ИНТЕРВЬЮ: «Кургальский заказник – орнитологический клондайк»

ingressimage_2180947D-60C4-47B1-A9B2BD4CB1B6B735.jpg Photo: Фото: digitalmedia.fws.gov

Статья подготовлена в рамках серии публикаций, посвященных «Году Финского залива».

– Ваш отдел занимается особо охраняемыми природными территориями огромной Ленинградской области. Меня больше всего волнует судьба уникального Кургальского заказника.

В буклете «Наш берег» известной экологической организации «Зеленый мир» из города Сосновый Бор написано, что в заказнике высок риск загрязнения прибрежных вод нефтепродуктами при расширении портового строительства и возрастающем судопотоке в Лужской губе. Зеленых беспокоит, что с каждым годом возрастает фактор беспокойства для колоний птиц, нерпы, тюленей из-за возрастающего потока отдыхающих. Из-за них увеличивается и число лесных пожаров.

Экологи утверждают, что биоразнообразие заказника снижается из-за роста промышленной заготовки леса. Что незаконно продаются земли, имеющие природоохранный статус. А продаются они в этой природной жемчужине под жилищное строительство.

bodytextimage_IMG_6689.JPG Photo: Фото: Виктор Терешкин

– Давайте начнем с истории создания заказника. Он организован 20 июля 2000 года постановлением губернатора Ленинградской области в тех границах, в который существует. До этого это был заказник охотничий, который существовал в несколько больших границах. Эта территория является охраняемой территорией международного значения, она имеет статус Рамсарских угодий, и эта же территория охраняется по соглашению ХЕЛКОМ – Хельсинкской комиссии по защите морской среды Балтийского моря. Так что заказник имеет двойной международный статус.

Действительно, это уникальная жемчужина Ленинградской области, в которой высоко биоразнообразие. И нам удается поддерживать его и сейчас. Это ключевая орнитологическая территория, там на пролетах скапливаются миллионы птиц. В заказнике зарегистрировано 208 видов пернатых, из них более 30 относятся к числу редких. Это просто орнитологический Клондайк. Финский залив – это своеобразное бутылочное горлышко, через которое проходят основные миграционные пути перелетных птиц. И наши заказники – Кургальский, Березовые острова, Лебяжий – это все Рамсарские угодья, которые являются особо охраняемыми природными территориями (ООПТ) регионального значения, с точки зрения орнитологии имеют высочайшую ценность.

Поэтому, хоть Кургальский заказник и комплексный, все же основная его задача – сохранение мест обитания перелетных птиц. Кроме этого, на островках заказника есть – и они увеличиваются – места щенения и залежек серого тюленя и кольчатой нерпы. А нерпа занесена и в Красную книгу области. И в Красную книгу России. И в международные Красные книги. Серый тюлень занесен в Красную книгу Ленобласти.

Старовозрастные леса – еще одна очень яркая деталь этого заказника. Дубравники, вязы, широколиственные сообщества, сосняки, представляете – отдельные сосны в них старше 300 лет. Ученые наблюдают за этими сообществами десятилетиями, и каждый раз происходит какое-нибудь открытие. Они все это присылают в наш комитет, и мы потихоньку составляем летопись заказника. Внутри заказника – озеро Липовское и Белое. Липовское солоноватое, оно соединяется с заливом Липовской протокой.

bodytextimage_Seagull_2010_0002.jpg Photo: Фото: commons.wikimedia.org/wiki/User:S_URALA

Есть легенда, что сам Петр Первый распорядился ее прокопать, чтобы флот мог укрываться в озере от штормов в заливе. Материковая часть ценна с точки зрения биологического разнообразия, морская акватория охватывает часть островов, которые входят в состав заказника, и порядка 40 % территории – это именно морская акватория.

Для РФ региональная ООПТ с морской акваторией – это уникальный редкий случай, потому что морская акватория является собственностью РФ, и если бы не международный статус наших территорий, то по закону мы бы не смогли региональными ограничениями ограничить хозяйственную деятельность в федеральных водах. Но при этом мы нормально взаимодействуем с портом Усть-Луга. Конечно, природные комплексы заказника от такого соседства страдают. Но портовые комплексы сейчас строятся на современном уровне, с новыми технологиями, в порту и рядом с ним постоянно проводится экологический мониторинг. По той информации, которая у меня есть, крупных нарушений природоохранного законодательства там не было.

Но, безусловно, постоянное хождение по морской акватории судов, весь этот судопоток влияет и на птиц и на нерп с тюленями. Как свидетельствуют ученые, нерпы и тюлени переместились западнее, ближе к материку, где нет такого потока судов. Там только осуществляется рыболовство.

Вы затронули вопрос рубки лесов в заказнике. Десять лет назад существовала эта проблема. В Кургальском заказнике лес рубили незаконно. Это было прекращено, должностные лица, отвечавшие за лесной фонд в заказнике, и виновные в рубках были сняты. Сейчас рубки фактически не ведутся. Хотя лесной фонд заказника целиком предоставлен в аренду для целей заготовки древесины, но это не значит, что леса заказника будут вырубаться.

