РЕПОРТАЖ: Дело Arctic Sunrise: выпущены под залог еще семь арестованных в ходе акции Гринпис

ingressimage_00.JPG Photo: Фото: Виктор Терешкин

В узком коридоре Приморского районного суда пробка. Толпятся журналисты, дипломаты. Мы уже несколько часов ждем, когда конвой приведет Файзу Аулахсен, подданную Нидерландов. Вокруг говорят на голландском, английском, немецком…

Наконец, появляется конвой, посреди идет улыбающаяся Файза. Конвой заводит ее в зал № 208 и долго маринует журналистов у закрытой двери. Нехотя пускают. На лицах служивых плохо скрываемое раздражение – Будь наша воля, так мы бы вам… Клетка стоит на задах крохотного зала. Поэтому вся снимающая братия выстраивается спинами к судье. Все снимают Файзу с черными как смоль волосами. Она схватилась за прутья решетки. Лицо осунувшееся. Ярким пятном – помада на губах.

Проходит пять минут, десять. Сзади нас раздается голос:

– Мне бы хотелось начать судебный процесс. Журналисты, сядьте на места!

bodytextimage_01-3..JPG Photo: Фото: Виктор Терешкин

Судья Алла Ермакова начинает зачитывать документы, звучат слова, к которым мы уже за дни судебных слушаний привыкли. Страшные обвинения следствия про разбойничье нападение, группой лиц, угрожая физической силой… Грубо нарушили общественный порядок… Но ни следователь, ни прокурор, ни журналисты, ни сама Аулахсен эту судейскую монотонную скороговорку уже не слушают. Все знают, через час – максимум, через два – судья примет решение об изменении меры пресечения.

Файза Аулахсен: Я следую своим принципам борьбы за свободу

Защитник Владислав Жейнов не упускает момент. Напористо, жестко приводит все доводы, говорящие о невиновности его подзащитной. Сама Файза тоже начинает рваться в бой.

bodytextimage_02-4..JPG Photo: Фото: Виктор Терешкин

– До сегодняшнего дня мне не показали никаких доказательств моей вины! Я находилась в международных водах. Мое задержание, арест, помещение в изолятор – незаконны. Следствие знает, что произошло на самом деле. Я не совершала никаких хулиганских действий! Я хороший человек и никогда не нарушала закон. Я следую своим принципам борьбы за свободу.

Через час судья удаляется в совещательную комнату, конвой требует очистить помещение. Файзу уводят. Она идет и все оглядывается, ищет в толпе глазами кого-то.

Через полчаса конвой опять ведет ее по длинному коридору, вспышки слепят, затворы фотокамер молотят как пулеметы.

Журналистов пускают в зал, они расставляют аппаратуру, а судья, не дожидаясь, пока они закончат, уже монотонно журчит, читает то, что звучит в двух районных судах города, Приморском и Калининском, с понедельника.

bodytextimage_03-3..JPG Photo: Фото: Виктор Терешкин

И вот он – долгожданный момент. «Изменить меру пресечения на залог». Судья удаляется, журналисты бросаются к решетке, кричат, перебивая друг друга, задают вопросы.

Файза отвечает, обнимается через решетку с друзьями. Но неумолимый конвой уже начинает оттеснять нас к дверям. И вот уже уводят Файзу в камеру, а потом посадят в железную будку спецмашины. И повезут в ненавистный изолятор. И снова будет она лежать без сна, считая каждую бесконечную минуту несвободы.

Спешу на четвертый этаж. Там, в зале № 408, судья Рита Веденина рассматривает дело Александры Хэйзел Харрис, гражданки Великобритании. Зал огромный, и какая-то добрая судейская душа развела в нем цветы в горшках. И как они не увядают в этой атмосфере?

bodytextimage_04-1..JPG Photo: Фото: Виктор Терешкин

Харрис очень худенькая, красивая, на ней фирменная футболка Гринпис. Судья Веденина повторяет все те же, надоевшие до тошноты тезисы обвинения. И снова звучит желанная фраза – «Изменить меру пресечения».

Журналисты, чуть не падая, бросаются к клетке, но этот конвой, похоже, вологодский. Начинают нас буквально выпихивать из зала, все больше и больше свирепея. Старший конвоя вызывает по рации подкрепление.

Адвокат Ольга Цейтлина: Еще не всё в нашем правосудии потеряно!

А тем временем в зале на втором этаже идет судебное разбирательство дела Кирона Джона Брайана, оператора, подданного Великобритании. Из-за двери зала гремит голос адвоката Ольги Цейтлиной. На фоне судей-шептуний – это труба иерихонская!

bodytextimage_05-1..JPG Photo: Фото: Виктор Терешкин

Она громит доводы следствия, приводит все новые и новые доказательства невиновности своего подзащитного. Я познакомился с Ольгой во время процесса по делу Александра Никитина, она работала тогда в группе молодых адвокатов, помогавших мэтру Юрию Шмидту. Ей было у кого учиться. Вот так же Шмидт размазывал на молекулы доводы обвинения.

Судья удаляется писать решение. Конвой уводит высокого, сутулящегося Брайана. Ольга выходит из судебного зала распаренная, как из бани, еще не остыла от схватки.

Ожидание наше было недолгим. По-видимому, решение у судьи уже было заготовлено. И вот он – еще один момент истины. Изменить меру пресечения!

Ольга не может скрыть радости, ее окружают журналисты:

– Мы заявляли и заявляем, что Денис Синяков и Кирон Брайан имеют отдельную позицию – они выполняли свой профессиональный долг – долг журналиста. И журналист не может быть привлечен к ответственности – это практика Европейского суда – за то, что он распространяет информацию. Даже если она шокирует публику, даже если она не воспринимается нейтрально, даже если эта информация оскорбляет кого-то. Это свобода слова, свобода получения и распространения информации. Это основная ценность нашего общества, – говорит Цейтлина.

bodytextimage_06-1..JPG Photo: Фото: Виктор Терешкин

– Тем более, журналист не может быть привлечен к ответственности за то, что он снимал выражение мирного протеста, – продолжает адвокат. – Потому что защита Арктики – это защита того, что для нас наиболее ценно: чистоты природы. И привлекать за это активистов, а тем более журналистов – значит нарушать все принципы как российского, так и международного права. То, что судьи идут на такие беспрецедентные для российского правосудия решения означает, что не все еще в нашем правосудии потеряно!

Во вторник, по информации Гринпис, в Приморском и Калининском районных судах Санкт-Петербурга решения по изменению меры пресечения на залог были вынесены также в отношении капитана Питера Уилкокса (США), старшего механика Маннеса Убелса (Нидерланды), помощника капитана Анне Йенсен (Дания) и активиста Марко Вебера (Швейцария).

В этот же день Гринпис Интернешнл перечислил сумму залога за девять активистов, но их освобождение, в связи с рядом бюрократических процедур, ожидается не ранее, чем в субботу, сообщает Гринпис. Вечером 20 ноября на свободу из СИЗО вышла первая из арестованных – матрос Анна Паула Альминхана Масьель (Бразилия).

Виктор Терешкин