Продление сроков службы атомных реакторов вызывает озабоченность экологов

frontpageingressimage_seminar.JPG Photo: Photo: Bellona

Сегодня в столице Норвегии состоялся совместный семинар Беллоны и Росатома «Атомная энергетика России: состояние, тенденции и безопасность», на котором обсуждались такие вопросы как состояние атомных объектов (в первую очередь, на северо-западе России), обращение с радиоактивными отходами и отработавшим ядерным топливом, повышение безопасности объектов.

Особое внимание было уделено продолжению сотрудничества между Норвегией и Россией в области ядерной и радиационной безопасности, а также участию гражданского общества в принятии решений по данным вопросам.

Он подчеркнул, что гражданское общество, его мнение и позиция, играют огромную роль в данном процессе. Именно поэтому на семинаре Беллоны приняли участие не только представители Росатома и норвежского агентства по радиационной защите, но и представители российских и норвежских экологических организаций, которые смогли принять участие в дебатах и получить ответы на свои вопросы.
Стоит отметить, что на семинаре согласились выступить все приглашенные представители различных структур Росатома, кроме Кольской АЭС, вопросы по деятельности которой вызвали большой интерес среди участников.
Атомная энергетика
До 2020 года Росатом планирует построить 9 АЭС, но эти планы вызывают сомнение. Особенно много вопросов к вероятности и необходимости сооружения Балтийской АЭС к 2018 году. Речь идет о так называемой «дорожной карте» Росатома по строительству АЭС в России.
На сегодняшний день в России работает 10 АЭС (33 блока), которые производят 16% всего электричества в стране. Из них 19 блоков работает с продленным ресурсом, а 4 АЭС — с повышением мощности.
«Это не российское «ноу хау», многие страны так делают, но Беллону настораживает тот факт, что российские атомные станции работают с повышением мощности и продленным ресурсом», – отметил председатель правления ЭПЦ «Беллона» Александр Никитин.
Одной из российских АЭС, экспериментирующей с повышением мощности реакторов, является Кольская АЭС, расположенная в Мурманской области.
«Продление ресурса Кольской АЭС, также, как и повышение мощностей реактора, связано с потребностями региона в энергии, а нес тем, что сами атомщики так хотят», – уверен  секретарь Общественного Совета Росатома по безопасному использованию атомной энергии в Мурманской области Сергей Жаворонкин.
Напомню, что Мурманская область является «профицитным» энергетическим регионом, в котором Кольская АЭС работает на 60% от своей мощности, а гидростанции — меньше, чем на 40%. Энергию просто «некуда девать» из-за отсутствия серьезных потребителей.
АЭС ваша, отходы наши
Кроме того, на 1 декабря 2014 года в портфеле Госкорпорации было 27 межправительственных соглашений на строительство 27 блоков за рубежом.
«Понятно, что межправительственное соглашение – это еще не контракт, но в нем уже прописаны некие обязательства стран», – отмечает Никитин.
В список стран, в которых Росатом собирается строить атомные блоки, входят Турция, Финляндия, Иордания, Индия, Бангладеш, Китай, Вьетнам, Венгрия, Армения и др.
«Такое количество соглашений связано с тем, что Россия обязуется забирать отработавшее ядерное топливо (ОЯТ) с АЭС, построенных ею за рубежом, к себе. Ни одна страна так не поступает, кроме России», – отметил Никитин.
Напомним, что часть ОЯТ с зарубежных реакторов, построенных в СССР, транспортируется в Россию через порт Мурманск.
По словам секретаря Общественного Совета Росатома по безопасному использованию атомной энергии в Мурманской области Сергея Жаворонкина, с 2008 года по сентябрь 2014, через Мурманск было безопасно перегружено 70 контейнеров с ОЯТ с иностранных реакторов.
Тот вопрос, что ОЯТ не всегда перевозится безопасно (судно Пума, разгрузив контейнеры в Мурманске, на обратном пути едва не затонуло), и не всегда судами, которые для этого предназначены, Жаворонкин назвал «риторическим»
«Хорошо, что авария случилась «после», а не «до». А то, что судно Пума – старое, – это риторический вопрос», – уверенно заявил Жаворонкин.
Что делать с ОЯТ
В России, по состоянию на 2013 год, было уже накоплено около 24 000 тонн ОЯТ. 11 реакторов РБМК-1000 производят 550 тонн ОЯТ в год. В пристанционных хранилищах АЭС с реакторами РБМК-1000 по всей стране сейчас хранится 13 000 тонн ОЯТ.
11 реакторов ВВЭР-1000 производят 230 тонн ОЯТ в год. Ими наработано уже 6 800 тонн. Шесть реакторов ВВЭР-440 вырабатывают 87 тонн ОЯТ, которое в дальнейшем перевозится на завод «Маяк» в Челябинской области. Так же поступают с 3,7 тоннами ОЯТ, наработанными реакторами БН-600.
«Отработавшее ядерное топливо – это большая проблема всех ядерных стран. Что с ним делать не знает никто. Эта огромная проблема не решена нигде в мире, в том числе в России», – подчеркнул Никитин.

bodytextimage_Zhavoronkin.JPG Photo: Photo: Bellona

«Беллона уже 20 лет занимается проблемами ядерной и радиационной безопасности в России. Россия и Норвегия приложили немало усилий и потратили много денег для повышения безопасности как ядерных реакторов, так и на вопросы по обращению с радиоактивными отходами (РАО) и их хранению. Сегодня мы должны понять, каких результатов мы добились, какие еще трудности и задачи перед нами стоят», – рассказал генеральный менеджер Объединения Беллона (Норвегия) Нильс Бемер.

