Почему буксуют глобальные «зеленые» переговоры

ingressimage_121203-bare-desert-tree-121202-704a0482-edit-edit-940x626.jpg

Человечеству не хватает ресурсов Земли  

Уже сейчас ряд экологических проблем является существенной угрозой для дальнейшего функционирования человечества в условиях сохранения экономической модели business as usual – это изменение климата и связанные с ним катаклизмы, истощение, эрозия, засоление почв, недостаток и загрязнение пресной воды, загрязнение воздуха, проблема продовольственной безопасности, исчезновение отдельных видов животных и растений, вырубка лесов.

С экологическими проблемами связаны и проблемы социальные – ограничение доступа к ресурсам, воде, энергии приводит к дальнейшему росту бедности и социального неравенства, в то время как демографический рост и рост потребления увеличивают нагрузку на окружающую среду. Например, согласно докладу «Живая планета», изданному весной 2012 года, человечество уже сегодня использует ресурсы полутора планет – при том, что потребление «природного капитала» в мире удвоилось с 60­х годов XX века.

Странам трудно договориться

Одновременно с ростом экологических проблем в условиях непростой экономической ситуации в целом ряде регионов, государствам становится все сложнее договариваться о коллективных действиях по защите окружающей среды. Внутренние беды воспринимаются как более актуальные.

Вместе с тем, в условиях усиления влияния транснациональных корпораций и роста глобализационных потоков сырья, товаров и услуг правительства отдельно взятых стран могут оказывать лишь ограниченное влияние на экологическую ситуацию в регионах. Когда большая часть ресурсов добывается в одних регионах, перерабатывается в других, потребляется в третьих, подвергается рециклингу или захоранивается в четвертых, правительства отдельных государств не имеют возможности в полной мере регулировать деятельность целых отраслей экономики, завязанных в глобальные транснациональные процессы.

Именно поэтому традиционное разделение переговорных процессов на уровни правительств, бизнеса и общественного сектора большинством экспертов сейчас признается неэффективным. Может быть, для более успешного хода переговоров имеет смысл собирать всех участников глобального экономического процесса на одной площадке межсекторального диалога?

Всплывают старые счета

Впрочем, кроме экономических трудностей переговорные процессы ООН встречают и препятствия исторического характера. Так, на протяжении XIX и XX веков основной вклад в загрязнение планеты внесли страны Западной Европы и Северной Америки, а в настоящее время основными загрязнителями являются развивающиеся страны Южной и Юго­-Восточной Азии, Африки, Латинской Америки. Последние, естественно, требуют своего рода возмещения – финансовой поддержки мер, направленных на «озеленение» экономики, адаптацию к уже текущим изменениям окружающей среды (в том числе – климата) и доступа к новым «зеленым» технологиям.

Крайне важным остается и вопрос о «праве на развитие» – а именно выработке критериев «потолка» уровня жизни в развивающихся странах. Если мировая экономика уже сегодня использует ресурсы полутора планет, что будет с Землей, если жители только Китая и Индии (в общей сложности, почти половина населения земного шара) попытаются довести уровень своего потребления хотя бы до среднеевропейского?

Именно поэтому в условиях заметного «простоя» экологических переговорных процессов на первый план выходит концепция «зеленой» экономики, которая как раз и взаимоувязывает экономику, экологию и социальное развитие. Опыт второй половины XX века показал, что теория «сначала мы все разбогатеем, а потом будем думать об экологии и социальной справедливости»  работает не всегда и не везде.

Экологические невыплаты сегодня – глобальный проигрыш завтра

Здесь мы, однако, наталкиваемся на одну из базовых системных проблем, создающих серьезные препятствия на пути экологизации мировой экономики. Речь о краткосрочном характере мышления большинства политиков, бизнесменов и прочих лиц, принимающих решения. Даже в условиях регулярной сменяемости политических и партийных элит наиболее непопулярные для населения меры – экологические налоги, налоги на потребление и т. д. – обсуждаются и вводятся крайне редко.

Большая часть правительств (и компаний) заявляет, что экология – это дорого, особенно в условиях экономического кризиса. В результате все «зеленые» вопросы откладываются «на потом». Именно подобный подход был продемонстрирован большинством стран на конференции «Рио+20». Такой подход был заметен и в рамках нынешнего климатического переговорного процесса.

