МНЕНИЕ: Россия – щедрая душа или новые планы госкорпорации «Росатом»

8798177880_56906f5e2a_k Credit: Internetional Atomic Energy Agency

Конец прошлого года – начало этого ознаменовался несколькими «прорывными» проектами, среди которых, к примеру, скандальные соглашения с ЮАР и Венгрией.

Оказалось, что текст прошлогоднего соглашения Росатома с ЮАР успешно скрывался целых полгода. К счастью недавно он попал в руки общественных организаций и был передан журналистам.

Подписанное 21 сентября 2014 года в Вене соглашение, о котором пишет сайт Anti-Atom.ru представляет сотрудничество ЮАР и России в строительстве АЭС и прочих объектов атомной промышленности довольно своеобразно. Как сообщается в статье, южноафриканское руководство последовательно игнорировало запросы представителей общественности и политических кругов, которые интересовались его содержанием. Официальные лица, рассказывает статья, отрицали само существование договоренностей, сообщая, что строитель АЭС будет определен на тендере с участием компаний разных стран.

Туман рассеялся в феврале этого года после публикации деталей соглашения во влиятельной южноафриканской газете «Mail&Guardian».

Оказалось, что Россия и ЮАР договорились о сооружении двух реакторов ВВЭР общей мощностью 2,4 ГВт и еще нескольких реакторов общей мощностью 7,2 ГВт – русскоязычный текст соглашения и его англоязычный перевод был передан журналистам экологическими активистами из российской «Экозащиты» и южноафриканской Earthlife Africa.

Среди деталей соглашения – отсутствие ответственности российских поставщиков за ядерные инциденты; налоговые послабления; запрет на сотрудничество с другими странами без получения на то разрешения со стороны российских партнеров.

Многие пункты соглашения, как указывает статья, оказались противоречащими законодательству ЮАР. В частности, оно устанавливает, что госзакупки могут проходить только по результатам открытого конкурса. Но заключенное с Росатомом соглашение свидетельствует, что правительство ЮАР выбрало поставщика заранее.

Anti-Atom.Ru также поясняет, что Росатом предложил создать производства оборудования для АЭС. «Это позволило бы компаниям из двух стран совместно строить атомные объекты в других африканских странах», пишет сайт, называя общую стоимость плана – от $40 млрд до $100 млрд.

Критики атомной программы ЮАР говорят, что у самой ЮАР таких денег нет, отмечает статья, и что развитие атомной энергетики в стране не решит энергетических проблем.

Вероятно, недостающее может быть покрыто из российского бюджета, однако возникают сомнения, что даже в этом случае контракт (учитывая вышеперечисленные детали договора) будет выгоден ЮАР в долгосрочной перспективе.

При этом в ЮАР есть громадный потенциал в области более дешевых, возобновляемых, экологичных источников энергии. К примеру, недалеко от Кимберли, в центральной части страны, появилась крупнейшая солнечная энергосистема на континенте. Номинальная мощность 326-ти фотоэлектрических панелей составляет 96 МВт, и они будут производить около 180 000 тыс. МВт/ч год. Этого достаточно для почти 80 тысяч домов.

В общем, взаимодействие с ЮАР у «Росатома» пока идет «комом». Похожая ситуация сложилась и вокруг российско-венгерского соглашения по АЭС «Пакш», в которую Россия готова инвестировать до 10 млрд евро – около 80% от необходимых для реализации проекта средств.

В феврале европейские СМИ наперебой обсуждали новость о том, что руководство Европейского Союза может остановить реализацию соглашения. По крайне мере у ЕС для этого есть и причины и полномочия. Сделка о строительстве пятого и шестого блока ВВЭР-1200 на АЭС «Пакш» вызвала пристальный интерес у Евросоюза, так как решение было принято без проведения открытого тендера. Это прямо нарушает антимонопольное законодательство. Также интриги добавил тот факт, что часть договора о строительстве АЭС оказалась засекреченной.

Сейчас условия соглашения изучают «Евратом» (Euratom) и специалисты Европейской Комиссии. Пока так называемое «антимонопольное дознание» ведется таким образом, что Венгрия еще может «сторговаться» с Брюсселем и не допустить полноценного расследования. Власти страны твердо стоят на том, что энергетическая политика, это их внутреннее дело, а на все заданные им вопросы они дают своевременные и полные ответы.