Очень много к нам в комитет приходило обращений граждан – вы отдали леса заказника в аренду, теперь они будут вырубаться. На самом деле цель аренды лесов – это не только древесина, это – охрана от лесных пожаров, проведение просек, установка квартальных столбов, это минерализованные полосы вдоль дорог, чтобы не случился пожар от выброшенного из машины окурка, это проведение рубок ухода. В прошлые годы сажались лесные культуры, за которыми нужно ухаживать. И арендатор все эти мероприятия должен проводить. В Ленобласти, в Комитете по природным ресурсам создана комиссия по вопросам использования лесов в ООПТ. И ни один кубометр древесины в Ленобласти, ни один гектар не рубится без одобрения этой комиссии.

В комиссию входят как представители Комитета по природным ресурсам, так и ученые из университета, ЦНИИ Лесного хозяйства, а также природоохранные организации – «Зеленая волна» и «Гринпис». Когда арендатор заявляет в своих документах, что ему необходимо провести рубки, – санитарные или рубки ухода, мы обсуждаем эту заявку на комиссии. Коллегиально выезжаем на территорию, проверяем достаточность проведения рубки, отсутствие краснокнижных видов растений на делянке. И если такие есть, то рубка на этой делянке исключается из проекта освоения лесов. В Кургальском заказнике последние пять лет никаких рубок не проводится.

Следующая проблема – посетители. Проблема в том, что в заказнике есть уголки, не предназначенные для посещения людьми, особенно в определенные периоды времени. Весной, когда идет массовая миграция птиц, когда им нужно отдохнуть, остановиться на мелководьях, набрать необходимую биомассу для дальнейшего перелета, посещение пляжей, акватории на моторных лодках нежелательны. Посещение лесных угодий в гнездовой период тоже оказывает негативное воздействие. И птицы и животные в это время нуждаются в покое.

И, конечно же, огромная проблема – мусор, который оставляют за собой отдыхающие. Если в понедельник приехать на побережье того же Липовского озера, озера Белого можно увидеть большое количество вновь возникших помоек. У нас там работает особый инспектор, он проводит беседы, раздает буклеты – в нем описано, что можно делать на территории заказника, чего нельзя. Мы привлекаем волонтеров к вывозу мусора. Особо злостных нарушителей ждет штаф. Ведь наши инспекторы сотрудничают и с охотинспекцией, и с рыбинспекцией, и с полицией. И с Государственной инспекцией по маломерным судам налажено сотрудничество.

bodytextimage_KurgalskyStand.jpg

– Я несколько раз был на островах рифа заказника, когда там существовал бомбовой полигон Ленинградского военного округа. Рядом с гнездами лебедей видел врезавшиеся в песок болванки. Егерь рассказывал, как штурмовики сбрасывали их с малых высот, и они, рикошетируя от воды, просто вспахивали острова. Пух и перья летели от лебедей, – говорил мне егерь. Что с полигоном сейчас? Удалось ли его закрыть?

– В начале 2000-ых годов на островах Кургальского рифа действительно проводились учения Ленинградского военного округа (ЛенВО) по бомбометанию. Там находились учебные цели, по ним и проводилось бомбометание. В особенности в весенний и осенний период. Самолеты заходили на цели на малой высоте, грохот от моторов был страшный, падали болванки, разлетались от их попадания в грунт камни.

Администрация Ленобласти вместе с учеными Санкт-Петербургского Университета, природоохранными организациями подготовили обращение в адрес командования округом с просьбой полностью запретить там бомбометание. Провели массу заседаний вместе с военными. И с тех пор – с 2003 года бомбометания не проводятся.

– Не меньше, чем Кургальский заказник меня беспокоит вновь образованный «Кивипарк». Возник он внезапно, выпрыгнул как чертик из коробочки. На сайтах питерских рыбаков пишут – ну, все, вот и еще один кусок залива закрыли, а в заказнике настроят коттеджей.

bodytextimage_Kurgalsky.jpg Photo: Фото: openbereg.ru

– Этот заказник был образован два года назад, он комплексный, мы его хотим номинировать в охраняемые территории Балтийского моря. Взгляните на карту залива: вот Березовые острова – тут целая цепочка особо охраняемых природных территорий. Птицам – мелководья, нерпам – островки.

А вот тут в районе Чулкова на территории «Кивипарка» – база рыбаков и охотников Военно-охотничьего общества. И это основная проблема заказника. У них нет официального разрешения на землю. Да и базой это назвать трудно, три домика, сараи, мусор вокруг. У нас по режиму заказника – навигация начинается с 9 мая, но Военно-охотничье общество за своими посетителями не следит. И они выходят в залив, когда хотят. Постоянно там нарушения, постоянно приходится в рейдах снимать километры сетей. Эта база – источник многих нарушений. Когда не было заказника – они там делали, что хотели, ставили сетей столько, сколько хотели. У нас ведь любителям лов сетями запрещен. Мы отступать никуда не собираемся, будем проводить рейды и дальше.

Вы говорите, что рыбаки беспокоятся о том, что будут в заказнике безнадзорно строиться коттеджи. Это не так. В заказнике два населенных пункта – Чулково и Балтиец. В заказнике есть особо ценные территории, есть интенсивного природопользования. В населенных пунктах разрешено предоставление земельных участков. За пределами населенных пунктов – запрещено. И мы с администрацией договорились – любые землеотводы за пределами населенных пунктов без нашего участия запрещены. Поверьте, мы очень внимательно за этим смотрим. И будем немедленно пресекать любые попытки незаконного строительства.

Виктор Терешкин