Выборгского прокурора заставили работать через суд. Но вопросы к нему остаются

ingressimage_1280px-Lake_LO2.jpg Photo: Фото: Dmitry A. Mottl

Как суд заставил работать прокурора

В конце 2013 года Выборгский городской прокурор Олег Минаев провел проверку по заявлению жителя Рощино Владимира Павлова о незаконности выделения земельных участков под ИЖС в поселке Рощино. Заметим, Олег Минаев проверять изложенные в заявлении факты длительное время не желал, отвечая на них формальными отписками. Тогда Павлов обратился в суд, который обязал прокурора провести проверку и дать заявителю мотивированный ответ.

После понуждения судом Олег Минаев проверку все-таки провел и обратился с иском к собственнику земельного участка – гражданину А. К. Карагополову – об освобождении береговой полосы озера Рощинское от множества незаконных сооружений, в том числе хозяйственного блока на бетонных опорах, нависающего над берегом. Правда, федеральный судья Геннадий Смирнов удовлетворил иск прокурора более чем по минимуму: обязал убрать только бетонные ступени, спускающиеся в воду, и опоры, на которых держится сам хозблок.

Половинчатое решение

Несколько дней назад ответчик начал исполнять решение суда. Предполагается, что теперь все граждане смогут беспрепятственно пользоваться береговой полосой, как то и предписывает 6 статья Водного кодекса РФ. Однако над головами граждан, которые отважатся пройти на возвращенную населению территорию, будет нависать каркас хозяйственного блока (теперь уже без опор), а мешать проходу – металлическая лестница, оставленная судом без применения санкций для удовлетворения личных нужд хозяина участка.

Прокурору Минаеву было бы уместно подать апелляцию и потребовать от нарушителя выполнить предъявленные прокурорские требования в полном объеме, однако заявление в областной суд от прокуратуры так и не поступило, а значит, Олег Минаев остался удовлетворен половинчатым решением суда.

Присутствующие в зале суда рощинцы заметили, что на заседаниях представитель прокуратуры отнюдь не горел желанием доказывать незаконность возведенных на берегу сооружений и добиваться их сноса. При этом приказ генпрокурора предписывает сотрудникам ведомства, участвующим в гражданских процессах, тщательно готовиться к судебным заседаниям, а при неудовлетворении судом заявленных требований, обращаться в вышестоящий суд с заявлением об отмене вынесенного решения.

Не исключено, что в Выборгской прокуратуре просто не слышали о том, что в пределах бечевника, представлявшего собой берег водного объекта, любое строительство, кроме гидротехнического сооружения, невозможно, исходя из градостроительных норм и правил. По смыслу статьи 7 Водного кодекса 1996 года, действовавшего на момент предоставления земельных участков, водный объект включал в себя как поверхностные воды, так и сопряженные с ними дно и берега, являясь единым природным комплексом.

Берег – в частной собственности?

Скажем больше, почему-то прокурора не удивило, что данный участок берега озера Рощинского является частной собственностью. Дело в том, что весь водный объект вместе с берегом, в соответствии со статьей 35, находился в федеральной собственности, поэтому не подлежал передаче в собственность муниципальным образованиям, гражданам и юридическим лицам. Статья 22 того же закона ясно указывала на недопустимость таких сделок.

Следовательно, часть бечевника, или береговой полосы озера Рощинского не могла быть предоставлена главой местной администрации или муниципального района гражданину А. К. Карагополову в собственность под индивидуальное жилищное строительство, а предназначалась только для общего пользования. Кстати, и современное законодательство также не допускает приватизации береговой полосы и строительства на ней объектов, удовлетворяющих нужды отдельно взятого гражданина.    

«Купил берег, милицию, прокуратуру и местную власть»…?

«В 2008 году, катаясь по озеру на лодке, я причалила к этому самому берегу, – рассказывает лидер движения «Против захвата озер» Ирина Андрианова. – Тут же появился владелец поместья Анатолий Карагополов, яростно заявляя, что пляж его собственность, что насыпал в этом месте 10 «камазов» песка и никому не даст им пользоваться. Он кричал, что купил берег, милицию, прокуратуру и всю местную власть, и если бы не мой ребенок, давно бы спустил на нас своих собак».

После инцидента Ирина написала заявление в Рощинскую милицию. В ответе начальника 89 отдела было сказано, что, поскольку береговая зона, где случился конфликт, принадлежит А. К. Карагополову на праве частной собственности, в его действиях отсутствуют противоправные деяния.

Если предположить, что Каргополов говорил Андриановой правду, нетрудно догадаться об истинных причинах фактического бездействия надзорных и контролирующих органов, а также чиновников МО «Рощинское городское поселения»…

Наталья Павлова