МНЕНИЕ: Пока не умрёт память о Чернобыле

ingressimage_sign1.jpg

«Недоверие и неприятие атомной энергетики во многом определяется памятью о Чернобыле. Только когда умрут все, кто помнит Чернобыль, на чьей памяти произошла эта катастрофа, только тогда атомная энергетика сможет нормально развиваться», – такое мнение высказал один из участников Форума «Атомная энергия, общество, безопасность, проходившего в Москве 10-11 апреля.

Не важно, кто именно так рельефно описывал одну из проблем атомной энергетики. Действительно, в обществе нет доверия к атомной промышленности и атомных экспертам. И это недоверие вполне обосновано. Ведь именно про взорвавшийся 26 апреля 1986 года на Чернобыльской АЭС реактор РБМК-1000 представители атомной промышленности говорили, что он столь безопасен, что подобные реакторы можно строить хоть на Красной площади в Москве. У тех, кто знает про это, нет и не будет доверия к заявлениям о том, что новые реакторы совершено безопасны.

Атомщики и сейчас постоянно повторяют, что они верят в безопасность своих реакторов. «Это одна из самых надежных АЭС в мире», – говорится про действующую Смоленскую АЭС с реакторами РБМК-1000 в утверждённом первым заместителем генерального директора ОАО «Концерн Росэнергоатом» Владимиром Асмоловым документе (Смоленская АЭС-2, энергоблоки №1, №2, предварительный вариант материалов оценки воздействия на окружающую среду размещения, сооружения и эксплуатации АЭС, Раздел 4.6.4.1.1).

Любой умеющий думать и рассуждать гражданин в состоянии понять, что подобные утверждения – это просто частный случай рекламы. Атомная промышленность рекламирует свои изделия как надёжные, но для общества важны не заявления, а факты. Факты состоят в том, что радиационные катастрофы происходят намного чаще, чем нам обещают атомщики – не раз в миллион лет, а с потрясающей регулярностью – 1957 – Кыштым, СССР и Виндскейл, Великобритания; 1979 – Три Майл Айленд, США; 1986 – Чернобыль, СССР; 2011 – Фукусима, Япония.

Факты в том, что ущерб от радиационных катастроф трудно поддаётся оценке, но он превышает выгоду от использования атомной энергии. Поэтому здравомыслящие люди и не считают, что корпоративные интересы госкорпорации «Росатом» совпадают с интересами большинства населения. Если новая радиационная авария произойдёт на одной из АЭС России, это поставит под угрозу будущее нашей страны.

К сожалению, ряд действий Госкорпорации «Росатом» направлен на повышение вероятности повторения Чернобыля.

Во-первых, в России продолжается эксплуатация одиннадцати реакторов чернобыльского типа, РБМК-1000. Эти реакторы работают на Ленинградской, Курской и Смоленской АЭС. Значительные средства направлены на поддержание этих реакторов в работоспособном состоянии, на ремонт, модернизацию. Но, по сути, это те же графитовые одноконтурные кипящие реакторы, авария на которых может буквально повторить чернобыльский сценарий: пространственная неравномерность плотности энерговыделения, нарушение охлаждения, перегрев и разрушение части технологических каналов, паровой взрыв и графитовый пожар на 10-12 дней…

Во-вторых, Росатом продолжает широкомасштабные эксперименты по эксплуатации реакторов ВВЭР на мощности, превышающей проектную на 4-7%. Эти эксперименты проходят на Кольской, Калининской, Ростовской и Балаковской АЭС. Одним из основных элементов безопасности реакторов ВВЭР является корпус, элемент отсутствующий у реакторов РБМК. При повышении сверх установленной проектом тепловой мощности реактора растут нагрузки на корпус и трубопроводы, снижаются заложенные проектировщиками резервы безопасности, что ведёт к росту вероятности аварий.

В-третьих, своего рода экспериментом является массовое строительство новых, никогда не опробованных на практике реакторов ВВЭР-1200. Такие реакторы в стадии активного строительства находятся на Второй Новоронежской и Второй Ленинградской АЭС, а также на АЭС, которую Росатом сооружает в Беларуси. До недавнего времени ВВЭР-1200 строили на Балтийской АЭС в Калининградской области, но сейчас строительство остановлено. Возможно уже в этом году первый из серии ВВЭР-1200 войдёт в строй на Второй Нововоронежской АЭС. И только после этого можно будет на практике убедиться, насколько удачны (или не удачны) инженерные решения и новшества в конструкции этих АЭС. Гарантировать, что все элементы новой АЭС будут работать надёжно до пуска в эксплуатацию первого энергоблока, невозможно.

Удивительны лоббистские возможности «Росатома», – для Второй Курской, Второй Смоленской и для новой Нижегородской АЭС предложены совершенно невиданные реакторы ВВЭР-ТОИ, прототипом которых (как это указано, например, в ОВОС Курской АЭС-2) являются те самые ВВЭР-1200, которых пока в природе нет. В худшем случае, за бюджетные деньги мы можем получить плохо работающие энергоблоки, а в самом худшем – новую радиационную аварию на одном из серии не опробованных реакторов.

Итак, мы видим, что Госкорпорация «Росатом», пользуясь неоправданной политической поддержкой руководства России, продолжает эксплуатацию опасных реакторов чернобыльского типа, проводит опасные эксперименты на АЭС страны и лоббирует строительство значительного количества новых типов реакторов, работоспособность и безопасность которых на практике не доказана.

Наверное, только память о Чернобыле сдерживает атомную корпорацию от реализации ещё более безумных и разорительных проектов. Поэтому важно не поддаваться на призывы забыть о Чернобыле, важно помнить о катастрофе – ради будущего, ради того, чтобы её повторение не стало возможным.

«Есть две веских причины, по которым нельзя забывать эту трагедию. Во-первых, если мы забудем о Чернобыле, возрастет риск подобных технологических и экологических катастроф в будущем. Во-вторых, более семи миллионов таких же, как мы, людей не могут позволить себе забыть. Они и поныне страдают, страдают каждый день, в результате события, происшедшего в 1986 г. Несомненно, наследие Чернобыля останется с нами и с нашими потомками на много поколений вперед», – сказал в уже далёком 2000 году Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан. С тех пор каждый год каждый Генсек ООН заявляет что-то подобное – и так будет продолжаться ещё 30, 60, 100 лет…

«Чернобыль никуда не делся: он в повышенной заболеваемости на радиоактивно загрязненных территориях (таких – тысячи квадратных километров в России, Беларуси и Украине), в радиоактивно загрязнённых диких животных, кабанах и косулях, в генетических изменениях (мутациях), которые будут предаваться ещё несколько поколений», – сказал в интервью для Беллоны Алексей Яблоков, профессор, член-корреспондент РАН, руководитель Программы по ядерной и радиационной безопасности Международного Социально-Экологического Союза (МСоЭС).

Андрей Ожаровский

idc.moscow@gmail.com