная и запутанная проблема. К тому же, по ней нет достоверной и актуальной официальной информации. Так что обсуждать ее без тех, кто, что называется, щупал эту проблему руками, бессмысленно. В некоторых случаях такие обсуждения наносят серьезный вред, так как по их итогам принимаются неверные решения. Прекрасный пример такого рода – принятие Лесного кодекса в редакции 2006 года и последующих поправок к нему.

Посмотрим на статистику. С одной стороны незаконных вырубок в России практически нет, а с другой – они наносят многомиллиардный ущерб!
Недавно «Российские лесные вести» сообщили, что в 2014 году в России было выявлено 18 тыс. фактов нелегальной лесозаготовки общим объемом 1,3 млн кубометров. Это всего 0,6% от общего объема учтенной заготовки древесины. Если бы это было правдой, это был бы один из лучших показателей в мире.

При этом, по оценке руководства Рослесхоза, ущерб от незаконных рубок в России «доходит до 14 млрд рублей в год». Заметим, по данным Федерального казначейства в 2014 году плата за использование лесного фонда, перечисленная в федеральный бюджет составила, 17 млрд рублей.

Если цифра в 14 млрд рублей верна, значит объем незаконных рубок составляет десятки миллионов кубов в год – 20-25% от общего объема заготовки древесины в России. Необходимо определиться: либо в расчетах ошибка, либо государство не контролирует процесс разворовывания леса, что во многом обусловлено и недостатками законодательной базы.

Пожары также требуют внимания депутатов, поскольку их разгул в последние годы вызван законодательной авантюрой – принятием нового Лесного кодекса (2006 г.), ликвидировавшего лесную охрану.

Хотя больше всего на слуху катастрофа 2010 года, на самом деле масштабные лесные и травяные пожары случаются каждый год. Каждый год огонь проходит миллионы гектаров и 2015-й не стал исключением.

Сейчас, когда отпылали весенние пожары, ситуация в России относительно спокойная. Наступила временная передышка перед вторым ежегодным пиком пожаров, который начнется в ближайшие недели. Как показывает опыт, второй пик пожаров по мощности примерно вдвое превышает первый. Так что время терять нельзя. Надо готовиться к грядущим испытаниям и учиться на ошибках. Возможно ли это?

В самом конце мая в Ногинском районе Подмосковья прошли учения МЧС по тушению торфяных пожаров. Участвовало не менее полутора сотен человек. Было задействовано несколько десятков единиц разнообразной техники, включая авиационную.

Хотя учения увенчались успехом, они показали неспособность МЧС бороться с крайне опасными торфяными пожарами. Главная проблема в том, что эта структура борется не с причинами, а с последствиями.

МЧС ориентируется на ликвидацию крупномасштабных чрезвычайных ситуаций, которые начинаются с небольших «горячих точек». Они могут неделями «прятаться» от пожарной статистики, а когда вырастают так, что уже не скроешь, на их ликвидацию нужно немало времени, сил и финансовых затрат.

Почти все очаги тления торфа можно ликвидировано малыми силами. К сожалению, в МЧС до сих пор нет мобильных групп из нескольких человек с парой мотопомп и проходимым легким транспортом.

Функционеры МЧС до сих пор недопустимо снисходительно относятся к весенним палам травы. А ведь именно они часто становятся причиной последующих катастрофических лесных и торфяных пожаров. Мощное ведомство, по сути, срывает исполнение майского 2013 года президентского поручения – «установить порядок выжигания сухой травянистой растительности, исключающий возможность перехода огня на лесные насаждения, торфяники, объекты инфраструктуры и населенные пункты».

Пользуясь таким поведением МЧС, власти регионов тоже не торопятся наводить порядок с палами.

Свежий пример: и.о. главы Государственной лесной службы Забайкальского края Джамал Лайпанов недавно заложил основу очередной весенней лесопожарной катастрофе 2016 года. Он высказался против запрета на так называемое «профилактическое» выжигание сухой травы. «Я не считаю, что нужно отменять профилактические отжиги, это легкий и дешевый способ. Но ими должны заниматься профессионалы, поэтому мы будем повышать профессионализм сотрудников и работать с населением».

Те, кто работал до Лайпанова, тоже не считали, что выжиганием должны заниматься дилетанты. К чему это приводило год за годом известно. Последствия «контролируемого выжигания» в 2014, и в 2015 в Забайкалье широко освещались в прессе. Сотни сгоревших домов, хозяйственных и военных объектов, множество человеческих жертв – вот цена самонадеянности чиновников, в том числе и работающих в МЧС.

Законы и иные правовые акты, регулирующие охрану лесов, нуждаются в тщательном реформировании.

Игорь Ядрошников