Еще раз отмечу немаловажную в принципе, а уж тем более в сложные «санкционные времена», вещь – оба скандальных проекта должны большей частью финансироваться за счет российских налогоплательщиков. Это привычный подход для российских атомщиков, которые давно ставят знак равенства между нуждами государства и нуждами своей корпорации.

«Российская Федерация в вопросе строительства атомных энергоблоков делает ставку на кредитные ресурсы – так было с Турцией, так будет, скорее всего, и с Венгрией», – сообщил Дмитрий Абзалов, ведущий эксперт Аналитического управления Центра политической конъюнктуры. Он вполне мог бы добавить в этот ряд стран и Египет, где Владимир Путин побывал в феврале и договорился о новом ядерном проекте.

Что характерно, и «Росатом», и его лоббисты не очень-то и скрывают суть своего всепобеждающего подхода. Просто облекают его в красивые фразы. «При формировании своего предложения компания проводит очень гибкую политику. Так что, полагаю, что шансы России на победу в тендере на строительство АЭС в Египте весьма велики» – говорил недавно Игорь Игошин, член комитета Государственной думы РФ по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству.

Ему вторит Сергей Кондратьев, заведующий сектором экономического департамента Фонда «Институт энергетики и финансов»: «Египет не очень богатая страна. В зависимости от того, сколько будет строить этот проект, будет определяться и его конкурентоспособность для энергетики Египта. На мой взгляд, именно по данным двум ключевым показателям российский проект является для египтян приоритетным. Наш проект существенно дешевле проектов европейских и американских поставщиков где-то в 1,5-2 раза».

И вновь разговор идет про целый комплекс проектов: «речь идет не просто о строительстве атомной электростанции. Речь идет о создании целой новой атомной отрасли в Египте: это строительство атомной электростанции, подготовка кадров, развитие науки, это целый комплекс мер, который создаст новую отрасль в Египте», – цитирует РИА Новости Владимира Путина, который в прошедшем феврале договорился с Египтом о новом ядерном проекте.

Очевидно, что своих денег на это у Египта нет и не будет.

В этих условиях «Росатом» легко делает предложение, от которого сложно отказаться. Он обещает финансовую помощь на строительство четырех атомных энергоблоков общей мощностью 4,8 ГВт. Пока соглашение распространяется лишь на два энергоблока, стоимостью в $4 млрд каждый. Коммерсантъ пишет: «Россия, как обычно, готова предоставить по проекту госкредит».

«Росатом» не сообщает окончательную стоимость строительства АЭС – она зависит от многих факторов. Как показывает практика, стоимость подобных проектов может существенно возрастать каждый год.

Стоит ли тратить время и место на рассказ о том, что такое пользование бюджетом никак не санкционировано его владельцем – народом России? Наверное, не стоит.

Между тем, пока «Росатом» и его лоббисты во власти строят хорошую мину при плохой игре, будущее корпорации может оказаться нерадостным.

К примеру, согласно анализу сопредседателя «Экозащиты» Владимира Сливяка, хотя пока санкционные проблемы обходили «Росатом» стороной, Европарламент уже призвал к «санкциям в ядерной сфере», а агентство Fitch понизило рейтинг «Атомэнергопрома» в числе 13 других российских компаний до «BBB», который является самым низким из возможных инвестиционных рейтингов. За ним следует «мусорный».

По мнению Сливяка, «Росатом» вел агрессивную кампанию, расширяя зону своего влияния в Европе, Азии и Африке, но в условиях урезания госрасходов у корпорации больше не будет таких возможностей.

«Даже при отсутствии внешнего давления объем накопленных внутри атомной промышленности проблем с каждым годом будет все больше тормозить ее развитие» – заключает он.

Сверхъестественная щедрость «Росатома» вызывает закономерную критику даже у российских энергетиков. Проекты, подобные вышеперечисленным, уже не первый год рассматриваются как невыгодные для России и с экологической, и с экономической точек зрения. К примеру, бывший замминистра атомной энергетики России Булат Нигматуллин весьма резко раскритиковал российские проекты в Болгарии, Армении, Индии, Турции.

На фоне сокращения бюджетных расходов, аппетиты «Росатом» чрезмерны. Он уже сейчас проедает будущее всей страны, будущее каждого жителя России. Чем это обернется завтра, предсказать сложно, но определенно ничего хорошего ждать не приходится. Хочется лишь надеяться, что самый пессимистический прогноз не сбудется.

 

Игорь Ядрошников