Но «потом» может наступить быстрее, чем мы ожидаем. Крупнейшие аналитические компании мира уже подсчитывают потенциальные убытки бизнеса от грядущих последствий. Еще летом аудиторско­консалтинговая компания KPMG подсчитала, что экологические издержки 11 ключевых отраслей экономик мира с 2002 по 2012 год выросли на 50%. В дальнейшем же прогнозируется удвоение расходов «на экологию» каждые 14 лет, что ставит под угрозу прибыльность бизнеса в целом ряде отраслей – пищевой, нефтегазовой, металлургической и других. Причины – изменение климата, дефицит ресурсов и связанная с ним продовольственная безопасность, рост цен на продукты питания, нехватка воды и возможные «водные войны», исчезновение лесов, ухудшение состояния экосистем.

Экономика должна базироваться на экологии 

После десятилетий глобальных неудач мировое «зеленое» сообщество постепенно приходит  к мысли, что решать экологические проблемы необходимо путем реализации локальных проектов (в отдельных странах, регионах и городах), результаты которых впоследствии можно применять и использовать для международных практик. Тогда, оперируя первыми успехами и проанализировав первые неудачи, мировые правительства, возможно, смогут достичь глобальных юридически обязательных соглашений.

При этом нельзя забывать, что решение глобальных экологических проблем должно проходить системно, одновременно на разных уровнях, затрагивая как политические, экономические и технологические, так и социальные, психологические и ценностные аспекты. Например, один из главных принципов «зеленой» экономики – включение экологии на равных правах в экономическую систему. И этот процесс уже начался – вспомним введение основного принципа реализации экономического механизма регулирования природопользования «Загрязнитель платит», введение платежей и торговли правами на выбросы (действует в рамках Киотского протокола), а также цен на «виртуальную воду» (учет воды, использованной для производства того или иного товара) и «виртуальный углекислый газ» (учет СО2, выброшенного в атмосферу в процессе производства).

«Зеленая» экономика предлагает ввести методику учета и оплаты так называемых экосистемных услуг. Например, оценку в денежном выражении положительного воздействия данного лесного массива, включая его вклад в поддержку водной системы, укрепление почв, очистку воздуха и т. д., в экономику данного региона и благосостояние его населения. А также сравнение с перспективами вырубки леса и строительства на его территории элитного жилого комплекса.

От материальных – к духовным ценностям

Впрочем, даже включения экологии в экономический процесс в его настоящей модели  будет недостаточно. «Зеленое» потребление все равно останется потреблением, а введение стоимости экосистемных услуг не обязательно приведет к сохранению экосистем, – высказывают свое мнение критики «зеленой» экономики.

Потому ряд практиков и теоретиков предлагают коренным образом перекроить экономическую систему, перейдя на так называемый новый путь развития. В том числе – заменить количественный рост на качественный, изменить структуру собственности (когда вы покупаете услуги, а не товары), перейти на циклическую и замкнутую ресурсную экономику (когда все отходы утилизируются – по аналогии с пищевой цепью растений и животных, где отходы одних являются кормом для других), сделать доступной и прозрачной информацию обо всех элементах производственной цепи – от стадии добычи сырья до утилизации продукта.

При этом должна измениться как организационная структура экономической и политической модели (горизонтальная иерархия вместо вертикальной, модели прямой демократии вместо репрезентативной, большее участие каждого гражданина в управлении страной), так и система ценностей и взглядов населения – от материальных к духовным и от индивидуалистических – к ценностям сообществ. Предполагается, что модели новой экологической и социальной экономики должны вырабатываться всеми участниками, включая правительства, бизнес и объединения граждан.

Скорее всего, возможный вариант «зеленого» будущего сложится из некоторой комбинации всех вышеперечисленных факторов – на разных уровнях в разных частях мира. Главное, что разговор об этих решениях уже идет, разрабатываются и тестируются модели, теории и практики, анализируются первые успехи и неудачи. Жаль, правда, что в этом глобальном климатическом разговоре голос России едва слышен.

Ангелина Давыдова