Бемер подчеркнул, что гражданское общество, его мнение и позиция, играют огромную роль в данном процессе. Именно поэтому участниками семинара Беллоны стали не только представители Росатома и норвежского агентства по радиационной защите, но и представители российских и норвежских экологических организаций, которые смогли принять участие в дебатах и получить ответы на свои вопросы.

Стоит отметить, что на семинаре согласились выступить все приглашенные представители различных структур Росатома, кроме Кольской АЭС, вопросы по деятельности которой вызвали большой интерес среди участников.

Атомная энергетика

До 2020 года Росатом планирует построить 9 АЭС, но эти планы вызывают сомнение. Особенно много вопросов к вероятности и необходимости сооружения Балтийской АЭС к 2018 году. Речь идет о так называемой «дорожной карте» Росатома по строительству АЭС в России.

На сегодняшний день в России работает 10 АЭС (33 блока), которые производят 16% всего электричества в стране. Из них 19 блоков работает с продленным ресурсом, а 4 АЭС — с повышением мощности.

«Это не российское «ноу хау», многие страны так делают, но Беллону настораживает тот факт, что российские атомные станции работают с повышением мощности и продленным ресурсом», – отметил председатель правления ЭПЦ «Беллона» Александр Никитин.

Одной из российских АЭС, экспериментирующей с повышением мощности реакторов, является Кольская АЭС, расположенная в Мурманской области. А в октябре 2014 года ресурс 4-ого блока Кольскорй АЭС был продлен еще на 25 лет. Теперь на атомной станции не осталось ни одного реактора, не работающего сверх установленного проектировщиками срока.

«Продление ресурса Кольской АЭС, также, как и повышение мощностей реактора, связано с потребностями региона в энергии, а не с тем, что сами атомщики так хотят», – уверен  секретарь Общественного Совета Росатома по безопасному использованию атомной энергии в Мурманской области Сергей Жаворонкин.

Мурманская область является «профицитным» энергетическим регионом, в котором Кольская АЭС работает на 60% от своей мощности, а гидростанции — меньше, чем на 40%. Энергию просто «некуда девать» из-за отсутствия серьезных потребителей.

АЭС ваша, отходы наши

По состоянию на 1 декабря 2014 года в портфеле Госкорпорации было 27 межправительственных соглашений на строительство 27 блоков за рубежом.

«Понятно, что межправительственное соглашение – это еще не контракт, но в нем уже прописаны некие обязательства стран», – отмечает Никитин. В список стран, в которых Росатом собирается строить атомные блоки, входят Турция, Финляндия, Иордания, Индия, Бангладеш, Китай, Вьетнам, Венгрия, Армения и др.

«Такое количество соглашений связано с тем, что Россия обязуется забирать отработавшее ядерное топливо (ОЯТ) с АЭС, построенных ею за рубежом, к себе. Ни одна страна так не поступает, кроме России», – отметил Никитин.

Напомним, что часть ОЯТ с зарубежных исследовательских реакторов, построенных в СССР, транспортируется в Россию через порт Мурманск.

bodytextimage_b07061733184365af2847a58bdbca1b2.jpeg

По словам Сергея Жаворонкина, с 2008 года по сентябрь 2014, через Мурманск было безопасно перегружено 70 контейнеров с ОЯТ с иностранных реакторов.

Тот вопрос, что ОЯТ не всегда перевозится безопасно (в 2010 году судно Пума, разгрузив контейнеры с ОЯТ в Мурманске, на обратном пути едва не затонуло), и не всегда судами, которые для этого предназначены, Жаворонкин назвал «риторическим».

«Хорошо, что авария случилась «после», а не «до». А то, что судно Пума – старое, – это риторический вопрос», – уверенно заявил Жаворонкин.

Что делать с ОЯТ?

В России, по состоянию на 2013 год, было уже накоплено около 24 000 тонн ОЯТ. 11 реакторов РБМК-1000 производят 550 тонн ОЯТ в год. В пристанционных хранилищах АЭС с реакторами РБМК-1000 по всей стране сейчас хранится 13 000 тонн ОЯТ. 11 реакторов ВВЭР-1000 производят 230 тонн ОЯТ в год. Ими наработано уже 6 800 тонн.

bodytextimage_Nikitin-1..JPG Photo: Photo: Bellona

Шесть реакторов ВВЭР-440 вырабатывают 87 тонн ОЯТ, которое в дальнейшем перевозится на завод «Маяк» в Челябинской области. Так же поступают с 3,7 тоннами ОЯТ, наработанными реакторами БН-600.

«Отработавшее ядерное топливо – это большая проблема всех ядерных стран. Что с ним делать не знает никто. Эта огромная проблема не решена нигде в мире, в том числе в России», – подчеркнул Никитин.

Анна Киреева

anna@bellona.ru