Алексей Кокорин: Россия в стороне от основной темы переговоров, но сохраняется интрига с национальной целью снижения выбросов и есть прогресс по чёрному углероду

ingressimage_Kokorin1.jpg

Россия в стороне от основной темы переговоров

Объективно Россия, Украина, Беларусь находятся чуть-чуть в стороне от главных процессов, которые происходят на переговорах по климату в настоящее время. Главные темы переговоров на этом этапе – финансово-экономические. Речь о том, как самые богатые страны будут помогать самым бедным, чтобы они смогли затормозить рост выбросов и начать их снижать. И здесь, редкий случай, когда не из-за пассивности или нежелания работать, а объективно, Россия несколько в стороне. Россия уже не бедная страна, не получатель помощи, но ещё очень слабый донор. Проблемы в этом нет. Помочь на этом этапе переговоров мы вряд ли можем, а помешать могли бы. Задача сейчас – не мешать этому процессу.

Фарс вокруг цели России по снижению выбросов

Всё же основной вопрос – снижение выбросов парниковых газов. Что захотели сделать ряд более или менее прогрессивных людей в России? Раз уж нет участия России во второй фазе Киотского Протокола с обязательствами по снижению выбросов, то надо принять национальную цель снижения выбросов, с тем, чтобы сохранить нормальный имидж страны.

Но дальше дело превратилось в некий фарс и всё может обернуться прямо противоположным задуманному.

Насколько я знаю, инициатор этого господин Бедрицкий, Советник Президента по вопросам климата, хотел наличием национальной цели компенсировать падение имиджа России, связанное с неучастием во Второй фазе Киотского протокола. Теперь получается, что Правительство России намерено цель принять, но настолько смехотворную и слабую, что ничего компенсировать это не может, а может только вызвать смех, сожаление, слёзы, всё, что угодно, кроме чувства гордости за собственную страну. В черновых документах цель снижения выбросов к 2020 году относительно уровня 1990 года была 20%. Напомню, что в 2011 году выбросы России были на 32% ниже, чем в 1990 году. Получается, «надо» обеспечить рост выбросов на 12 процентных пунктов, то есть нужен рост выбросов на 18% от текущего уровня, и это за семь лет. Это довольно сложно. Непонятно, кто и зачем будет жечь столько топлива. Это не сценарий «бизнес как обычно», это ухудшенный «бизнес как обычно». Надеюсь, что удастся отстоять мнение, что такую цель принимать вовсе не надо. У России не будет никакой цели, и это уже благо.

С другой стороны, есть минимальный шанс, что у ряда прогрессивных людей в Правительстве хватит сил и смелости отстоять цель снижения на 25%. Это уже достаточно сильная цель. Конечно, это всё равно хуже, чем перевод уже принятой цели снижения энергоёмкости на 40% российской экономики к 2020 году. Если эту цель выполнить, то получится снижение выбросов парниковых газов на 28% от 1990 года. Никто не верит, что это будет выполнено. Это заоблачные мечтания. Но даже если мы приблизимся к этой цели, выполним её, скажем, на ¾, то у нас будет снижение выбросов как раз на 25%. Шансов на это очень мало, но, по-моему, борьба ещё продолжается.

Ситуация с попутным газом и ВИЭ

По попутному нефтяному газу – очень слабые движения. После рекордного 2009 года, когда добились утилизации 81% попутного газа, в следующие годы процент стал ниже. Это отмечено в Докладе о кадастре выбросов, там видно, что 2010 год хуже предыдущего. Официальных данных по 2011 году пока нет. Ситуация совершенно неблагополучная. Но именно ругаемый сейчас Киотский протокол принёс пользу России, подтолкнув работы по утилизации попутного газа. Без него ухудшение ситуации с утилизацией было бы просто драматическим.

Что касается возобновляемых источников энергии. Объективно сейчас их использование просто не выгодно при тех ценовых ножницах между оптовыми ценами на электроэнергию и розничными. Сокращать этот разрыв энергетические компании не хотят. Поэтому государство лавирует между более сильным лобби традиционных энергетических компаний и более слабым лобби возобновляемой энергетики. Поэтому есть распоряжение Правительства от 4 октября, говорящее, что к середине 2013 года надо разработать параметры и схему сертификации объектов использования возобновляемых источников энергии и последующего применения к ним компенсационных тарифов. Но пока деталей этого нету, конкретных чисел нету, а дьявол, как всегда, в деталях. За ВИЭ предстоит борьба. Будем надеяться, что и в России появятся лоббисты солнечной и ветровой энергетики, а не только РусГидро.

Продвижение по чёрному углероду

Есть продвижение по такой малоизвестной проблеме как чёрный углерод. Это почти синоним слова «сажа», но более точный термин, основанный на оптических свойствах этого вещества. Это вещество в настоящее время никем не мониторится в России, хотя это канцероген. В более продвинутых странах выбросы сажи уже начали мерить отдельно от других загрязнителей. Рамочная конвенция ООН по изменению климата сажу не учитывает вообще. Сажа – это гораздо более сложный для учёта климатический компонент, хотя бы потому, что он действует гораздо сложнее парниковых газов. Сажа недолго находится в атмосфере: она может быть выброшена и тут же осядет с дождём или снегом. Если сажа выпадает на арктический белый снег и лёд, она резко изменяет их отражающую способность. Хотя отражающая способность изменится всего на несколько процентов, к примеру с 98% до 91%, в то же время поглощающая способность изменится в 3-4 раза – с 2% до 9%, а это очень серьёзно.

Инициаторами попыток осуществления контроля за выбросами сажи выступили ЮНЭП и США. Они очень серьёзно взялись за дело, подключили науку, сделали оценки, выяснили, что основными источниками выбросов сажи являются лесные пожары, примитивные печи, старые дизель-генераторы. И теперь образована Коалиция, в которую вошли 27 стран и Европейский союз. Это называется: «Рамочная коалиция Климат и чистый воздух». Это добровольное соглашение, не требующее ратификации, предусматривающее, что его участники добровольно, сами объявляют и реализуют меры по снижению выбросов метана, хлор-фторуглеродов и сажи. Именно сажа там новая вещь.

Почти чудом, перед встречей Восьмёрки удалось убедить шерпа, а шерпа представил это президенту, что присоединение к Коалиции не несёт угрозы экономическому развитию России. Было очень детальное и серьёзное обсуждение, в котором я участвовал. Шерпа понял, что угроза в том, что старые дизели придётся менять. Но это неплохо, для этого нужна солярка без серы [сера препятствует использованию фильтров для снижения выбросов сажи]. Тут проявились разногласия между Министерством экономики, которое хотело, чтобы солярка была хорошая и бизнесом, который не хотел ничего менять.

Министерство экономики, следуя громкому голосу учёных, например, из Института физики атмосферы, заявило, что угроз для экономики нет, поскольку мы и так хотим заменить допотопные мазутные котельные на более новые и современные, и мы хотим, чтобы солярка в нашей стране была лучше. А раз мы сами этого хотим, то это не внешние угрозы, а наши внутренние проблемы. И это сработало. Россия присоединилась к Коалиции.

Но теперь нужны конкретные действия, такие как мониторинг, к примеру. Но МПР [Министерство природных ресурсов] ничего делать не хочет. У них есть НИИ «Атмосфера», но там нет наработок по саже. Для этого нужен бюджет на исследования, это новое дело, новые измерения, как минимум в ста городах России, это измерения выпадения сажи на снег и лёд. Есть, кто готов это сделать, но им нужны деньги. На этом дело пока заклинило.

Теперь нужно давление на МПР, чтобы они преодолели бюрократическую лень. Будем надеяться, что пока будут реализованы хотя бы демонстрационные проекты, например, перевод автобусов Мурманска на газ. Хотя крупнейший источник сажи в России – это лесные пожары, но наиболее уязвимые регионы, это всё же Север. Поэтому имеет смысл демонстрационные проекты, например в Мурманской и Архангельской областях. Надо заменять старые дизеля и старые мазутные котельные. Понятно, что это надо делать в любом случае, но можно и в рамках этой Коалиции.

Андрей Ожаровский

idc.moscow@gmail.com